Если вы обладаете любой информацией о совершенных или готовящихся терактах, просьба обращаться в ФСБ России по телефонам:
+7 (495) 224-22-22     8 (800) 224-22-22

СЛЕДСТВИЕ ВЕДЕТ ФСБ

СЛЕДСТВИЕ ВЕДЕТ ФСБ
Николай Патрушев
(Директор ФСБ России)
“Аргументы и факты”. N 40. 04.10.2006 года


НЕ ТОЛЬКО Генпрокуратура занимается расследованием громких уголовных дел. На счету Следственного управления Федеральной службы безопасности не менее крупные и значимые расследования. О делах по шпионажу, терроризму, коррупции главному редактору «АиФ» Николаю ЗЯТЬКОВУ рассказал директор ФСБ России Николай Платонович ПАТРУШЕВ

ЗАКОНОМЕРНЫМ итогом контрразведывательной деятельности, как правило, является расследование уголовных дел о государственной измене и шпионаже, разглашении государственной тайны. Борьба с терроризмом, контрабандой, незаконным оборотом наркотических средств и оружия естественным образом включает в себя их расследование. Большое количество уголовных дел связано с расследованием преступлений, посягающих на экономическую безопасность государства, а также касающихся незаконного пересечения государственной границы. Поэтому важная роль в деятельности органов безопасности отводится осуществлению предварительного следствия во главе со Следственным управлением ФСБ России.

ПОУП БЫЛ НАСТОЯЩИМ ШПИОНОМ

Н. Зятьков: Николай Платонович, недавно за шпионаж в пользу Германии на 12 лет был осуждён А. Думенков. Преступления, связанные с государственной изменой, шпионажем и разглашением государственной тайны, почему-то совершаются в последнее время слишком часто…

Н. Патрушев: В недавнем прошлом в условиях противоборства двух систем, олицетворением которых были США и СССР, зарубежные спецслужбы вели активную деятельность по добыванию разведывательной информации в различных сферах деятельности нашей страны: политической, экономической, военной, научно-технической. И как следствие органами госбезопасности было разоблачено немало шпионов, расследовались уголовные дела о шпионаже и измене Родине.

Произошедшие в мире глобальные изменения, распад Советского Союза, окончание эры двухполюсного мира конфронтации, установление партнёрских отношений России с США и другими странами Запада, процесс глобализации мировой экономики могли кое у кого создать иллюзию, что активность иностранных спецслужб в проведении подрывной деятельности по отношению к нашему государству должна снизиться.

Однако это далеко не так. Иностранные спецслужбы, оставаясь важным, порой незаменимым инструментом в руках своих правительств, отнюдь не снизили активности по добыванию различной информации о нашей стране, используя для этого весь арсенал специальных методов, прежде всего агентурное проникновение и самые современные средства технической разведки.

Поэтому органы безопасности, как и в прежние времена, вынуждены вести активное противоборство со своими противниками. И весьма показательно, что в 1962 году органами безопасности была пресечена шпионская деятельность агента американских и английских спецслужб полковника ГРУ Пеньковского, а спустя более чем 40 лет (в декабре 2004 года) — шпионская деятельность английского агента бывшего сотрудника военной разведки полковника Скрипаля.

Н. Зятьков: Иной раз высказывается мнение, что у России не осталось секретов, а любую информацию можно найти в Интернете…

Н. Патрушев: Это не так. Нам есть что охранять. Неслучайно зарубежные разведорганы с каждым годом наращивают усилия по добыванию секретных сведений. Свидетельство тому — результаты расследования уголовных дел в отношении Бабкина, Калядина, Сутягина, Данилова, Носика, Смаля, Белошапкина, Норика и других.

Так, бывший кадровый разведчик ВМС США Поуп при содействии заведующего кафедрой МГТУ им. Н. Э. Баумана Бабкина собирал в интересах американского военно-промышленного комплекса техническую документацию по созданию не имеющего аналога не только в США, но и в мире противолодочного ракетного комплекса «Шквал», состоящего на вооружении ВМФ России.

Для достижения своих разведывательных целей иностранные спецслужбы осуществляют целенаправленный поиск источников, имеющих доступ к особо ценной информации, в том числе в российских Вооружённых силах и других силовых ведомствах. При этом всё реже по делам названной категории в качестве вещественных доказательств фигурирует шпионское снаряжение в его классическом виде. Иностранные спецслужбы теперь используют, как правило, последние образцы компьютерных технологий и средств доставки информации. В результате выявить лицо, совершившее государственную измену, а тем более уличить в шпионаже профессиональных сотрудников спецслужб можно лишь в результате выверенной до мельчайших деталей совместной работы контрразведки и следствия.

