Если вы обладаете любой информацией о совершенных или готовящихся терактах, просьба обращаться в ФСБ России по телефонам:
+7 (495) 224-22-22     8 (800) 224-22-22

"АГОНИЯ И СМЕРТЬ ГИТЛЕРА"

"АГОНИЯ И СМЕРТЬ ГИТЛЕРА"

В. К. Виноградов, Я. Ф. Погоний, Н. В. Тепцов
01.12.2000

Одной из великих тайн второй мировой войны на протяжении многих лет являлись обстоятельства смерти Адольфа Гитлера или его таинственного исчезновения. Весь мир пребывал в неведении, довольствуясь лишь информацией немногочисленных свидетелей, не подтвержденной никакими вещественными доказательствами.

Когда жестокие сражения приближались к столице третьего рейха, важным направлением работы советских военных контрразведчиков стал розыск и захват главных нацистских военных преступников. Неумолимо надвигались дни, когда должно было свершиться справедливое возмездие в отношении идеологов человеконенавистнических планов и тех, кто осуществлял их на практике. Разумеется, в первую очередь советские спецслужбы интересовали сведения о Гитлере и его ближайшем окружении, среди которого, по данным разведки и контрразведки, начались лихорадочные конкретные действия с целью любой ценой уйти от ответственности.

Тем временем некоторые верные слуги гитлеровского режима уже давали показания оперативникам и следователям Главного управления контрразведки "Смерш", или уже были осуждены за преступления, совершенные ими на освобожденных от оккупантов территориях СССР и других стран Европы.

Первые сведения о том, что творилось на землях, истоптанных сапогами германских солдат, были получены еще от пленных генералов и офицеров армии Фридриха Паулюса, капитулировавшей в начале 1943 года под Сталинградом. По мере освобождения оккупированных территорий таких фактов становилось все больше. Начали работу специально созданные комиссии по расследованию злодеяний фашизма, прошли первые процессы по разоблачению и наказанию главарей гитлеровских оккупантов и их пособников. Не ушел от кары гауляйтер Белоруссии Вильгельм Кубе, ликвидированный усилиями чекистских спецгрупп в Минске. Та же участь постигла заместителя рейхспротектора Богемии и Моравии - Рейнхарда Гейдриха, являвшегося правой рукой рейхсфюрера Генриха Гиммлера: Гейдриха уничтожили бойцы сопротивления в Чехословакии.

Чем ближе к Берлину, тем более "крупная рыба" попадала в сети советских спецслужб. Были задержаны старый опытный германский разведчик Курт Янке, начальник штаба венгерской армии немецкий генерал-полковник Генрих Верт, начальник немецкой полиции в Польше Вальтер Вольф, начальник военной миссии в Румынии Эрих Ганзен. Но главные преступники еще находились в Берлине и других районах, не занятых союзными войсками.

По имевшимся у чекистов данным, самый главный преступник - Гитлер, прибывший в Берлин со своей свитой на особом поезде из Франкфурта-на-Майне 17 января 1945 года, безвылазно находился в специальном убежище под зданием старой имперской канцелярии, по адресу: Вильгельмштрассе, 77-78. Однако война приближалась к фашистскому логову более стремительно, чем того ожидал Гитлер. Поэтому 20 апреля большую часть своей челяди он отправил в Бергоф, на юг Германии, где располагалась одна из его резиденций, а сам переселился в новое железобетонное бомбоубежище с выходами в сад имперской канцелярии. В это время бомбовые удары по столице третьего рейха усилились.

Во время штурма Берлина советские военные контрразведчики, офицеры и бойцы, действовали в составе оперативных групп подразделений контрразведки "Смерш" 1-го Белорусского фронта. Они непосредственно участвовали в боях за овладение административными зданиями и правительственными учреждениями, проявляя образцы мужества, стойкости и настойчивости в выполнении поставленных задач. В рядах штурмующих рейхстаг и имперскую канцелярию они в числе первых ворвались в логово врага, сумели задержать многих из числа приближенных к Гитлеру, Йозефу Геббельсу, Мартину Борману и захватить важные документы.

