Если вы обладаете любой информацией о совершенных или готовящихся терактах, просьба обращаться в ФСБ России по телефону: +7 (495) 224-22-22

ПОДПОЛЬНАЯ "ЯВКА" В ЦЕНТРЕ МОСКВЫ

ПОДПОЛЬНАЯ "ЯВКА" В ЦЕНТРЕ МОСКВЫ
Людмила ОВЧИННИКОВА
18.01.2002
"Трибуна" (Москва).
 Александра Демьянова можно поставить в один ряд с такими выдающимися разведчиками, как Рихард Зорге и Николай Кузнецов. Подвиг этого отважного человека до сих пор не оценен по достоинству. С его именем связана одна из таинственных и успешных операций Великой Отечественной войны

Москва, декабрь 1941 года. Окна, заклеенные бумажными полосками, выстрелы зениток. А за плотно закрытыми шторами разговор шепотом: "Недолго осталось. Скоро немцы будут в Москве..." В крохотной комнате приюта при Новодевичьем монастыре обитавший здесь бывший предводитель Нижегородского дворянства князь Глебов принимал своих "единомышленников". К нему приехал инженер-электрик "Мосфильма" Александр Петрович Демьянов с женой Татьяной Березанцевой. Пили чай с сахарином и говорили о скором поражении Красной Армии.

Всего через несколько дней Александр Демьянов перейдет через линию фронта, чтобы сдаться немцам. На "той стороне" он расскажет о том, что в Москве создана подпольная организация под названием "Престол", которая готова сотрудничать с немцами. В подпольную организацию входили князь Глебов, поэт Садовский, написавший оду в честь побед немецкого оружия, искусствовед Сидоров, учившийся в Германии, написавший книги о немецкой живописи, и другие лица.

Это "московское подполье" было придумано советской разведкой. Одни в этом "подполье" на самом деле ждали прихода немцев в Москву, другие искусно разыгрывали роль "заговорщиков"... Были определены явки, пароли, конспиративные квартиры - все, как полагается.

Об этой необычной истории мне рассказал ветеран разведки, подполковник в отставке Игорь Александрович Щорс, один из потомков героя гражданской войны Николая Щорса. В годы Великой Отечественной войны И.А. Щорс работал в четвертом управлении НКВД под началом легендарного генерала П.А. Судоплатова.

Однако зачем же надо было создавать в прифронтовой Москве ложное "подполье"? В те дни было задумано масштабное по своему характеру состязание с абвером. На улицах Москвы с первых дней войны задерживали немецких диверсантов. Офицеры советской разведки решили устроить для них ловушку - передать им "надежные адреса", где их примут, "подпольщики". Эту операцию, которой руководил П.А. Судоплатов, назвали "Монастырь". Впоследствии перед участниками этой операции будут поставлены другие важные стратегические задачи.

Прежде всего, предстояло сообщить немецкому командованию о существовании "московского подполья". На роль "перебежчика" был выбран Александр Петрович Демьянов. Это был человек, известный в кругах творческой интеллигенции. Библиофил, почитатель музыки, спортсмен, лихой наездник. Его жена Татьяна Березанцева работала на "Мосфильме" помощником режиссера. В их доме бывали многие известные актеры и режиссеры.

И.А. Щорс был одним из немногих, кто знал Демьянова. Многие задания Демьянов успешно выполнил благодаря аналитическому уму, отваге и смекалке самого Щорса.

- Александр Демьянов был родом из семьи потомственных военных, - рассказывал Игорь Александрович. - Его прадеду, атаману Головатому, был установлен памятник в Тамани. Его отец - офицер, участник Первой мировой войны - умер от ран в 1915 году. Брат отца во время Гражданской войны служил начальником контрразведки в штабе Врангеля. Мать Александра Демьянова, окончившая Бестужевские курсы, признанная красавица, была принята в аристократических домах Санкт-Петербурга. Ее помнили в кругах эмиграции в Берлине и Париже. Разрабатывая операцию "Монастырь", советские разведчики надеялись, что эти семейные обстоятельства помогут Александру Петровичу выполнить в тылу врага нелегкое задание - убедить, что в Москве существует прогерманское подполье.

...В декабре 1941 года под Гжатском в сторону немцев на лыжах бросился человек. Он кричал по-немецки, размахивая полотенцем: "Не стреляйте!" С нашей стороны поверх его головы летели пули. Скатившись в немецкий окоп, перебежчик сказал: "Отведите меня в штаб. Я хочу сделать важное сообщение".

