Если вы обладаете любой информацией о совершенных или готовящихся терактах, просьба обращаться в ФСБ России по телефонам:
+7 (495) 224-22-22     8 (800) 224-22-22

ГРОССМЕЙСТЕР СПЕЦСЛУЖБ

ГРОССМЕЙСТЕР СПЕЦСЛУЖБ

ВЛАДИМИР КАРПОВ
20.02.2001

21 августа 1937 года по фальшивому обвинению - как изменник, заговорщик, шпион четырех держав - был расстрелян ежовцами бывший начальник внешней разведки НКВД, бывший заместитель начальника военной разведки Артур Христианович Артузов. Но разработанные им и блестяще проведенные операции "Трест" и "Синдикат-2" во все времена изучались как классические не только в закрытых учебных заведениях НКВД-КГБ, но и иностранных спецслужб, ибо по своему оперативному мастерству Артур Артузов не имеет равных среди разведчиков всего мира.

ОН РОДИЛСЯ 16 февраля 1891 года в Кашинском уезде Тверской губернии в семье швейцарского эмигранта-сыровара Христиана Фраучи. Еще в детстве под руководством матери овладел французским и немецким языками, потом самостоятельно -английским. Спустя много лет, заполняя кадровую анкету, Фраучи напишет в графе "национальность": "Сын швейцарского эмигранта, мать латышка проживала все время в России. Я себя считаю русским".

Получив незадолго до февральской революции 1917 г. диплом инженераметаллурга, Артур работал в Металлургическом бюро, которым руководил выдающийся русский ученый-металлург, В.Е. Грум-Гржимайло. Фраучи прочили блестящую карьеру, однако он посвятил себя политической деятельности. Весной 1918 г. в Мурманске высадился английский десант, затем французы и американцы, и к началу июля здесь уже находились до 17 тысяч интервентов, которых поддерживали до 5 тысяч белогвардейцев. СНК направил на Север специальную комиссию под руководством М.С. Кедрова, в составе которой Фраучи работал секретарем. Он участвовал в боях с интервентами под Архангельском, в эвакуации стратегических грузов из порта -в короткий срок было вывезено 40 миллионов пудов угля, большое количество боеприпасов. Здесь же он возглавлял подрывной отряд, действовавший в тылу интервентов, уничтожил железнодорожный мост...

Возвратившись осенью 1918 г. в Москву, Артур, которого солдаты окрестили Артузовым, поступил на службу в ВЧК. Вначале был особоуполномоченным и следователем ВЧК, выполнял ответственные задания на Западном и Юго-Западном фронтах.

В начале 1920 г. Артузов становится начальником Особого отдела ВЧК. Как раз в то время в поле зрения чекистов попал Игнатий Добржинский - резидент польской разведки в Москве. Артузову удалось не только перевербовать его, но и переубедить на идейной основе, сделать кадровым сотрудником ВЧК. С его помощью был ликвидирован ряд резидентур польской разведки.

В мае 1922 г. из Особого отдела был выделен контрразведывательный отдел (КРО), который возглавил Артузов, считавшийся восходящей звездой ВЧК. На этом посту он принимал непосредственное участие в проведении многих чекистских операций -в частности в ликвидации заговора монархистов-николаевцев, знаменитой операции "Синдикат-2" по выводу в СССР и аресту известного террориста Бориса Савинкова, в операции "Трест", завершившейся арестом международного шпиона и заговорщика, британского разведчика Сиднея Рейли...

Мало кто знает, как родился замысел этих классических чекистских оперативных игр с противником, закончившийся полным разгромом белогвардейского подполья в нашей стране.

А начиналось все так. В глуши Смоленской губернии проживал генераллейтенант Владимир Джунковский, который в свое время был шефом Отдельного корпуса жандармов. Человек очень порядочный и честный, Джунковский, пользуясь своим правом прямого доклада царю, рассказал ему о пьяных оргиях "старца" Григория Распутина, за что по настоянию императрицы был отстранен от должности и направлен на фронт командовать дивизией. Председателю ВЧК Ф.Э. Дзержинскому удалось убедить Владимира Федоровича стать консультантом ВЧК. Джунковский вместе с начальником КРО и разработал операцию "Трест". Он пояснил, что чекистам не следует гоняться за отдельными террористами и контрреволюционерами, это ничего не даст, а необходимо создавать легендированные организации, членами которых якобы являются лица, хорошо известные белой эмиграции. Так родилась "Монархистская организация Центральной России" (МОЦР), которая использовалась чекистами для оперативной игры с Высшим монархическим советом.