30 апреля в Берлине в уличном бою был пленен ефрейтор морской службы Пауль Марзерс, входивший в состав сводного батальона СС. Получив от него данные, что до 28 апреля Гитлер, Геббельс и другие все еще находились в имперской канцелярии, начальник отдела контрразведки "Смерш" 79-го стрелкового корпуса подполковник И.И. Клименко немедленно распорядился о том, чтобы подчиненные ему оперативные группы, с опознавателями из числа задержанных или пленных немцев, приступили к розыску нацистских главарей.

Для установления точного местонахождения Гитлера и его приближенных, остававшихся в Берлине, проводился розыск через их задержанных сослуживцев, знакомых и родственников. Им задавались вопросы о судьбе главных нацистов, об атмосфере, которая царила в бункере накануне и в дни штурма Берлина.

3 мая в подвале лазарета рейхсканцелярии задержали переодетого в гражданское платье сотрудника охраны Эриха Хабермана, который подтвердил сведения о смерти Гитлера. Кроме того, он сообщил, что на груди медсестры лазарета Элизабеты Линдхорст он видел медальон матери Гитлера, а в руках она держала золотой фашистский значок фюрера. Линдхорст была задержана чекистами с предметами, действительно принадлежавшими Гитлеру: карманные золотые часы, портрет матери фюрера, его партийный значок, железный крест 1914 года и значок за легкое ранение.

Другая медсестра лазарета рейхсканцелярии - Эрна Флегель - показала, что в ночь с 29 на 30 апреля ее пригласили к Гитлеру в составе всего медперсонала, и фюрер пожал всем руки.

Наряду с этим, задержанные из числа обслуживающего персонала говорили, что Борман и другие крупные эсэсовские чины ушли из бункера с намерением вырваться из окружения и бежать из Берлина на Запад, а доктор Геббельс с семьей покончили с собой в бомбоубежище.

Расследование с целью обнаружения главных нацистов и раскрытия тайны их исчезновения требовало незамедлительных и решительных действий, безошибочных решений, грамотных оперативно-розыскных мер. Очень важно было уже на заключительной стадии войны получить достоверные ответы на все вопросы, которые с самого начала поисков нацистских преступников стали обрастать мифами и легендами, различными слухами и спекуляциями, подчас противоречившими друг другу.

С политической и исторической точки зрения следовало оставить потомкам как можно меньше неясных вопросов, развеять ореол таинственности вокруг Гитлера и его приспешников, которые еще при жизни вдавались в мистику, искренне верили в гороскопы, всяческие озарения и провидения. Не случайно, как свидетельствовали позднее очевидцы, Геббельс всерьез обсуждал с Гитлером возможность развала коалиции союзников, искренне надеясь на это в связи с внезапной смертью президента США Франклина Рузвельта.

Последнее убежище фюрера было занято советскими войсками 2 мая. В тот же день к вечеру, в 17.00 офицеры "Смерш": начальник отдела контрразведки 79-го стрелкового корпуса подполковник Клименко, начальник отделения отдела контрразведки 3-й ударной армии майор Б.А.Быстров, заместитель начальника отдела контрразведки 207-й стрелковой дивизии майор И.Г. Хазин - в ходе поисков останков Гитлера при осмотре сада имперской канцелярии вместе с привлеченными ими опознавателями - техником гаража Карлом Шнейдером и поваром рейхсканцелярии Вильгельмом Ланге - обнаружили обгоревшие трупы мужчины и женщины. Немцы по внешним признакам признали в них Геббельса и его жену Магду.

3 мая в отдельной комнате бункера командир взвода отдела контрразведки "Смерш" 207-й стрелковой дивизии старший лейтенант Л.А.Ильин стал свидетелем жуткой картины. Он увидел как будто только что заснувших детей. Шестеро детей Геббельса с признаками отравления лежали в своих постелях. Но это были шесть трупов.

В тот же день к официальному опознанию трупов были привлечены военнопленный вице-адмирал Ганс-Эрих Фосс и вышеупомянутые Ланге и Шнейдер. Задержанные без колебаний признали в трупах семью Геббельсов.

Учитывая важность первого факта обнаружения крупного наци, наряду с другими непосредственными участниками "находки" акт опознания подписали начальник Управления контрразведки "Смерш" 1-го Белорусского фронта генерал-лейтенант А.А. Вадис, его заместитель генерал-майор Г.А. Мельников, начальник разведотдела штаба 3-й ударной армии подполковник В.К. Гвозд и другие сотрудники военной контрразведки. Мнение опознавателей тогда же подтвердил еще один задержанный немец - технический администратор здания имперской канцелярии Вильгельм Цим.

