Если вы обладаете любой информацией о совершенных или готовящихся терактах, просьба обращаться в ФСБ России по телефонам:
+7 (495) 224-22-22     8 (800) 224-22-22

НАША ЗАДАЧА, КАК И ПРЕЖДЕ, - ПРЕДОТВРАТИТЬ ПРЕСТУПЛЕНИЕ (ФСБ закрывает "пустоты безопасности")

НАША ЗАДАЧА, КАК И ПРЕЖДЕ, - ПРЕДОТВРАТИТЬ ПРЕСТУПЛЕНИЕ (ФСБ закрывает "пустоты безопасности")
Владимир Шульц

(Интервью заместителя Директора ФСБ России Владимира Шульца общественно-политическому журналу "Наша власть: дела и лица", N1 [4] 2001 года

Деятельность органов государственной безопасности всегда была покрыта флером загадочности и таинственности. И это естественно: спецслужбы выполняют свою работу без лишних свидетелей и уж, конечно, без рекламы. Однако эта специфика имеет и обратную сторону, которая выражается в огромном количестве различного рода версий, слухов, а иногда и просто сплетен, что еще больше подогревает интерес общества к одному из "самых закрытых ведомств" страны.
Cегодня у наших читателей есть возможность узнать о работе лубянки, что называется, из первых рук. На вопросы "НВ" отвечает Статс-секретарь - заместитель Директора ФСБ России генерал-полковник Владимир Шульц.


- Владимир Леопольдович, наша беседа проходит на переломном этапе: закончился год, столетие. Что берут с собой в новое тысячелетие современные сотрудники Лубянки? Ведь историческое наследие ФСБ, согласитесь, неоднозначно.

- Прежде всего отмечу, что ФСБ является новой отечественной спецслужбой. Она была создана в 1995 году на базе Федеральной службы контрразведки. В этот год были приняты Законы "Об оперативно-розыскной деятельности" и "Об органах федеральной службы безопасности в Российской Федерации". Законодатель обозначил права и обязанности органов ФСБ, прописал механизмы контроля. В основу деятельности Службы были положены принципы законности и гуманизма, уважения и соблюдения прав и свобод человека и гражданина. В этом состоит качественное отличие нынешнего этапа от предшествующего, когда в деятельности органов госбезопасности доминировал так называемый принцип партийного руководства, примата политической целесообразности. Спецслужбы в прошлом были всегда послушным инструментом в руках власть предержащих.
Поэтому для нынешних сотрудников Лубянки верность закону, а не каким бы то ни было наша осмысленная, выстраданная позиция. Обозначив ФСБ в качестве новой спецслужбы, мы в то же время не отказались от своего исторического прошлого, открыто заявили: "История Лубянки двадцатого века - это наша история, какая бы горькая и трагическая она ни была". Критерий "инвентаризации" противоречивого наследия ФСБ был выбран такой - все, что работает на благо национальной безопасности, служит интересам развития и процветания России, должно быть сохранено и преумножено. Здесь профессиональные традиции, преемственность поколений особо значимы.
В то же время будет неверным говорить, что "точка отсчета" истории нашей Службы начинается с декабря 1917 года. Ведь исторические корни отечественных органов безопасности уходят вглубь веков, во времена формирования централизованного русского государства. Поэтому в нашем ведомственном знаке по праву слиты воедино двуглавый орел царской России и "щит и меч" - традиционный символ спецслужбы советской эпохи.

- Продолжая тему "рубежа веков", не могли бы Вы, как это сейчас принято, обозначить "десятку" лучших отечественных "бойцов невидимого фронта" - разведчиков и контрразведчиков, а также руководителей, сыгравших "знаковую" роль в судьбе ведомства, ответственного за безопасность страны?