Впоследствии в своих воспоминаниях Александр Демьянов написал: "Меня допрашивали офицеры абвера. Перекрестные вопросы: "Кто послал? Кто члены организации? Их адреса?" Я повторял придуманную версию. Однажды на допросе сказали: "Говори правду или расстрел!" Меня поставили к стенке сарая. Выстрелы. Над моей головой посыпались щепки. Так инсценировали расстрел ради устрашения".

В те дни в судьбу Александра Демьянова вмешался случай. Впрочем, и этот случай расчетливо был предусмотрен советской разведкой. Демьянов назвал имя генерала Улагая, который был другом их семьи в Петербурге. В годы Гражданской войны Улагай воевал под командованием Врангеля. После поражения на Кубани бежал за границу. В годы Второй мировой войны стал служить немецкому командованию. На допросе Демьянов назвал его имя. Улагай подтвердил, что знает Александра и поручился за него.

Демьянов готовится к возвращению в Москву, где его ждут "подпольщики". В Смоленске в разведшколе абвера проходит обучение. Получает задание: вести разведку, производить диверсии.

...Ночью из-под крыла самолета со свастикой прыгнул парашютист. Приземлился в заснеженном лесу. Утром пошел к деревне. Подтаявший снег покрылся коркой, и человек падал, обдирая руки... "Что за деревня?" - спросил он у околицы. Его отвели к председателю. "Кто вы такой?" Человек просил отправить его в Ярославль. Ночью в деревне слышали шум немецкого самолета, видели купол парашюта. "Да что на него смотреть? - закричали женщины. - Бейте его!"

Председатель сельсовета повез этого неизвестного в Ярославль, в управление НКВД. Там парашютист назвал номер московского телефона. "Немедленно в машину! В Москву!" - раздался в трубке властный голос. Так Александр Демьянов вернулся из-за линии фронта.

Впоследствии в своих воспоминаниях А.П. Демьянов написал: "Через две недели после возвращения я впервые вышел в эфир. Сообщил немецкой разведке сведения, согласованные с командованием".

Другим "подпольщикам" отводилась эпизодическая роль. Немецкие диверсанты, зная их адреса, могли прийти и убедиться, что есть такие люди, готовые услужить немцам. Однако рация была только у Демьянова. А это значит - все нити "подполья" были в его руках.

"Подпольная явка" для немецких диверсантов была устроена не где-нибудь на задворках, а в самом центре Москвы, на Садово-Самотечной, в квартире Александра Демьянова. Старинная мебель, книжные шкафы, пианино. Еще в Смоленске Александр Петрович назвал в абвере адрес еще одного мнимого подпольщика. Помочь разведке согласился отец Татьяны - профессор Б.А. Березанцев. Это был известный в Москве врач-психоневролог. Он вел на дому частную практику. Появившись в Москве немецкие "курьеры" будут приходить к нему под видом больных. Профессор Березанцев сообщит по телефону Александру Петровичу, что прибыли "гости". Свою квартиру как "конспиративную" предоставил и искусствовед Сидоров. Он тоже готов был стать участником борьбы с абвером.

О самой идее проведения масштабной операции "Монастырь" было предварительно доложено И.В. Сталину. К ее разработке были привлечены значительные силы. Как написал в своих воспоминаниях П.А. Судоплатов, все радиограммы, которые передавал немцам Александр Демьянов (псевдоним "Гейне"), готовились в оперативном управлении Генштаба Красной Армии под руководством генерала С.М. Штеменко, затем утверждались в Разведуправлении и передавались в управление, которым руководил П.А. Судоплатов.

"ЖЕЛЕЗНЫЙ КРЕСТ" И КРАСНУЮ ЗВЕЗДУ ОН ПОЛУЧИЛ ЗА ОДНУ ОПЕРАЦИЮ

Александр Петрович настраивает рацию, чтобы уловить в эфире позывные немецкого радиста. Он передает в абвер радиограмму о том, что ему удалось устроиться на работу в Наркомат путей сообщения.

- Почему же Демьянова определили на работу в этот наркомат?

- Тот, кто знает о передвижении войск и техники по железным дорогам, может проникнуть в стратегические замыслы противника, - рассказывает Игорь Александрович Щорс. - В той игре, которую наша разведка затеяла с абвером. Демьянову отводилась важная роль. Он должен был передавать такие радиограммы, которые создавали бы ложное впечатление о том, где на самом деле скапливаются наши резервы.

- Как же это происходило на самом деле?

