Размер шрифта Цвет:       Доп. настройки: Обычная версия сайта

Интервал между буквами и строками: Стандартный Средний Большой

Свернуть настройки Шрифт: Arial Times New Roman

Если вы обладаете любой информацией о совершенных или готовящихся терактах, просьба обращаться в ФСБ России по телефонам:
+7 (495) 224-22-22 8 (800) 224-22-22
Для получения информации о порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию российских и иностранных граждан (лиц без гражданства), выдачи пропусков для въезда (прохода) лиц и транспортных средств в пограничную зону, выдачи разрешения на неоднократное пересечение иностранными судами государственной границы Российской Федерации на море обращаться в ВЕБ-ПРИЕМНУЮ ФСБ России

Для получения справочной информации обращаться в ПОГРАНИЧНЫЕ ОРГАНЫ

ГОСБЕЗОПАСНОСТЬ ПОД УДАРОМ

ИГОРЬ ХЛЕБНИКОВ
18.04.2003
3 февраля 2003 г. исполнилось сто лет с момента создания первого специализированного контрразведывательного органа Российской империи - "Разведочного" отделения Генерального штаба. Этой дате были специально приурочены седьмые "Исторические чтения на Лубянке", состоявшиеся 29-30 января в Культурном центре ФСБ России и организованные Обществом изучения истории отечественных спецслужб, у истоков образования которого стоял бывший начальник ЦОС ФСБ генерал Александр Зданович.

В чтениях приняли участие более 200 делегатов из Петербурга, Пскова, Казани, Архангельска и других городов нашей страны. Мы знакомим читателей с одним из выступлений.

"Государственная безопасность" - термин, впервые появившийся в Конституции СССР 1936 года, на протяжении нескольких десятилетий XX века являлся важной лексической единицей современного политического и политологического языка.

"Госбезопасность", "органы" стали синонимом определения органов НКВД-НКГБ-МГБ-КГБ СССР, как они именовались в различные периоды своего существования.

В 80-е годы XX века, ставшие, в силу целого ряда причин последним десятилетием существования Комитета государственной безопасности СССР и его органов на местах, как известно, в нашей стране происходили важные социально-политические перемены, в конечном счете, изменившие весь ее облик.

Не могли они не коснуться как правового положения самих органов КГБ, так и отношения населения к их деятельности, а также понимания задач и проблем обеспечения национальной (государственной) безопасности.

В этой связи представляется необходимым подробнее рассмотреть диалектику отношения общественного мнения к органам госбезопасности.

Одной из важнейших политических новелл середины 80-х годов явилось требование расширения гласности в деятельности государственных органов. При этом сразу хочу подчеркнуть, что не являюсь противником гласности как таковой.

Значительный социально-политический, мобилизационный потенциал гласности в деятельности органов госбезопасности также хорошо понимали наши предшественники.

Как отмечалось по этому поводу в редакционной статье "Наш журнал" первого номера "Еженедельника Чрезвычайных комиссий по борьбе с контрреволюцией и спекуляцией", датированном 25 сентября 1516 г., "Приступая к изданию настоящего "Еженедельника", редакция ставит своей целью ряд задач, которые вытекают из самого хода русской революции, которая обусловливает создание и работу таких органов, как Чрезвычайные комиссии, нуждающиеся в связи и руководстве, в выработке общих планов и энергичное проведение последних. Таковым органом должен являться наш журнал. И, наконец, "Еженедельник" будет представлять из себя историческую ценность, поскольку в нем будут разрабатываться и вскрываться все виды и планы наших врагов".

В этой же статье подчеркивалось: "гласность весьма полезна и необходима для нашего дела".

Всего вышло 5 номеров "Еженедельника", каждый объемом 51 страница. Главным редактором издания являлся член иногороднего отдела ВЧК Б.Фомин. Каждый выпуск "Еженедельника" уведомлял: "Адрес редакции и конторы: Москва, Большая Лубянка д. 9. Принимается подписка на "Еженедельник Чрезвычайных комиссий". Подписная цена - на 12 месяцев 46 рублей" (подписка была также возможна на 1, 3 и 5 месяцев).