Оперативная игра велась шесть лет! Джунковский и Артузов вводили в нее новых лиц, организовали "инспекционную поездку" в СССР Шульгина, создавая тем самым на Западе авторитет легендированной организации. "Нелегальная поездка" Шульгина породила иллюзии в прочности позиций подполья, якобы готовившего переворот в нашей стране.

Тогда и британская разведка МИ-6 направила в Москву своего эмиссара Сиднея Рейли, который под контролем чекистов "нелегально" пересек советско-финскую границу для встречи с эмиссарами "антисоветского подполья". На вокзале в Москве Рейли был встречен контрразведчиками, доставившими его на дачу в Малаховку, где было инсценировано заседание Политического совета МОЦР.

Рейли был удовлетворен планами "руководителей организации" и решил направить из Москвы открытки своим друзьям за границу. Но из Малаховки он был доставлен во внутреннюю тюрьму ОГПУ, а чекисты инсценировали его случайное "убийство" на финской границе. 5 ноября 1925 г. шпион, приговоренный к смертной казни еще в 1918 г. за участие в "заговоре послов", был расстрелян. ПАРАЛЛЕЛЬНО с операцией "Трест" чекисты успешно осуществляли и операцию "Синдикат-2", которая закончилась выводом в СССР и арестом руководителя Национального союза защиты Родины и свободы Б.В. Савинкова. Для реализации этой многоходовой операции была создана легендированная организация "Либеральные демократы". Савинков настолько поверил в реальность ее существования и в то, что этой организации нужен энергичный вождь, что в августе 1924 г. решился лично посетить СССР. Он вместе с другими террористами Деренталем и Фомичевым был арестован в Минске на конспиративной квартире и доставлен в Москву.

После завершения операций "Трест" и "Синдикат" работы у чекистов не убавилось. Начальник КРО ОГПУ Артузов и его подчиненные активно трудились над разложением главной контрреволюционной эмигрантской организации - Русский общевоинский союз (РОВС), насчитывавший до 20.000 штыков. Фактически это была русская армия за границей, руководители которой планировали организовать новый поход Антанты против Советской России. Штаб-квартира РОВС была в Париже, а его филиалы обосновались в сопредельных с СССР странах и находились на содержании западных спецслужб. Отсюда на территорию нашей страны засылались большие группы агентов французской, польской, британской и румынской разведок. В ответ чекисты засылали в сопредельные страны хорошо подготовленных сотрудников от имени легендированных организаций. Одновременно они занимались компрометацией наиболее активных деятелей РОВС в сопредельных странах.

Так, в Ревель был направлен сотрудник ОГПУ Дмитрий Федичкин, который привлек к сотрудничеству одного бывшего русского подданного - "Карла", а тот по его заданию встретился с активным деятелем РОВС полковником Борисом Энгельгардтом и завербовал его от имени германской разведки. Энгельгардт снабжал "Карла" сведениями о русской эмиграции, информировал его о всех своих шагах по вербовке шпионов и подбору диверсантов, засылаемых в СССР как по линии РОВС, так и при его посредничестве спецслужбами западных разведок. Эта информация незамедлительно передавалась в Центр.

Летом 1930 г. внешняя разведка органов государственной безопасности - ИНО ОГПУ - начала разработанную под руководством Артузова операцию под кодовым названием "Тарантелла", которую можно поставить в один ряд с операциями "Трест" и "Синдикат". В штаб-квартиру СИС продвигалась информация о том, что в СССР успешно выполняются пятилетние планы, в результате которых страна крепнет и развивается. Западные страны, включая конкурентов Англии -США, Германию и Францию, активно сотрудничают с Москвой в экономической области и могут потеснить Лондон на обширных советских рынках. После разгрома оппозиции советское руководство чувствует себя уверенно, полностью контролирует обстановку в стране и положение в армии. Надежды внешней контрреволюции на крах советского режима являются беспочвенными, поэтому Запад должен отказаться от интервенции в СССР и сотрудничать с ним в деле создания системы коллективной безопасности в Европе...