- Среди руководителей на первое место я бы поставил Феликса Эдмундовича Дзержинского. Среди ценностей корпоративной социокультуры его образ по-прежнему занимает важное место. Высокие личные качества Дзержинского, неподкупность, бескорыстное служение "красной идее" признавали даже враги новой власти. На наш взгляд, это глубоко трагическая и до конца еще не познанная личность. Дзержинский сумел с окончанием гражданской войны пройти через своеобразный "катарсис" и из яростного ниспровергателя старого стать созидателем, организатором возрождения промышленности, транспорта, активным сторонником и подвижником НЭПа, борьбы с детской беспризорностью. Этот человек многое сделал для становления наших спецслужб.
Из руководителей более поздних времен мне хотелось бы выделить Юрия Владимировича Андропова. Под его руководством наше ведомство стало одной из мощнейших и уважаемых спецслужб мира. Существуют различные точки зрения о реформаторском потенциале Андропова - государственного деятеля, его нереализованных замыслах. Оставим этот вопрос историкам. На мой взгляд, важно подчеркнуть другое. Несомненно, это была цельная и сильная личность, человек, искренне веривший в идеалы своей молодости, в идеалы революционного преобразования мира.
В начале девяностых годов огромную роль в жизни, я бы даже уточнил - в судьбе нашей службы сыграл ее тогдашний руководитель Сергей Вадимович Степашин. Чего только тогда нам ни инкриминировали, какие только меры ни предлагали применить к ведомству и его сотрудникам - запрет на участие в общественной жизни, на государственные посты, хотели ввести закон о люстрации. Но Степашин сумел удержать ситуацию и сохранить основной кадровый костяк, сумел отделить зерна от плевел. В этом списке необходимо назвать Владимира Владимировича Путина и нынешнего руководителя ФСБ - Николая Платоновича Патрушева. Достоинства этих руководителей сейчас могут оценить все граждане нашей страны - уже по тому, как идет активное и не безуспешное наступление на терроризм, как налаживается ситуация в экономической и политической жизни России... Что касается "десятки" наших лучших разведчиков и контрразведчиков, то, честное слово, это сделать не так просто. Вряд ли еще есть в мире такая спецслужба, в которой имелось столь огромное число выдающихся бойцов "невидимого фронта". Я бы, в первую очередь, выделил "нелегалов", выполняющих свой долг в чужом окружении. Общество не скоро сможет узнать имена этих людей. Впрочем, сейчас можно назвать Кима Филби, Джорджа Блейка, Рудольфа Абеля. Но еще раз повторю, что назвать имена многих наших выдающихся разведчиков и контрразведчиков мы не можем. Такова специфика их работы.

- Сегодня много говорят и пишут о "новой угрозе демократии" - походе во власть представителей силовых ведомств и особенно чекистов. Тут фигурирует и сам Президент, и "губернаторы с Лубянки". Последний факт - победа на выборах руководителя Воронежской области генерала ФСБ Владимира Кулакова. Как бы Вы могли прокомментировать подобные опасения?

- Жаль терять хорошего работника - это я о Кулакове. Вместе с тем, факт избрания в первом туре ничего, кроме уважения и гордости за него, не вызывает. Явление, которое вы назвали "походом чекистов во власть", свидетельствует, что, во-первых, наступило время именно таких людей, наступило время их востребованности. А во-вторых, мы еще раз убеждаемся в высокой степени квалификации наших работников, не побоюсь этого слова - настоящей элиты общества. Людей, хорошо подготовленных как в юридическом, так и в морально-этическом аспектах.
Всяческие, пугающие общество рассуждения о наступлении "эпохи Пиночета", я решительно отвергаю. Конечно, сотрудники спецслужб - люди военные, но мы - часть нашего общества, причем, как мне кажется, самая законопослушная его часть. Более того, в нашей среде в большой мере сохранен, если хотите, некий "дух государственного служения", способность видеть "целое", защищать и отстаивать общенациональные интересы.
Столь же резкая реакция некоторых СМИ по поводу увеличения во властных структурах людей в погонах, в том числе бывших руководящих сотрудников СВР и ФСБ, на мой взгляд, вызвана тем, что военные стараются внести в процесс демократического развития страны элемент порядка и организованности. Некоторым членам нашего общества это не нравится, хотя в стремлении таким способом укрепить и общество, и государство нет ничего плохого. Некоторые еще до конца не уяснили, что если государство ослаблено, то никому от этого хорошо не будет. Люди хотят порядка и связывают свои надежды "с человеком в погонах". Другое дело, что не всегда ожидания избирателей оправдываются на практике.

- В концепции национальной безопасности подчеркивается, что в настоящее время внутренние угрозы нашему государству превалируют над внешними. По всей видимости, это накладывает особый отпечаток на сегодняшнюю деятельность ФСБ...

- Важнейшими задачами ФСБ, с гласно существующему законодательств являются обеспечение конституционной безопасности страны, ее экономической безопасности, в том числе и в кредитно-финансовой сфере. Мы также боремся с терроризмом, обеспечиваем безопасность вооруженных сил, в нашей же компетенции - защита государственных секретов. Действительно, надо отметить, что сегодня деятельность наших сотрудников проходит в очень сложных условиях - более сложных, чем те, в которых трудились наши предшественники. Как ни прискорбно об этом говорить, но наши границы слишком прозрачны. Нередко мы задерживаем незаконно находящихся н территории России иностранцев, наемников из других стран. И кому-то очень не нравится, что мы их укрепляем. Когда бы введен визовый режим с Грузией, на Россию обрушился просто шквал критики.
Сейчас, по данным коллег из МВД, по стране "гуляет" несколько сот тысяч единиц оружия, невиданный ранее размах приобрел наркобизнес. Все это является основой для широкого распространении терроризма. Тем не менее, мы настойчиво работаем. И, как и прежде, основная наш задача - не допустить, предотвратить преступление. Это главное. За последнее время предотвращено шесть взрывов в Москве, в Махачкале сумели разминировать машину, буквально нашпигованную взрывчаткой (полторы тонны!). Если бы она взорвалась, полквартала взлетело бы на воздух. Кстати, хотел в этом плане сделать упрек в адрес некоторых журналистов, которых почему-то мало интересует эта сторона нашей деятельности. На одном телеканале на предложение показать сюжет о несостоявшемся взрыве нам ответили: "Это неинтересно, вот если бы "ахнуло", тогда бы и показали". Такой же метод упреждающего воздействия мы применяем в борьбе с иностранными спецслужбами. Их активность в прошлом году на территории России оставалась достаточно высокой. За этот период была пресечена деятельность 11 иностранных разведчиков. В поле зрения наших работников находилось более 400 кадровых сотрудников зарубежных спецслужб. Нами была проведена на первый взгляд незаметная, но в целом эффективная работа по предотвращению утечки секретной информации, вербовки российских граждан.