В числе расследованных за последнее время уголовных дел в отношении агентов иностранных спецслужб особо выделяются дела государственных изменников Запорожского, Старины, Оямяэ, Сыпачева и Вялкова. К ним также относятся дела уже упомянутых Скрипаля, осуждённого за шпионаж в пользу английской разведки, и Думенкова, занимавшегося по заданию представителя иностранной военной разведки сбором сведений о российских системах предупреждения ракетного нападения и обнаружения пуска ракет, а также о современных военных разработках лазерного оружия и лазерных систем наведения.

В целом, с учётом уровня активности иностранных спецслужб и того, насколько часто совершаются преступления, связанные с государственной изменой, считаем, что наша работа по выявлению и разоблачению шпионов должна постоянно совершенствоваться.

Н. Зятьков: В последнее время ФСБ нередко обвиняют в преследованиях, якобы безосновательных, представителей отечественной науки, в том числе упомянутых вами Данилова и Сутягина…

Н. Патрушев: Наверное, всем должно быть понятно, что даже самое либеральное государство не потерпит разглашения сведений, составляющих государственную тайну.

К сожалению, нередки случаи, когда отдельные лица, обладающие доступом к ним, зачастую из корыстных побуждений передают секретные сведения самой различной направленности представителям зарубежных государств, криминальным структурам и недобросовестным коммерсантам. В результате обороноспособности и экономике государства наносится значительный ущерб. Так, следователями органов безопасности ежегодно возбуждается порядка 60 уголовных дел по статье 283 УК России («разглашение государственной тайны». — Ред.). Учитывая рост внимания к ним со стороны общества, ФСБ России старается максимально идти навстречу в освещении хода расследования таких дел.

Вопреки отдельным имеющимся суждениям о нарушении при этом прав человека органы безопасности в своей деятельности не руководствуются политической конъюнктурой или так называемым «духом времени», а исходят из неукоснительного соблюдения буквы закона. Если же кого-то не устраивает закон, то есть возможность использовать установленный порядок его изменения. Хочу отметить также, что следственные органы не выносят решений о виновности того или иного лица — это прерогатива исключительно суда.

Одновременно с предварительным расследованием преступления устанавливаются и обстоятельства, способствовавшие его совершению. Признав их не исключающими возможность совершения новых преступлений, следователи вносят в организации или соответствующим должностным лицам представления по устранению указанных обстоятельств или других предпосылок нарушений закона. Так, по результатам расследования уголовных дел о преступлениях в сфере защиты государственной тайны в 2005 году было внесено свыше 30 таких представлений, а в первом полугодии текущего года — 13.

НАЙДЕМ И НАКАЖЕМ ВСЕХ ТЕРРОРИСТОВ

Н. Зятьков: Для общества сегодня, пожалуй, самый актуальный вопрос — защита от терроризма. Как расследуются эти уголовные дела?

Н. Патрушев: Международный терроризм на современном этапе представляет собой главный вызов мировой стабильности. Не миновал он и Россию, неся реальную угрозу её национальной безопасности.

В связи с этим расследование уголовных дел о преступлениях террористического характера является одним из важнейших направлений деятельности следственных подразделений ФСБ России. Только в 2005 году расследовались 144 уголовных дела в отношении 228 человек. Причём порядок их возбуждения и расследования ничем не отличается от порядка возбуждения и расследования уголовного дела о любом другом преступлении, за одним исключением. Если в отношении лица, подозреваемого в совершении хотя бы одного из преступлений террористического характера, избрана мера пресечения, в том числе в виде заключения под стражу, то обвинение такому лицу должно быть предъявлено в течение 30 суток, в то время как в других случаях обвинение должно быть предъявлено не позднее 10 суток. Одним из инициаторов введения данной нормы наряду с другими федеральными органами исполнительной власти выступала ФСБ России.

Мы принимаем самое активное участие в нормотворческой деятельности, а все наши предложения, направленные на совершенствование законодательства в сфере противодействия терроризму, основываются на правоприменительной практике, в том числе на базе изучения материалов уголовных дел о преступлениях террористической направленности.