После извлечения останков семьи Геббельсов начальник отдела контрразведки "Смерш" 3-й ударной армии полковник А.С. Мирошниченко, принимая во внимание сведения о самоубийстве фюрера, дал распоряжение усилить оперативно-розыскные группы, которым было предписано тщательнее обследовать территорию вокруг рейхсканцелярии и задержать лиц, которые могли бы сообщить подробности о судьбе Гитлера.

5 мая неподалеку от места, где были найдены трупы Геббельса и его жены, в воронке от бомбы рядовые И.Д. Чураков, Е.С. Олейник и И.Е. Сероух во главе с командиром взвода отдела контрразведки "Смерш" 79-го стрелкового корпуса, гвардии старшим лейтенантом А.А. Панасовым обнаружили сильно обгоревшие мужской и женский трупы, засыпанные слоем земли.

Спустя несколько дней по указанию руководства, для осмотра места погребения в качестве опознавателя пригласили сотрудника охраны имперской канцелярии Харри Менгесхаузена. Последний рассказал все, что ему было известно о смерти и попытках уничтожения трупов Гитлера и его жены Евы Браун. Там же чекистами была проведена "глазомерная съемка", а начальником топографической службы гвардии майором Г.Е. Габелоком - и "зарисовка" места обнаружения трупов. Правдивость показаний немца-охранника об увиденном во время дежурства подтверждалась и тем, что 5 мая группа "смершевцев" во главе с помощником начальника отдела контрразведки 79-го стрелкового корпуса капитаном А.Г. Дерябиным обнаружила в воронке трупы двух отравленных собак фюрера. Это было еще одним косвенным свидетельством того, что обгоревшие останки - чета Гитлеров.

Первый акт осмотра места погребения Гитлера и его жены, составленный 13 мая, подписали все, кто был причастен к обнаружению их трупов: от начальника отдела контрразведки "Смерш" 79-го стрелкового корпуса подполковника Клименко до рядовых бойцов взвода при отделе и опознавателя Менгесхаузена.

Останки семьи Геббельсов и четы Гитлеров, а также обеих собак перевезли для экспертизы в отдел контрразведки "Смерш" 79-го стрелкового корпуса. Очень важно было наиболее надежными научными методами подтвердить или опровергнуть визуальные и логические выводы об идентичности трупов. Уже 3 мая по распоряжению члена Военного совета 1-го Белорусского фронта генерал-лейтенанта К.Ф. Телегина была сформирована с этой целью специальная группа военных медиков, которой руководили главный патолог-анатом Красной Армии И.А. Краевский и главный судебно-медицинский эксперт 1-го Белорусского фронта Ф.И. Шкаравский. После обнаружения трупов эксперты провели всю необходимую работу по их идентификации.

В этих же целях чекисты предприняли необходимые в подобных случаях меры по поиску документов и новых свидетелей. В зубоврачебном кабинете профессора Блашке при имперской канцелярии были обнаружены записи о лечении зубов и изготовлении зубных протезов для Гитлера, Геббельса, других видных руководителей рейха и членов их семей. Контрразведчики установили и привлекли для опознания немцев, которые работали в качестве зубных техников или ассистировали дантисту фюрера.

Важные показания дала еще 10 мая помощница профессора Блашке - Кетте Гойзерман, которая неоднократно помогала ему при осмотре зубов Гитлера, их лечении и удалении. Сообщенные ею сведения об особенностях зубов и зубных протезов Гитлера и его жены явились существенным доказательством смерти главного фашиста. Сохранившиеся зубы вполне были пригодны для официальной экспертизы. 19 мая Гойзерман допросили начальник Управления контрразведки "Смерш" 1-го Белорусского фронта генерал-лейтенант Вадис и начальник отдела контрразведки "Смерш" 3-й ударной армии полковник Мирошниченко. Ее спрашивали о непосредственном участии в оказании зубоврачебной помощи, об особенностях зубов и протезов Гитлера и Евы Браун. Получив подробные ответы, руководители контрразведки предъявили помощнице профессора Блашке сохранившиеся протезы и зубы. Она без колебаний, причем аргументированно, подтвердила их принадлежность чете Гитлеров.