- Ваша служба, являясь одним из элементов исполнительной власти, находится в прямом подчинении Президента, выходца из ФСБ. Естественно, что в "этой вертикали" у вас нет проблем. А как обстоят дела во взаимоотношениях Лубянки с другими ветвями власти?

- Свои отношения со всеми ветвями власти мы строим на правовой основе. Хорошо понимаем интерес всех слоев общества к деятельности ФСБ и стараемся, в пределах возможного, этот интерес удовлетворить. Круг деятельности нашей службы определен Федеральным законом "Об органах федеральной службы безопасности в Российской Федерации", и мы делаем все, чтобы не выходить за рамки своих полномочий. Хотя часто бывает и так, что законодательная база отстает от жизни...
Как известно, ФСБ не обладает правом законодательной инициативы. Но наши предложения, как правило, находят отклик в Федеральном Собрании.

- Важнейшей задачей ФСБ является борьба с терроризмом. И в этом смысле в нашей беседе никак не обойти проблему Чечни. Подавляющее большинство россиян ждет от чекистов значимых, осязаемых успехов в борьбе с главарями боевиков, ждет суда над такими одиозными фигурами, как Басаев, Хаттаб, Бараев. Когда произойдет окончательный перелом в борьбе с незаконными вооруженными формированиями?

- Во-первых, нужно обязательно подчеркнуть: терроризм - это проблема не только Чечни. Чечня - это тот своеобразный оселок, на котором проверяется целостность России. Мы имеем доказательства прямой поддержки мировыми террористическими кругами чеченских бандитских формирований, их финансовой подпитки. Можно прямо утверждать, что существовать без помощи извне они бы не могли. Теперь, что касается обезвреживания главарей. Это задача дня, на это направлены действия, всех федеральных сил, находящихся в Чечне, в том числе и представителей нашей службы.В этом противоборстве сегодня мы встречаем определенные трудности -зима,часть боевиков ушла в города, другие легализовались, у многих из них наши бывшие советские паспорта, затруднен также поиск и тех, кто остался в горах и лесах. Но, тем не менее, определенные успехи у федеральных сил имеются.
В первую очередь мы стараемся захватить этих людей живыми, чтобы они понесли наказание в цивилизованном порядке - по результатам следствия и приговору суда. Чтобы и потенциальные террористы видели, что наказание неотвратимо. И делали правильные выводы...

- Прокомментируйте, пожалуста, дело Поупа. Вокруг него бы столько шума...

- С самого начала было ясно, что это чисто шпионское дело. Поупа интересовало конкретное отечественное ноу-хау, позволяющее с высокой эффективностью бороться с подводными лодками противника. Это уникальное оружие, не имеющее аналогов в мире. По предварительным данным, только для того, чтобы подойти к подобной разработке, понадобилось бы несколько миллионов долларов. А тут рассчитывали завладеть секретнейшим материалом всего за 14 тысяч. Поуп - первый за последние 40 лет гражданин США, не дипломат, задержанный за шпионаж на территории России.

- А Поуп действительно болен? - Его обследовали и наши врачи, и специалисты из кремлевского медицинского центра и ничего не установили. Никаких противопоказаний против содержания его в Лефортово не было...

- Понятно, что контрразведывательный потенциал ФСБ в новом веке будут определять кому сейчас за двадцать. Как известно, "ахиллесовой пятой" силовых ведомств является уход со службы молодых офицеров. Как решается эта проблема в ФСБ?

- Должен отметить, что конкурс на вступительных экзаменах в Академию ФСБ России традиционно высок. Молодых людей привлекает возможность получить уникальное образование - юридическое, военное, специальное. Как складываются их судьбы по окончания Академии?.. У каждого свой путь. Некоторые, конечно, уходят - на специалистов такой квалификации спрос особый.
В настоящее время, и это хотелось подчеркнуть особо, у нас идет нормальная ротация кадров. Такой картины, которая была несколько лет назад, когда мы теряли наш "золотой фонд", сегодня не наблюдается.