Вопросам гласности в деятельности Чрезвычайных комиссий уделялось большое внимание руководством ВЧК и редакцией "Еженедельника". В рецензии на 2 Бюллетеня Пермской окружной ЧК, помещенной в первом выпуске "Еженедельника", отмечалось: "Издание бюллетеней Чрезвычайными комиссиями можно только приветствовать. Освещая приемы и методы борьбы с контрреволюционными явлениями и спекуляцией, Чрезвычайные комиссии взаимообразно обогащаются полезными знаниями, опыты одной из них могут оказаться полезными и плодотворными для многих других.

По отношению к населению освещение деятельности Ч.К. подкупает симпатии и доверие широких слоев народных масс и вместе с этим увеличивает число помощников и защитников Советской власти...".

В третьем выпуске "Еженедельника" опубликовано следующее обращение ко "Всем губернским Ч.К.": "Настоящим Редакционная коллегия "Еженедельника" обращается ко всем комиссиям в целом, а также к их отдельным ответственным работникам, работающим по следствию, присылать статьи и главным образом документы контрреволюционного характера, как старого времени, так и времен Керенского, и возможные документы, имеющие общественное значение, отобранные у контрреволюционеров. Присылать характеристики, заключения следователей и комиссии по спекулятивным делам, вообще шлите все материалы и документы (можно в копиях), имеющие общественный интерес.

Только при дружном сотрудничестве самих Ч.К. и их сотрудников журнал сумеет обслуживать и общество, и комиссии".

Следует отметить, что, по нашему мнению, закрытие "Еженедельника ВЧК" в октябре 1918 г. явилось ошибочным в историческом плане, сделав, тем самым, информацию о деятельности чрезвычайных комиссий менее открытой, недоступной населению, контролирующим органам.

Прошли многие годы, прежде чем политика перестройки вновь остро поставила проблему расширения гласности в деятельности органов безопасности России.

Одной из ее форм стали регулярно проводимые Центром общественных связей ФСБ России с 1997 года "Исторические чтения на Лубянке", на которых выступало немало историков из различных вузов и исследовательских организаций страны.

Малоизвестной страницей эпохи перестройки, начавшейся в апреле 1985 г., является крупная информационно-пропагандистская кампания, сущность и основное содержание которой в полной мере раскрывает лозунг, под которым она проводилась. "Превратим год празднования 70-летия Октябрьской революции в год 50-летия большого террора 1937 года! Для ее осуществления активно использовались опубликованные за границей материалы, в том числе и перебежчиков из КГБ и ГРУ (Агабекова, Кривицкого, Гордиевского, Резуна и др.), а также известного тесными связями с ФБР США издателя "Ридер дайджеста" Джона Д. Баррона, выпустившего в 1974 г. книгу "КГБ: секретная работа секретных советских агентов" (в России издана в начале 90-х годов).

Именно эта работа стала основой для многочисленных публикаций в отечественной прессе, "разоблачающих происки" госбезопасности.

Следует, однако, подчеркнуть, что книга эта явилась зеркальным отражением работы известного историка из ГДР Юлиуса Мадера "Who is Who in CIA" ("Кто есть кто в ЦРУ"), изданной более чем на десять лет ранее, но не публиковавшейся в Советском Союзе.

Следует также отметить, что на волне "перестройки и расширения гласности" в тот период времени значительно возросли тиражи так называемых "центральных газет и журналов", в связи с чем их возможности по оказанию информационно-психологического воздействия на читательскую аудиторию были весьма существенными.

Приведем пример реального "профессионального становления" одного из "независимых" экспертов по отечественным спецслужбам.

После опубликования на рубеже 90-х годов в "Московских новостях" серии статей о КГБ, основанных на упомянутой книге Дж. Баррона, в то время корреспондент этого издания Е.М. Альбац была приглашена на шестимесячную стажировку в США по приглашению одного из влиятельных изданий этой страны.