Впоследствии полученные от нее данные, даже после официальной экспертизы, перепроверялись на основе свидетельств других лиц и повторных исследований останков. Подобные процедуры проводились в отношении других обнаруженных в саду рейхсканцелярии и в бункере останков семьи Геббельса, генерала Ганса Кребса и даже собак Гитлера.

Помимо военных контрразведчиков, к розыску обитателей бункера из числа видных нацистов подключились сотрудники оперативных секторов НКВД, созданных советской военной администрацией на территории столицы Германии и земель бывшего рейха в оккупированной советскими войсками зоне. В районах города Берлина в этих целях действовали оперативные группы НКВД СССР, подчинявшиеся начальнику оперсектора генерал-майору А.М. Сидне-ву. По его приказу 18 сентября 1945 года начальник 17-й опергруппы А.В. Архипенков приступил к выявлению, задержанию и опросу лиц, распространявших слухи о Гитлере (сведения об этом были получены от англичан).

Помимо распространителей самых нелепых слухов о судьбе главных нацистов, через обслуживающий персонал нацистских бонз продолжался розыск важных персон фашистского режима. Чекистам оперсектора Берлина пришлось изучать и перепроверять многочисленные сигналы о возможном месте пребывания близких к высшим чинам СС и гитлеровскому окружению лиц.

В этом потоке информации были сведения о личном шофере Гитлера - Эрихе Кемпка, о проживании в районе Трептов-парка брата Бормана, о гардеробщице фюрера 30-летней Фриде Иверт, о танцовщице театра "Метрополь" Гильде Марцилевски - любовнице шефа гитлеровской адъютантуры генерал-лейтенанта СС Юлиуса Шауба, о персональном шофере адъютанта Гитлера бригаденфюрера СС Альбрехта - Хомке, о бывшем (до 1933 г.) начальнике личной охраны фюрера Сеппе Дитрихе, о брате Гитлера - Алоизе и других. Так, например, 2 октября 1945 года на основании показаний арестованного сотрудника гестапо Макса Шульце в розыск были объявлены шеф этого ведомства Генрих Мюллер, начальник личной охраны фюрера Ганс Раттенхубер, начальник полицейского управления Берлина Бок, личный фотограф Гитлера Генрих Гофман и другие.

В целях упорядочения розыскных мероприятий, концентрации сил и средств оперативных групп, обобщения огромного объема информации о приближенных главаря третьего рейха, в оперсекторе НКВД города Берлина было заведено агентурно-розыскное дело на Адольфа Гитлера, под № 300919. В нем отложились оперативные и следственные документы, переписка органов контрразведки, копии сообщений различных информационных агентств мира, бюллетени с информацией от союзников и другие материалы. Благодаря этому сохранились уникальные документы, которые день за днем фиксировали сложную поисковую работу, которая велась всеми компетентными органами в непростой обстановке в первый месяц после жестоких сражений.

В этот период усилиями розыскников, в том числе и по линии органов контрразведки "Смерш" в Действующей армии, были арестованы: начальники 1 и 3 отделов абвера Ганс Пиккенброк и Франц Бентивеньи, полицай-президент города Берлина Курт Герум, гауляйтер Саксонии Мартин Мучман, гебитс-комиссар Полтавской области (во время ее оккупации) Густав Мартен, командир дивизии СС "Адольф Гитлер" Вильгельм Монке, а также объявленные в розыск Раттенхубер, старший личный слуга фюрера Гейнц Линге, личный адъютант фюрера Отто Гюнше и личный пилот фюрера Ганс Бауер. Последние находились при Гитлере в бункере до дня его самоубийства. Оперативным путем чекистами были выявлены личные связи фотографа Гофмана, но ни его самого, ни его архива найти не удалось.

В ходе масштабных поисков важными трофеями стали имеющие историческое значение дневники Геббельса и Бормана. Эти материалы дают представление о сущности фашизма, раскрывают практику его преступлений. В первую очередь, это характерно для дневника министра пропаганды, а записи, сделанные партайгеноссе с 1 января по 1 мая 1945 года, скорее интересны как хроника последних дней агонии тех, кто провел их рядом с фюрером.