- Александр Петрович передает немцам шифровку о том, что ему якобы стало известно, будто составы с живой силой и техникой движутся в направлении города Р. То есть туда, где на самом деле не планируется наступление наших войск. Где-то в немецких штабах считают, что узнали военную тайну. На самом деле по путям, указанным в радиограммах, шли платформы с бревнами, покрытыми брезентом, наглухо закрытые теплушки. Их пускали на тот случай, если кто-то, о ком нам неизвестно, тоже ведет наблюдение за железной дорогой и проверяет сообщения Демьянова.

...На прием к доктору Березанцеву записались двое офицеров. Зашли в кабинет и назвали пароль. Вскоре под негласным надзором они отправились в дом Демьяновых. Условный стук в дверь. Татьяна метнулась к мужу: "Это они!" "Успокойся и сядь с книгой".

Вошли двое в форме офицеров Красной Армии. Выкладывают на стол рацию, пачки денег. Демьянов предлагает им переночевать. Однако оставаться в их доме надолго нельзя. Это слишком опасно. В чай, которым угощают "гостей", Татьяна подсыпает снотворное. Ночью диверсантов сфотографировали, в их оружии боевые патроны заменили на холостые.

Демьянов сообщает в абвер, что "курьеры" в Москве. Один из них скоро выйдет в эфир. А вот другой пьянствует, ведет себя неосторожно. Приказ из абвера: уничтожить его. На самом деле оба "курьера" были арестованы. Радист, осознав свое положение, согласился работать на советскую разведку. Так у Демьянова появилась вторая рация.

- Приходили к Демьянову другие "курьеры"?

- Их было немало. Демьянов принял на конспиративной квартире десятки немецких диверсантов. Одни из них прыгали с парашютом в нашем тылу, другие переходили линию фронта. Кого-то из диверсантов "случайно" задерживали еще по пути в Москву, другим давали возможность несколько дней побыть в столице, чтобы выявить их знакомства и связи. Судьбу каждого решали, как подсказывала обстановка. Однако действовали так, чтобы ни малейшей тени не пало на Александра Демьянова. Его работа должна была оставаться безупречной в глазах немецкого командования.

- Неужели немецкая разведка так доверяла Демьянову, что не пыталась его проверить?

- Немцы не раз пытались проверить Демьянова. Скажем, кто-то появляется в Москве, следит за квартирой Александра Петровича, а потом неожиданно подходит к нему на улице: "У вас спичек не найдется?" И называет пароль. Демьянову приходилось идти на риск. Если долго не было курьеров, передавал шифровку: "Пришлите батареи, деньги". Был и такой случай: четверо немецких парашютистов получили задание: две недели наблюдать за Демьяновым - куда он ходит, с кем встречается. Однако все четверо независимо друг от друга явились к нам с повинной. Они были из военнопленных.

В 1942 году "Правда" и другие газеты сообщили о "варварском акте диверсии". Демьянов передал "шифровку" - взорван цех в сибирском городе на заводе, выпускавшем боевые самолеты. Якобы это дело "боевиков-подпольщиков". В городе, в самом деле, видели пожар на заводе, слышали взрывы. Однако это тоже была искусная инсценировка. На заводе собирались сносить старое здание, чтобы расчистить площадку для строительства нового цеха. Также устроили мифическую диверсию на железной дороге под Горьким. Между тем Демьянов передал, что "подпольные группы "Престола" созданы и в других городах.

В конце 1942 года Демьянов получил из Германии поздравление: он награжден "Железным крестом". За успешную операцию советское командование наградило А.П. Демьянова орденом Красной Звезды.

ДЛЯ ПОБЕДЫ В СТАЛИНГРАДЕ

Однажды Александр Петрович передал радиограмму о том, что с помощью, влиятельных друзей он принят на службу офицером связи в Генеральный штаб Красной Армии. Наступал важный этап операции "Монастырь". Осенью 1942 года Демьянов сообщает немецкой разведке о том, что ему якобы стало известно о готовящемся контрударе наших войск под Ржевом. Немецкое командование стягивает в этот район крупные силы с других фронтов. В самом деле, в точности в те самые сроки, о которых сообщил Демьянов, под Ржевом наши войска попытались прорвать немецкую оборону. Тайну этой операции спустя десятилетия раскрыл в своих воспоминаниях П.А. Судоплатов: "Исход этой операции под Ржевом был неудовлетворительным. Но даже высшие офицеры Красной Армии так никогда и не узнали, что немцы были заранее предупреждены о ее подготовке, поэтому бросили туда большое количество войск".