Оттуда она уже вернулась со статусам "эксперта" по деятельности советских спецслужб.

Об отношении к органам безопасности, а также ко всему комплексу проблем обеспечения национальной безопасности, откровенно писали впоследствии многие активные деятели периода перестройки.

Так К.Н.Боровой в своей книге "Путь к свободе" прямо указывал, что "нашей целью была ликвидация КГБ".

Эту политическую установку реализовал ставший на некоторое время председателем КГБ В. В. Бакатин, в своих мемуарах "Избавление от КГБ" признававший, что его целью являлось "изживание чекизма".

Необходимо отметить, что, направляя удар в первую очередь против некоторых моментов и сторон деятельности КГБ, все эти деятели в действительности наносили удар не только по государственной, но и по национальной безопасности, национальным интересам Советского Союза.

Завершая краткий обзор "атаки на госбезопасность", нельзя не упомянуть и о провокаторской деятельности некоторых отщепенцев от КГБ, главное место среди которых принадлежит отставному генералу О.Д. Калугину.

Вот что о нем писали американские авторы Норман Полмер и Томас Б. Аллен (Энциклопедия шпионажа. М. 1999. С. 275): в 1988-1989 годы, выйдя в отставку, "он на всю страну клеймил КГБ как "сталинистскую организацию". В сентябре 1990 г. Калугин избирается в парламент депутатом от Краснодарского края... После провала переворота (21 августа 1991 г. - О.Х.). Калугин стал советником у председателя КГБ В. Бакатина...

Получив, наконец, полную возможность открыто высказывать свое мнение, Калугин заявил, что в будущем КГБ не будет брать на себя "политических" функций. До сих пор Калугин упорно продолжает выступать (как в России, так и в Соединенных Штатах), за более строгий контроль за российскими спецслужбами".

В 1992 г., получив вид на жительство в США, Калугин опубликовал свою очередную книгу "Сжигая мосты".

Однако, как не покажется это парадоксальным, ныне он активно подвизался на ниве воспитания американского патриотизма, выполняя ныне ту же функцию, что в 60-е годы прошлого века выполнял другой перебежчик из КГБ Анатолии Голицин.

Он активно выступает в мероприятиях проводимой ежегодно с 1986 г. "недели национальной разведки", служащей делу воспитания у населения уважения к отечественным спецслужбам и привлечения его к оказанию им помощи. Эти мероприятия, по мнению администрации, нужны для того, чтобы "американский народ осознал, что разведка действует на передовой линии обороны США и что эффективность разведывательных возможностей страны составляет жизненно важный ресурс безопасности и процветания Соединенных Штатов".

В 1988 году автору данной статьи довелось проводить контент-анализ ряда публикаций центральных и региональных изданий - всего около 900 статей, по вопросам освещения деятельности органов госбезопасности на различных этапах их существования и деятельности.

По принятой в такого рода исследованиях классификации 70% анализируемых публикаций имели ярко выраженный негативный, "разоблачительный" характер в отношении деятельности органов госбезопасности, причем в основном они касались периода 30-х - 50-х годов. 20% составляли "нейтральные" и 10% - "позитивные" материалы о современной деятельности органов КГБ. Последние, как правило, были подготовлены при участии подразделения общественных связей - тогда пресс-групп органов КГБ СССР.

Естественно, что подобные диспропорции в информационном потоке, в сочетании с его интенсивностью и тиражами не могли не сказываться на формирующихся у аудитории представлениях и отношениях к органам госбезопасности на всем периоде их существования, на чем подробнее мы остановимся далее.

Нельзя также не отметить, что в тот период времени немало для правдивого и объективного освещения деятельности органов безопасности, реализации решения коллегии КГБ от II мая 1989 г. сделал бывший начальник пресс-службы УКГБ по г. Москве и Московской области, а впоследствии Центра общественных связей МБ-ФСК-ФСБ ныне генерал-майор в отставке А. Г. Михайлов.