Как указано в письме начальника УКР "Смерш" 1-го Белорусского фронта генерал-лейтенанта Вадиса на имя начальника Главного управления контрразведки "Смерш" В.С. Абакумова от 2 июня 1945 года, дневник Геббельса нашли в бомбоубежище Гитлера в здании рейхсканцелярии.

История поисков дневника Бормана более сложна и запутанна. Ряд версий об обстоятельствах появления дневника уже известен в литературе, но остаются, по мнению самих авторов, и некоторые вопросы. В Центральном архиве ФСБ России имеется документ, связанный с этой историей.

Как видно из записки по "ВЧ", направленной 29 июня 1945 года из отдела контрразведки "Смерш" 5-й ударной армии на имя начальника Управления контрразведки "Смерш" Группы советских оккупационных войск в Германии генерал-майора Мельникова, дневник 4 июня был передан армейским чекистам из Военного совета армии. Контрразведка провела расследование обстоятельств появления документа и установила, что записи начальника имперской канцелярии 18 мая были отобраны мастером берлинского автозавода Эрнстом Отто у французского гражданина, рабочего по имени Андрэ. Француз вскоре после этого репатриировался на родину.

По рассказу немцев, сдавших дневник в комендатуру города, Андрэ якобы обнаружил документ в кармане кожаного пальто, полученного им от советских солдат в центральном районе Берлина. "Смершевцы" на всякий случай допросили пленных немцев из зондеркоманды по сопровождению и охране Гитлера, которые показали, что Борман до 30 апреля находился в бункере и был одет в серый комбинезон.

Таким образом, расследование не прояснило никаких обстоятельств относительно того, как дневник был вынесен из бомбоубежища, и его дальнейшие странствования чекистами установлены не были. Текст документа (подлинник- 21 лист, на русском языке в печатном виде- 15 листов) был переведен старшим лейтенантом Мидоволкиной и старшиной Вайтнер (дочь немецкого политэмигранта. - Прим. сост.). 9 июня он уже был на столе у начальника УКР "Смерш" 1-го Белорусского фронта генерал-лейтенанта Вадиса, который распорядился, чтобы копию документа сделали для уполномоченного НКВД СССР по Группе советских оккупационных войск в Германии И.А. Серова. Авторская принадлежность дневника в настоящее время никем не оспаривается, хотя он и написан Борманом как бы от третьего лица.

Аналогичная розыскная работа велась в зонах оккупации Германии союзниками, где особенно активно действовали спецслужбы англичан и американцев. Из числа задержанных ими наиболее ценную информацию о судьбе Гитлера и его приспешников сообщили личный шофер фюрера Кемпка, секретарь фюрера фрау Крюгер, а также сотрудники охраны от СД Герман Кернау, Эрих Мансфельд и Хилко Поппен.

Большой удачей стал перехват всех трех экземпляров "политического завещания" Гитлера и инструкций гросс-адмиралу Карлу Деницу о формировании нового правительства Германии - без Гиммлера и Германа Геринга, которых фюрер "отлучил" от партии за измену. Эти исторические документы были обнаружены у курьеров, покинувших бомбоубежище утром 30 апреля 1945 года. Им удалось проникнуть через кольцо наступавших советских войск и пробраться к родственникам и знакомым. Первым был задержан предъявивший фальшивые документы Гейнц Лоренц, офицер связи из аппарата Геббельса, который во время допросов рассказал о своей миссии и назвал фамилии других двух курьеров. В результате поисков союзникам удалось арестовать майора из штаба Гитлера - Вилли Иоганна Мейера и консультанта Бормана - Вильгельма Цандера.

В конце 1945 года представители американской военной разведки брали показания и у профессора Блашке, который поделился "описаниями особенностей зубов" своих пациентов из числа высокопоставленных нацистов.

1 ноября 1945 года британская контрразведка опубликовала специальное сообщение, в котором, в частности, утверждалось, что "не существует никаких доказательств, подтверждающих какие-либо из циркулирующих теорий о том, что Гитлер еще жив".