Зачем же нужна была эта кровавая трагедия? Именно в эти дни скрытно по ночам перебрасывались наши войска под Сталинград. Здесь готовилась гигантская по своим масштабам операция по окружению 300-тысячной немецкой группировки. Маневр под Ржевом, о котором сообщил Демьянов, был всего лишь отвлекающим. Появление советских танков в степи за Доном явилось для немецкого командования полной неожиданностью. Как известно, битва под Сталинградом окончилась крахом немецких войск.

ПОЕДИНОК С ОТТО СКОРЦЕНИ

В августе 1944 года около озера Песочное в Минской области стали происходить странные события. По проселочным дорогам скрытно в лесную глухомань пришли машины с московскими номерами. На бывшей партизанской базе в тылу наших войск появились люди в немецкой форме. Развод часовых по немецкому уставу, автоматы, даже котелки и ложки - немецкие. Что же задумала советская разведка?

Обратимся к воспоминаниям П.А. Судоплатова. В апреле 1944 года руководители операции "Монастырь" были вызваны к И.В. Сталину, который поставил перед ними новую задачу. Необходимо продумать такую операцию, которая поможет нашим наступающим войскам.

Снова офицеры советской разведки закрутили невероятный сюжет, в центре которого был Александр Демьянов. В августе 1944 года он передает в абвер шифровку, в которой сообщает о том, что его направляют в командировку в штаб воинской части, расположенной близ поселка Березино, под Минском.

Рацию он берет с собой. Вскоре от него приходит радиограмма: якобы он допрашивал пленного немецкого офицера, от которого узнал, что около озера Песочное в тылу наших войск осталась крупная немецкая группировка под командованием подполковника Шерхорна. Им необходимо оружие, продукты, медикаменты. Так началась еще одна, ставшая легендарной, операция советской разведки под названием "Березино".

- Подполковника Шерхорна мы нашли в одном из подмосковных лагерей для немецких военнопленных, - рассказывал И.А. Щорс. - Для нас он был интересен тем, что его отец в начале 30-х годов внес крупный денежный вклад в поддержку Гитлера. На его деньги фашисты проводили пивные сборища в Мюнхене. Так что имя Шерхорна было известно фашистскому командованию.

- Как же Шерхорн согласился участвовать в этой операции?

- Он пережил разгром немецких войск в Белоруссии. Не верил больше Гитлеру. Хотел вернуться домой к своей семье.

- Командира Мы назвали. А как же группировка, которая пытается пробиться к своим?

- Операцию задумали с размахом. Часть наших офицеров, владевших немецким языком, надели германские шинели. К ним присоединились немецкие антифашисты, которые были в наших войсках. В операции участвовали и немецкие военнопленные, которые разделяли взгляды Шерхорна. Всех доставили в Белоруссию к озеру Песочное.

На место проведения операции "Березино" Судоплатов направил своего заместителя Н. И. Эйтингона, офицеров М.Б. Маклярского, Г.И. Мордвинова, В.Г. Фишера (впоследствии он войдет в историю под именем Рудольфа Абеля) и других опытных сотрудников.

...Ночью цепочка людей в немецкой форме окружила поляну. На сигнальные костры приземляются три немецких парашютиста. Их встречает Вилли Фишер, приводит в дом, где находится "штаб Шерхорна". Здесь на столе карта, на которой кружками обозначены места, где в тылу Красной Армии находятся "немецкие части". Радист передает в центр: "Группа Шерхорна найдена".

Прибывших парашютистов приводят "на отдых" в соседний дом. И тут, будто громом пораженные, они видят перед собой офицеров Красной Армии. На войне как на войне: жизнь или смерть. Двое из прибывших, осознав свое положение, соглашаются работать на советскую разведку. О третьем сообщили, что он погиб.

Об этой операции после войны появилось редкое свидетельство. Командир немецких диверсионных отрядов Отто Скорцени написал в своей книге о том, что именно ему Гитлер поручил помочь "группе Шерхорна". Непобедимый супермен Отто Скорцени. считавшийся "героем нации", не подозревал о том, что от начала до конца будет действовать, подчиняясь хитроумному плану советской разведки.

Вот он искренне радуется, что удалось связаться с Шерхорном: "Великолепная новость: отряд Шерхорна удалось обнаружить. Шерхорн сам сказал несколько слов, но, сколько в них было сдержанного чувства, глубокой благодарности".

- О чем же просил Шерхорн немецкое командование?

- Сбрасывать контейнеры с продовольствием, оружием, боеприпасами, медикаментами. Шерхорн передал, что собрал 2500 "окруженцев". К ним присоединяются новые группы, много раненых. Советская разведка добивалась того, чтобы немецкая промышленность поработала на Красную Армию.