1 августа 1931 года Артур Артузов был назначен начальником ИНО (внешняя разведка) и введен в состав коллегии ОГПУ. В те времена в ИНО насчитывалось всего около семидесяти сотрудников и примерно столько же разведчиков было в зарубежных резидентурах. Когда Артузов возглавил разведку, одним из главных ее центров являлся Берлин, откуда работа велась как по Германии, так и по соседним странам, и даже США.

"Легальным" резидентом ОГПУ в Берлине с 1931 г. был видный разведчик Борис Берман, руководивший агентурной сетью непосредственно в Германии. Одновременно здесь существовала региональная резидентура, возглавляемая Абрамом Слуцким. Она направляла действия резидентур в пятнадцати странах. 30 января 1930 г. Политбюро приняло специальное решение о совершенствовании работы внешней разведки. В соответствии с ним, ИНО ОГПУ должно было сосредоточить свои усилия на разведывательной работе против Англии, Франции, Германии, Польши, Японии и других соседних стран. Особое внимание уделялось постепенному переводу разведывательной работы за рубежом на нелегальные позиции.

Артузов принимает решение продолжить операцию "Трест" с целью проникнуть в верхушку нацистской партии. Главным исполнителем был избран секретный сотрудник ИНО ОГПУ Александр Михайлович Добров, работавший под прикрытием старшего инженера текстильного директората ВСНХ. В 1931 году организуется его выезд в Карловы Вары на "лечение". Была отработана легенда, согласно которой Добров якобы являлся руководителем подпольной группы, решившей создать при финансовой поддержке Берлина фашистскую партию в России. В Карловых Варах он встретился с дореволюционным приятелем и намекнул ему о своем желании познакомиться с кем-нибудь из нацистских бонз. Приятель, известный своими связями с нацистами, организовал его встречу в Берлине с "отцом расовой теории" Альфредом Розенбергом, которому идея Доброва понравилась, о чем он и доложил лично Гитлеру.

С 1932 г. встречи Розенберга с Добровым становятся регулярными и в целях конспирации переносятся в Рим. Оперативная игра позволяет Москве быть в курсе замыслов Гитлера в отношении нашей страны в случае его прихода к власти: военного столкновения избежать тогда не удастся. Вот почему было решено перестроить разведывательную работу за рубежом. Ввиду нехватки квалифицированных кадров Артузов поставил перед руководством ОГПУ вопрос об открытии специальных курсов для подготовки и переподготовки разведчиков. Курсы, рассчитанные на 25 человек, комплектовались специально подобранными оперативными работниками ОГПУ - предпочтение отдавалось лицам, имевшим опыт оперативной работы и владевшим иностранными языками.

Была проведена коренная реорганизация работы разведки в Германии, сочетающая ее ведение с легальных и нелегальных позиций. Были организованы крупные нелегальные резидентуры, которым поручалось подготовить условия для разведывательной работы на случай войны.

Проводимая Артузовым работа, принесла свои плоды. К началу 1933 года внешняя разведка органов госбезопасности создала в Германии надежный агентурный аппарат. Одним из наиболее ценных ее агентов был сотрудник гестапо Вилли Леман ("Брайтенбах"). Именно от него в середине 30-х годов были получены данные об испытании в Германии ракет ФАУ-1. Занимая пост начальника отдела по борьбе с "коммунистическим шпионажем", он предупреждал резидентуру о готовящихся провокациях гестапо против советских представителей. "Легальная" и нелегальные резидентуры ОГПУ в Берлине получали от источников, имевших доступ к секретным документам МИД Германии, других министерств и ведомств, руководства национал-социалистской партии, гестапо и т.п., ценнейшую информацию о планах и намерениях гитлеровцев в отношении нашей страны и Европы в целом. К. сотрудничеству были привлечены Арвид Харнак ("Корсиканец"), работавший в дальнейшем имперским советником министерства экономики, Харо Шульце-Бойзен ("Старшина"), сотрудник разведотдела ВВС, Адам Кукхоф ("Старик") и ряд других ценных источников. Созданная ими подпольная антифашистская организация вошла в историю сопротивления под названием "Красная капелла".