Так, ФСБ России принимала активное участие в разработке Федерального закона «О противодействии терроризму», по-новому выстроившего государственную систему противодействия терроризму, в которой задействованы фактически все органы государственной власти Российской Федерации. Даны новые определения понятий «терроризм», «террористический акт», что имеет важное практическое значение. После принятия Федерального закона «О противодействии терроризму» и изменения отдельных законодательных актов в связи с ратификацией Конвенции Совета Европы о предупреждении терроризма в арсенале правоохранительных органов появился новый правовой инструментарий, позволяющий привлекать к уголовной ответственности за публичные призывы к терроризму, его публичное оправдание и за финансирование терроризма, а не только акта терроризма либо террористической организации (как это было предусмотрено старой редакцией ст. 205.1 УК России).

Более детально вопросы совершенствования системы государственного управления в сфере противодействия терроризму раскрыты в Указе Президента Российской Федерации от 15 февраля 2006 г. № 116 «О мерах по противодействию терроризму», в соответствии с которым создан и начал функционировать Национальный антитеррористический комитет. На местах созданы оперативные штабы, которые функционируют в повседневном режиме. Возглавляют их руководители территориальных органов безопасности.

ЗА ПОСЛЕДНИЕ 11 лет по делам, связанным с терроризмом, было осуждено 186 человек. В их числе — Крымшамхалов и Деккушев, совершившие взрывы жилых домов в 1999 году в городах Москве и Волгодонске, Колчин и Акишин, признанные виновными в убийстве депутата Госдумы Г. Старовойтовой, бывший начальник штаба возглавляемых Масхадовым бандформирований Хасуханов, а также Леча Исламов, который в 1999–2000 годах организовывал сопротивление федеральным войскам в Грозном, координировал деятельность бандформирований Закаева, Басаева, Гелаева и их финансирование из-за границы, и др.

Розыск остальных террористов и следствие по их уголовным делам будут продолжены вплоть до их задержания, где бы они ни находились, в том числе за пределами России, и осуждения.

Н. Зятьков: Николай Платонович, различными государственными и общественными деятелями, в том числе и вами, неоднократно заявлялось о необходимости расширения международного сотрудничества в борьбе с терроризмом. Как это происходит на практике применительно к обсуждаемому вопросу?

Н. Патрушев: Поскольку терроризм сегодня — одна из наиболее опасных проблем глобального масштаба, очевидно, что борьба с ним требует объединения усилий всего мирового сообщества.

Ратификация Российской Федерацией в октябре 1999 года Европейской Конвенции о взаимной правовой помощи по уголовным делам от 20 апреля 1959 года и Дополнительного протокола к ней от 17 марта 1978 года создала органам федеральной службы безопасности условия, упрощающие процесс обмена следственными поручениями с целым рядом государств — участников Конвенции. Соответствующим федеральным законом определён механизм направления международных следственных поручений, не требующих санкции судьи или прокурора. Следственные подразделения получили возможность направлять запросы о правовой помощи напрямую в правоохранительные органы зарубежных государств, минуя инстанции Генеральной прокуратуры, МИДа и его консульских подразделений в странах Европы.

Хорошим примером такого взаимодействия служат контакты с французскими и английскими коллегами в ходе расследования уголовного дела в отношении гражданина Алжира Бурахли, который в конце мая 2001 года незаконно пересёк границу Российской Федерации и Грузии и на территории Чеченской Республики вступил в бандформирование.

В ходе следствия были получены требовавшие серьёзной проверки данные о возможной причастности Бурахли к совершению преступлений, в том числе террористической направленности, на территории Франции и Великобритании. Об этом незамедлительно были проинформированы наши зарубежные партнёры, которые обратились с просьбой провести ряд следственных действий с его участием. В июне и сентябре прошлого года представители французских и английских правоохранительных органов и спецслужб впервые в практике работы Следственного управления присутствовали на допросах Бурахли, в ходе которых получили интересующую их информацию.

В свою очередь, у наших следователей также возникла необходимость проведения ряда следственных действий на территории Франции с участием членов так называемых «чеченских ячеек», которые были задержаны французскими властями по подозрению в подготовке терактов на территории Европы, в том числе и в отношении посольства России в Париже. Партнёры пригласили наших сотрудников для участия в допросах и проведения оперативно-разыскных мероприятий и передали большое количество документов, содержащих значимую для нас информацию.

К сожалению, на характере сотрудничества с некоторыми зарубежными партнёрами всё ещё сказывается продолжающееся применение по отношению к России политики двойных стандартов. Предоставление террористам, их пособникам и спонсорам убежища, отказ под надуманными предлогами в их экстрадиции в Россию фактически являются оправданием и, более того, поощрением их преступлений. Подтверждением тому является свободное пребывание на территории зарубежных государств наиболее одиозных членов террористических организаций Удугова, Закаева, Нухаева и ряда других лиц. Такая позиция подрывает единство и взаимное доверие участников антитеррористической коалиции.