Оперативные и другие контакты советских контрразведчиков с их западными коллегами осуществлялись через Союзную контрольную комиссию по Германии, при которой находились представители разведки и контрразведки стран-победительниц. Так, в интересах розысков нацистских преступников, по просьбе главы советского представительства полковника К.В. Дубровского в июне 1946 года начальник группы британской разведки бригадный генерал М.Б. Дженнингс предоставил протокол показаний бывшего адъютанта Гитлера - фон Белофа о последних днях фюрера, проведенных в бункере, и обстоятельствах смерти главного нациста.

На долю некоторых оперативников "Смерш", прибывших из Москвы с хорошим знанием языка, выпала миссия разборки трофеев, найденных в квартире Геббельса и в бункере. В их числе оказались многочисленные книги, документы, фотографии, партийные френчи, военные кители и фуражки главных нацистов. Были и поздравления по поводу праздничных дат, относящихся к Гитлеру, верноподданнические письма и открытки, грамота Магде Геббельс за ее заслуги в проведении Олимпийских игр 1936 года и тому подобное. Сохранились даже аптечка и переносной газоопределительный прибор, так как обитатели бункера боялись, что русские будут их "выкуривать" из бомбоубежища газами. К этим трофеям присоединили личные предметы, обнаруженные при останках Гитлера, Геббельса и их родственников. Это - оружие, партийные значки, золотой портсигар, по-видимому, подаренный Гитлером жене министра пропаганды.

От контрразведчиков требовалось тщательно разобрать материалы и подробно их описать. В этой работе проявил себя сотрудник 4 отдела ГУКР "Смерш" НКО СССР капитан Д.Г. Копелянский, участвовавший позднее, в числе других специалистов, в подготовке материалов для Нюрнбергского процесса. В опознаниях и допросах, связанных с выяснением судеб фашистских главарей Германии, в качестве переводчиков также участвовали: старший следователь ОКР "Смерш" 79-го стрелкового корпуса старший лейтенант Н.А. Катышев, начальник следственной части разведотдела штаба 3-й ударной армии капитан М.С. Альперович, рядовой Олейник, сержант Горелик, следователь-переводчик старший лейтенант Н.А. Власов, помощник начальника следственного отдела Разведуправления Генштаба Красной Армии гвардии капитан В.А. Широков.

Переводчица ОКР "Смерш" 3-й ударной армии Е.М. Каган (под фамилией Ржевская) в 1961 году впервые в СССР опубликовала свои сведения об этих событиях. Писатель Лев Безыменский - один из исследователей истории поисков останков Гитлера, в 1968 году опубликовал на Западе фотоснимки зубных мостов фюрера и Евы Браун. При опознании останков фюрера присутствовал фотокорреспондент 79-го стрелкового корпуса гвардии младший лейтенант Калашников. С большой долей вероятности можно предположить, что опубликованные снимки сделаны им.

Документы, подтверждающие смерть Гитлера, по линии "Смерш" и НКВД были направлены из Берлина для доклада руководству страны только в конце мая 1945 года. 16 июня Л.П. Берия доложил И.В. Сталину и В.М. Молотову об актах опознания останков фюрера и результатах экспертиз, а также о показаниях свидетелей из числа задержанных немцев. Официальные заявления Советского правительства об итогах работы по поиску Гитлера и его окружения, документы дентологических и других исследований по опознанию трупов главных нацистов не обнародовались. Здесь вполне могли присутствовать политические мотивы, но также имели место некоторые сомнения руководителей ведомств госбезопасности и внутренних дел в отношении результатов проверок и идентификации останков фашистских главарей.

Не случайно на пресс-конференции у маршала Г.К. Жукова и А.Я. Вышинского, о чем сообщила газета "Правда" 10 июня 1945 года, корреспондент Ал. Верт задал полководцу вопрос: "Имеете ли Вы какое-нибудь представление или мнение о том, что случилось с Гитлером?" Жуков ответил: "Обстановка очень загадочная. Из найденных нами дневников адъютантов немецкого главнокомандующего известно, что за два дня до падения Берлина Гитлер женился на киноактрисе Еве Браун. Опознанного трупа Гитлера мы не нашли. Сказать что-либо утвердительно о судьбе Гитлера я не могу. В самую последнюю минуту он смог улететь из Берлина, так как взлетные дорожки позволяли это сделать".