Выдающихся результатов добилась в этот период нелегальная резидентура во Франции. А разведчик-нелегал Дмитрий Быстролетов ("Ганс") сумел завербовать сотрудника Форин оффис Британии "Арно", от которого были получены ценнейшие документальные материалы.

По указанию Артузова была воссоздана нелегальная резидентура в Англии, руководимая знаменитым разведчиком-нелегалом А. Дейчем, лично завербовавшим свыше двадцати агентов. Ею и была приобретена знаменитая "кэмбриджская пятерка", от которой поступала документальная информация о деятельности МИД и МВД Великобритании, англо-германских отношениях, положении в основных политических партиях страны, торговой политике и других вопросах, интересовавших Москву. В годы войны от нее поступала информация и по Германии, где в тот период не существовало резидентуры внешней разведки. В МАЕ 1934 года, когда угроза агрессии стала реальностью, и не исключалось создание блока западных стран на антисоветской основе, Политбюро рассмотрело вопрос о координации деятельности военной и политической разведок. Начальник ИНО ОГПУ Артузов был тогда назначен по совместительству заместителем начальника Разведывательного управления РККА. 21 мая 1935 г. он был освобожден от обязанностей начальника ИНО НКВД и полностью сосредоточился на работе в военной разведке, которую тогда возглавлял Ян Карлович Берзин. С ним в Разведупр РККА пришли и три видных разведчика из ИНО НКВД - Мейер, Штейнбрюк и Карин.

Артур Христианович успел немало сделать для совершенствования работы Разведупра РККА, укрепляя прежде всего работу военной разведки с нелегальных позиций. В 1935 г. по его предложению за рубеж был командирован разведчикнелегал Ян Черняк, который в течение двенадцати лет возглавлял крупнейшую агентурную сеть, охватывавшую несколько стран Европы, и впоследствии был удостоен звания Героя России. Именно Артузов принял в Разведупр легендарного военного разведчика Хаджи-Умара Мамсурова ("Ксанти"), отличившегося в Испании. В тот же период нелегальным военным разведчиком стал знаменитый Шандор Радо, обосновавшийся в Швейцарии под псевдонимом "Дора". Он же был и "крестным отцом" выдающегося разведчика-нелегала Героя Советского Союза Рихарда Зорге... Даже одно перечисление этих имен, вошедших в "золотой фонд" разведки, свидетельствует о незаурядном уме и высочайшем профессиональном мастерстве Артура Христиановича. Он умел работать на будущее: в суровые годы военного лихолетья от этих людей будет поступать ценнейшая военная и политическая информация, в том числе по атомному оружию. Среди руководителей разведок Артузов не имеет себе равных...

Но положение его в Разведупре оказалось непрочным. Нарком обороны Ворошилов с подозрением относился к чекистам, считая, что они присланы Сталиным для наблюдения за ним, а потому началось их неприкрытое выживание из военной разведки.

26 сентября 1936 г. наркомом внутренних дел стал Николай Ежов, заменив на этом посту Генриха Ягоду. Отношения между военными и чекистами в Разведупре резко обострились - их стали именовать "людьми Ягоды"... Стараниями Ворошилова 11 января 1937 г. Политбюро приняло решение об освобождении Артузова от работы в военной разведке и направлении его в НКВД, где он фактически остался не у дел, а его уникальный разведывательный опыт - невостребованным. В ночь с 12 на 13 мая 1937 г. Артур Христианович был арестован и обвинен по зловещей 58-й статье - по тому из ее пунктов, где говорилось о "контрреволюционных преступлениях" и "шпионаже"...



Телефон доверия: (495) 224-2222 (круглосуточно)
Почтовый адрес: г.Москва. 107031, ул.Большая Лубянка, дом 1/3

© 2018. © Федеральная служба безопасности Российской Федерации. 1999 - 2018 г.
При использовании материалов ссылка на сайт ФСБ России обязательна.