Н. Зятьков: А как развивается подобное сотрудничество с коллегами из государств СНГ?

Н. Патрушев: Мы сотрудничаем с ними в рамках Минской Конвенции о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам от 22 января 1993 года, которая позволяет достаточно эффективно решать возникающие проблемы и вести со следственными подразделениями спецслужб государств — участников СНГ интенсивный обмен международными следственными поручениями.

Приведу лишь несколько примеров. В апреле 2004 года КГБ Республики Беларусь был задержан при попытке незаконного пересечения государственной границы Республики Беларусь активный участник бандформирований Битиев, объявленный Управлением ФСБ по Чеченской Республике в федеральный розыск. О факте задержания мы были незамедлительно проинформированы нашими белорусскими коллегами. В сжатые сроки властями Беларуси было принято положительное решение об экстрадиции Битиева на территорию России. В конце 2004 г. он осуждён на 12 лет лишения свободы.

Со своей стороны мы также принимаем все меры по оказанию правовой помощи нашим коллегам. Так, для исполнения поручения Следственного управления Службы безопасности Украины по уголовному делу в отношении ряда лиц, обвиняемых в совершении контрабанды, теракта и незаконного обращения с оружием, нами было организовано проведение следственных действий по данному уголовному делу. Причём они проводились на территории Москвы и Удмуртской Республики в присутствии сотрудников СБ Украины.

2500 ЧИНОВНИКОВ ПОДОЗРЕВАЮТСЯ В КОРРУПЦИИ

Н. Зятьков: Ещё одна глобальная проблема сегодня — борьба с коррупцией. Ваше ведомство расследует коррупционные дела?

Н. Патрушев: Коррумпированное поведение должностных лиц дискредитирует власть, при этом государственный аппарат теряет надёжность и управляемость. Коррупция отсекает от предпринимательской деятельности честных людей, приводит к преобладанию авантюрного, спекулятивного капитала в ущерб производственному. В то же время, отмечая высокий уровень коррупции, следует обратить внимание на недостаточно развитую антикоррупционную законодательную базу. Как было отмечено в докладе Генеральной прокуратуры Российской Федерации «О состоянии законности и правопорядка в Российской Федерации в 2005 году», отсутствие нормативного закрепления исчерпывающего перечня коррупционных преступлений существенно осложняет реализацию антикоррупционной уголовной политики, в том числе мониторинг коррупционных преступлений, препятствует оптимальному разграничению компетенции и сфер ответственности субъектов антикоррупционной политики.

В настоящее время практика складывается таким образом, что коррупционными преступлениями, как правило, принято считать должностные преступления, то есть преступления против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления.

Расследовать уголовные дела о таких преступлениях следователи органов безопасности могут только в связи с расследованием уголовных дел, возбуждённых в рамках нашей прямой либо альтернативной подследственности. В то же время органы безопасности не только вправе, но и обязаны проводить оперативно-разыскные мероприятия по выявлению и пресечению фактов коррупции. Впоследствии, когда нами собраны улики, достаточные для возбуждения уголовного дела, все материалы передаются в прокуратуру, которая и осуществляет дальнейшее расследование — таковы требования закона. Таким образом, в течение последнего времени органами безопасности пресечена преступная деятельность целого ряда высокопоставленных чиновников федеральных органов власти и управления. Всего по материалам органов безопасности, связанным с фактами коррупции, правоохранительными органами в 2005 году было возбуждено 960 уголовных дел, в настоящее время проверяются материалы в отношении более 2500 чиновников различного уровня.

Непосредственно следственными подразделениями органов безопасности за период с 2003 года осуществлялось уголовное преследование более 50 лиц, причастных в числе других преступлений и к коррупции.

Например, недавно в Мосгорсуде завершено рассмотрение уголовного дела в отношении заместителя директора одного из департаментов Министерства финансов России Михайлова, а также гражданина США советника президента Международного инвестиционного банка Киржнева и гражданина Грузии учредителя VIP клуба «Националь» Карчавы. В частности, Михайлову наряду с разглашением государственной тайны инкриминировалось получение взятки в крупном размере и злоупотребление должностными полномочиями, а Киржневу и Карчаве, соответственно, дача взятки и ряд других преступлений. Приговором суда Михайлов, Киржнев и Карчава осуждены к лишению свободы.