В январе 1946 года начальник Главного управления по делам военнопленных и интернированных (ГУПВИ) НКВД СССР генерал-лейтенант А.З. Кобулов подписал аналитическую справку о версии самоубийства Гитлера. В ней отмечены некоторые сомнения, основанные на отдельных противоречиях в показаниях свидетелей. В частности, были поставлены вопросы: почему ни один из источников не говорит, что стало с останками Гитлера в дальнейшем после их сожжения; почему нет данных о вызове врача для констатации смерти; почему имеются различия в показаниях о выносе тел в сад рейхсканцелярии и об участниках этой процедуры (кто выносил, а кто только сопровождал); почему различны мнения свидетелей о внешнем виде выносимых останков; до конца ли были сожжены трупы главных нацистов; почему останки были обнаружены солдатами взвода "Смерш" раньше, чем на это место показал немецкий охранник Менгесхаузен, и так далее. Любопытно, что относительно свидетельства Менгесхаузена в справке отмечено: "Он единственный дал показания о закопке трупов, оказавшиеся правильными".

На основании таких, по мнению авторов документа, "серьезных противоречий" предлагалось объединить все имеющиеся материалы Оперативного управления ГУПВИ НКВД, ГУКР "Смерш" НКО СССР и аппарата Серова в Берлине для "тщательной и жесткой перепроверки всей группы фактов". Может быть, Кобулова и его подчиненных, помимо отмеченных ими противоречий, смущал и тот факт, что после захвата имперской канцелярии, 4 мая 1945 года был обнаружен труп двойника фюрера - Густава Велера (этот сюжет был отснят на кинопленку).

В результате инициативы ГУПВИ специально созданная комиссия в 1946 году провела дополнительные раскопки на месте обнаружения трупов Гитлера и Евы Браун. При этом был найден фрагмент черепа. В акте записали: "Левая теменная часть черепа с выходным пулевым отверстием". Следует заметить, что в акте экспертизы от 8 мая 1945 года при обследовании останков обгоревших трупов было отмечено, что "крышка черепа частично отсутствует". В ходе дополнительного расследования в бункере нашли следы крови на обивке дивана, на котором, по описанию Линге, фюрер покончил жизнь самоубийством.

В связи с передислокацией отдела контрразведки "Смерш" 3-й ударной армии трупы, которые исследовались в мае 1945 года, были уже в начале июня перезахоронены в лесу в районе города Ратенов. По указанию начальника УКР "Смерш" Группы советских оккупационных войск в Германии генерал-лейтенанта П.В. Зеленина, 21 февраля 1946 года останки были перезахоронены на территории военного городка в Магдебурге, где располагался отдел контрразведки "Смерш" 3-й ударной армии. Причем результаты повторных исследований также в то время не оглашались.

По всей вероятности, смерть Гитлера и все обстоятельства вокруг этого события сразу стали важным элементом политической игры между союзниками по антигитлеровской коалиции. Думается, что Сталин это прекрасно понимал и умело использовал во взаимоотношениях с Западом. Многочисленные свидетельские показания и результаты опознаний и медицинских экспертиз подтвердили факт гибели Гитлера. Но Сталин не торопился с обнародованием этих выводов. Он рассчитывал свои политические ходы на много лет вперед. Тем более что был и свой исторический опыт: последнего русского царя Николая II расстреляли без суда и следствия, хотя звучали требования устроить всенародный суд. Более того, тело погибшего императора было тщательно спрятано. Большевики делали расчет на то, что монархические силы лишатся символа, вокруг которого они могли объединиться для борьбы с Советской властью.

Сталин узнал о гибели вождя нацистов после того, как 1 мая в 3 часа 50 минут на командный пункт 8-й гвардейской армии был доставлен начальник генерального штаба германских сухопутных войск генерал Кребс. Парламентер заявил, что уполномочен установить контакт с Верховным Командованием Красной Армии для проведения переговоров о перемирии. В 4 часа генерал В.И. Чуйков доложил Г.К. Жукову по телефону, что Кребс сообщил о самоубийстве Гитлера. Жуков сразу же позвонил Сталину. По словам маршала, Сталин сказал следующее: "Доигрался, подлец. Жаль, что не удалось взять его живым. Где труп Гитлера?" По сообщению генерала Кребса, труп Гитлера был сожжен на костре.