Отто Скорцени пишет в своей книге. "Нам предстояло удовлетворить насущные нужды отряда Шерхорна, более трех месяцев находившегося в полной изоляции и лишенного буквально всего, 200-я эскадрилья высылала по несколько самолетов для снабжения затерянного в лесу лагеря".

Радиограммы из "штаба Шерхорна" шли одна за другой. Офицеры советской разведки, сочинявшие их, были весьма изобретательны. Каждый день они держали противника в напряжении. Шерхорн сообщил свой "план". Он будет пробиваться к фронту и по пути устраивать диверсии. Просил прислать оружие советского образца и красноармейскую форму. Так будет легче действовать в тылу. С сожалением он сообщил, что контейнеры часто падают "в стороне от лагеря". Скорцени отмечал: "Несмотря на наши предосторожности, несметное количество тюков и контейнеров попало в руки русской милиции".

С помощью радиограмм лепится образ героя. Это, разумеется, Шерхорн. Он сообщает о том, что его отряду удалось "взорвать мост", "подбить машину" и т.д. По рации передан список отличившихся офицеров и солдат. Шерхорн повышен в звании. Теперь он - полковник. Многие "окруженцы" награждены.

Отто Скорцени убежден, что помогает героическому отряду: "Колонны медленно потянулись на север. Русских телег было мало. На них с трудом уместили больных и раненых. Шерхорн был вынужден то и дело останавливаться. Стычки с русскими. Число погибших и раненых росло с каждым днем".

Недаром один из советских офицеров, сочинявших эти радиограммы. М.Б. Маклярский, стал впоследствии литератором, написал сценарии известных фильмов "Подвиг разведчика", "Секретная миссия" и других.

Трудно в это поверить, но Шерхорн "переписывался" с Отто Скорцени и просил присылать контейнеры до самого конца войны. Фронт все дальше уходил на запад, но Шерхорн "отважно сражался в тылу". Отто Скорцени писал об этом: "Сообщения, приходившие от Шерхорна, были полны отчаяния: "Высылайте самолеты. Помогите нам..." Я изыскивал возможности помочь людям, которые не сломились, не сложили оружия".

- Какая роль отводилась Демьянову в этой операции?

- По легенде, он бывал в Белоруссии, посылал в абвер подтверждения о "диверсиях Шерхорна". Возвращался в Москву, и снова по рации уходила дезинформация.

- Какой факт в то время, когда работал Демьянов, оказался самым ярким?

- В дни войны советская разведка получила предупреждение из Лондона, что немецкий шпион в Москве имеет доступ к особо секретной информации. При этом приводился текст радиограммы, посланной Демьяновым, в которой ради достоверности называлась фамилия маршала Б.М. Шапошникова. Как было не улыбнуться, читая такое сообщение, ведь эту "липу", конечно же, сочинила советская разведка. Впрочем, подобные предупреждения о действиях "немецкого шпиона в Москве" поступали от наших союзников еще несколько раз.

Как часто, посыпая голову пеплом, мы говорим: побеждали на войне числом. Но вот - совсем иная история. Демьянов и вся тонко и успешно проведенная операция свидетельствуют о том, как одерживали верх в состязании умов, воли, таланта.

- Сколько же времени Демьянов вел эту искусную игру?

- До самого конца войны. Немецкая разведка так верила ему, что держала с ним связь, даже когда Берлин был окружен.

...Александр Петрович вышел в лесу из машины. Только что он получил последнюю радиограмму: "Враг одолел Германию. Связь прекращаем. Благодарим за службу". Через два дня пал Берлин.

После войны Александр Петрович работал по своей специальности - инженером-электриком. Умер он в 1975 году.

Имя Демьянова и после войны оставалось под грифом "секретно". При его жизни не было опубликовано ни строчки об этой уникальной операции, в центре которой был Александр Петрович. Только в последние годы появились публикации, посвященные этим событиям. Ветераны разведки надеются, что справедливость восторжествует. Подвиг Александра Демьянова будет увековечен, и хотя бы посмертно ему будет присуждена самая высокая награда.

Мой собеседник говорил об Александре Демьянове:

- Способности Александра Петровича оказались выдающимися. К опасности он относился по-солдатски. У него были необычайная память, наблюдательность, собранность, мгновенная реакция. Это был сильный, красивый, обаятельный человек.


Телефон доверия: (495) 224-2222 (круглосуточно)
Электронный адрес:
Почтовый адрес: г.Москва. 107031, ул.Большая Лубянка, дом 1/3

© 2014. © Федеральная служба безопасности Российской Федерации. 1999 - 2014 г.
При использовании материалов ссылка на сайт ФСБ России обязательна.