Также следователи органов безопасности нередко привлекаются для расследования коррупционных преступлений и в составе межведомственных следственно-оперативных групп, создаваемых прокуратурой. Один из таких примеров — дело так называемых «оборотней в погонах».

Н. Зятьков: Николай Платонович, в последнее время всё чаще муссируется вопрос о создании единого федерального следственного органа. Каково ваше мнение по этому поводу?

Н. Патрушев: Насколько я знаю, этот вопрос обсуждался ранее, но у меня нет оснований возражать против создания такого органа. Однако считаю, что расследование ряда тяжких и особо тяжких преступлений против государственной власти и общественной безопасности, таких как государственная измена, шпионаж, разглашение государственной тайны, террористический акт и некоторые другие, обязательно должно остаться в компетенции Федеральной службы безопасности.

Н. Зятьков: С января этого года подведомственные ФСБ следственные изоляторы перешли в состав уголовной исполнительной системы…

Н. Патрушев: Процесс передачи был продиктован выполнением Российской Федерацией взятых на себя при вступлении в Совет Европы ряда обязательств, в числе которых оговаривалась отмена права ФСБ России иметь в своём ведении и управлять центрами предварительного заключения. С передачей наших СИЗО в состав Федеральной службы исполнения наказаний изменилась только их ведомственная принадлежность, а порядок функционирования этих учреждений остался прежним. Это никак не отразилось на процессе расследования уголовных дел и обеспечении участия лиц, содержащихся под стражей, в следственных действиях.

Н. Зятьков: Николай Платонович, в последнее время активно обсуждается тема российско-грузинских отношений. В этой связи хотелось бы услышать ваше мнение по этой проблеме.

Н. Патрушев: Идя на сознательное обострение отношений с Россией и провоцируя очередной виток напряжённости, М. Саакашвили пытается решить свои внешне- и внутриполитические конъюнктурные задачи.

Как известно, процесс объединения Грузии и России начался в XVIII веке с подписания в 1783 году Георгиевского трактата, заключённого по инициативе грузинского царя Ираклия II, который понимал, что без сильного и надёжного союзника невозможно спасти грузинскую нацию от геноцида и ассимиляции со стороны восточных соседей.

Именно вступление в состав России стало для грузинского народа гарантией поступательного развития, прекратило междоусобицы, обеспечило условия для развития экономики, культуры и национальных традиций.

Вместе с тем в настоящее время грузинское руководство активно проводит политику по нагнетанию напряжённости в отношениях с Россией и пытается сформировать в её лице образ врага. Это обусловлено попытками М. Саакашвили и его команды снять с себя ответственность за нарастание кризисных явлений в социально-экономической сфере и усиление дезинтеграционных процессов.

При этом каких-либо признаков прогресса не отмечается ни в одной области, за исключением военной, на развитие которой затрачиваются огромные финансовые средства, в основном получаемые из-за рубежа. Процветают преступность и коррупция. Доверие грузинского населения к руководству страны и персонально М. Саакашвили падает, возрастает недовольство населения и активизируется оппозиция. Именно эти обстоятельства и вынудили руководство Грузии, серьёзно обеспокоенное своим политическим благополучием, пойти на откровенно антидемократичные действия, выразившиеся в переносе даты выборов в местные органы власти с декабря на 5 октября 2006 года. А, кстати говоря, и антироссийские действия последних дней также связаны с попыткой поднять рейтинг действующей власти накануне выборов. К этому относятся репрессивные меры в отношении лидеров и активистов оппозиционных сил, войсковая операция в Кодорском ущелье и провокация в отношении российских офицеров.

Наряду с этим грузинское руководство постоянно инициирует обострение ситуации в зонах грузино-абхазского и грузино-югоосетинского конфликтов. Подобные непродуманные и безответственные шаги могут привести к повторному конфликту, который уже унёс тысячи жизней, разрушил экономику и подорвал основы безопасности в регионе.

Участие же России в урегулировании ситуации обусловлено исторической ролью в этом регионе и позволяет поддерживать мир между народами.

В настоящее время говорить о возможности добровольного возвращения указанных республик под юрисдикцию Тбилиси, тем более с учётом происходящих там событий и отношения населения, не приходится. Грузинское руководство само лишило себя такой возможности, предпринимая попытки восстановить территориальную целостность страны силовым путём.



Телефон доверия: (495) 224-2222 (круглосуточно)
Почтовый адрес: г.Москва. 107031, ул.Большая Лубянка, дом 1/3

© 2017. © Федеральная служба безопасности Российской Федерации. 1999 - 2017 г.
При использовании материалов ссылка на сайт ФСБ России обязательна.