Весь остальной мир узнал об этом из сообщения германского радио. Только на следующий день после смерти фюрера, вечером 1 мая был передан некролог, в котором содержалась следующая информация: "Из главной ставки Гитлера сообщают, что наш фюрер Адольф Гитлер сегодня после полудня на своем командном пункте в имперской канцелярии, борясь до последнего вздоха с большевизмом, пал за Германию".

Однако это были слова, тогда еще не подтвержденные вескими доказательствами, что породило множество слухов и домыслов, число которых ширилось с каждым днем. Появились разные версии о смерти Гитлера, его побеге или пленении. В одном случае, опираясь на сообщение германского радио, утверждалось, что он "геройски" погиб в уличном бою, а его труп якобы спрятали верные соратники. По другой версии, Гитлер был убит своими же офицерами в Берлине.

Наиболее расхожей версией была молва о побеге Гитлера из осажденного Берлина, слух о том, что он укрылся где-то в Парагвае или Аргентине. Всерьез утверждалось, каким образом удалось ему скрыться: на самолете или на подводной лодке.

Позиция самого Сталина носила выжидательный характер. 26 мая 1945 года на встрече с представителем американского президента Гарри Л. Гопкинсом он заявил, что будто бы "Борман, Геббельс, Гитлер и, вероятно, Кребс бежали и в настоящее время скрываются". Эту версию Сталин повторял не раз, хотя ему уже докладывались результаты опознаний и медицинских исследований. Через две недели, 9 июня маршал Жуков сделал указанное выше публичное заявление о последних днях нацистских главарей в имперской канцелярии. О смерти Гитлера он повторил версию Сталина. Однако до настоящего времени какие-либо официальные документы, объясняющие такую позицию советского руководства по данному вопросу, не публиковались.

В 1948 году "трофеи" из бункера в виде вещественных доказательств (обгоревшие предметы, протез Геббельса, а главное - фрагменты челюстей и зубов, по которым проводилась идентификация трупов Гитлера, Евы Браун и других) из Германии были направлены в Москву, в следственный отдел 2-го Главного управления МГБ СССР, который суммировал все факты, связанные с обстоятельствами смерти главарей рейха.

По распоряжению председателя КГБ при СМ СССР И.А. Серова, с 1954 года все эти предметы и материалы хранятся в особом порядке в специальном помещении ведомственного архива.

В 1996 году названные предметы и материалы Центрального архива ФСБ России стали доступны общественности, в том числе документальные материалы секретной операции КГБ под названием "Мероприятие "Архив", рассказывающие, как по инициативе председателя КГБ Ю.В. Андропова в 1970 году были полностью уничтожены останки Гитлера и иже с ним. Как заслуженная кара и возмездие за совершенные злодеяния, их прах исчез в водах немецкой речки Бидериц.

Созданная на основе документов, научно-медицинских исследований и другой достоверной информации, настоящая книга закрывает вопрос одной из великих тайн XX века.

В книгу включены материалы, хранящиеся в Центральном архиве ФСБ России. Основная часть документов публикуется впервые. Отдельные материалы печатались ранее в изложении или в извлечениях. Документы расположены в хронологическом порядке, за исключением нескольких блоков, объединенных одной темой. Реквизиты документов сохранены, опущены лишь незначительные технические детали. Все документы снабжены легендой, в которой указываются номера фондов, описей, дел, листов и подлинность. Текст максимально сохранен, исправлены без оговорок лишь явные опечатки и орфографические ошибки. Пропуски слов или их частей воспроизведены в квадратных скобках.

Редакционный совет и авторский коллектив книги благодарит специалистов Центрального архива ФСБ России Ю. Л. Бережанского, Н. Н. Воякину, А. М. Калганова, М. В. Куценко, O. K. Матвеева, Н. М. Перемышленникову и Ю. М. Разбоева; начальника отдела У ФСБ по Омской области В. В. Толокнова, журналиста В. А. Миронова; В. А. Филиппова за их работу по выявлению архивных материалов, подготовке текстов документов, комментариев и иллюстраций.


Телефон доверия: (495) 224-2222 (круглосуточно)
Почтовый адрес: г.Москва. 107031, ул.Большая Лубянка, дом 1/3

© 2018. © Федеральная служба безопасности Российской Федерации. 1999 - 2018 г.
При использовании материалов ссылка на сайт ФСБ России обязательна.