В качестве лишь нескольких примеров расширения гласности в деятельности КГБ назовем проведение "дней открытых дверей" в Высшей школе им. Ф.Э. Дзержинского, а также специально подготовленной Высшей школой уникальное издание "КГБ лицом к народу".

По иронии судьбы, первой телевизионной съемочной группой, посетившей Высшую школу в сентябре 1989 г., стала бригада токийского телевидения.

Несколько выходя за хронологические рамки рассматриваемого периода, нельзя, тем не менее, не упомянуть о проведенной в феврале 1994 г. научной конференции "Российские спецслужбы: история и современность", на основании материалов которой была издана "Белая книга российских спецслужб" (М., 1995). Это уникальное издание сыграло важную роль в серьезном, профессиональном освещении комплекса проблем национальной безопасности, связанных с деятельностью реформируемых органов госбезопасности.

Отмечавшаяся массированная информационно-пропагандистская атака на КГБ не могла, конечно, не отразиться и на отношений населения нашей страны к органам безопасности и их сотрудникам.

В декабре 1991 - январе 1992 г. Институт социологии РАН по заказу межреспубликанской службы безопасности провел опрос 1550 граждан 9 бывших союзных республик СССР на тему "Общественное мнение о службе государственной безопасности" (Руководитель проекта О.В. Крыштановская. см.: Сторонники и противники госбезопасности, явного преимущества нет ни у тех, ни у других (Независимая газета. 1993, 107, 10 июня).

По мнению опрошенных, сотрудник КГБ - это, прежде всего, профессионал (64% ответов респондентов), умный (46%), человек долга (45%).

В то же время около 30% респондентов считали, что они лично или их родственники пострадали в разные годы от действий органов НКВД-МГБ-КГБ. Разумеется, при всей очевидной абсурдности этой цифры, тем не менее, подобные настроения также являлись характеристикой массового общественного сознания.

В этой связи, если 17, 9% опрошенных считали, что деятельность органов госбезопасности с 1917 г. принесла в основном пользу, то 33, 6% оценивали ее отрицательно.

Однако 22% тех, кто считали себя пострадавшими от действий КГБ, оценивали деятельность органов госбезопасности в целом позитивно.

По мнению опрошенных, приоритетными для деятельности преемников КГБ должны были стать:

- борьба с мафией, наркобизнесом, терроризмом (82% ответов):
- охрана военных объектов и государственных секретов (75%);
- противодействие вооруженному захвату власти (73%).

Всероссийским центром изучения общественного мнения и маркетинга (ВЦИОМ) в рамках регулярно проводимых опросов населения респондентам неоднократно задавался вопрос о степени доверия различным государственным органам, в том числе и Федеральной службе безопасности.

Понятно, что негативные стереотипы, сформированные у части населения многочисленными критическими выступлениями средств массовой информации в 1987-1993 гг., не могли не сказаться на его отношении к деятельности органов безопасности - Министерства безопасности - Федеральной службы контрразведки и Федеральной службы безопасности Российской Федерации.

Динамика ответов респондентов на вопрос анкеты "В какой мере, на ваш взгляд, заслуживают доверия..?" в разные годы были представлена в виде таблицы... При этом мы приводим данные только после сентября 1999 г., знаменовавшегося началом проведения новой масштабной контртеррористической операции в Чечне.

Таким образом, в результате сравнения сопоставимых данных можно сделать вывод, что в 2001-2002 годы степень доверия населения к органам ФСБ России оставалась достаточно стабильной. Причем из государственных структур большим доверием в нашей стране традиционно пользуются Вооруженные силы (армия), которые совместно с органами ФСБ и МВД участвуют как в мероприятиях по борьбе с терроризмом, так и в локализации и ликвидации вооруженных конфликтов.

Другие правоохранительные органы - милиция, суды и прокуратура пользуются меньшей степенью доверия со стороны населения, что, по-видимому, сказывается в определенной мере и на эффективности их деятельности.

Следует в этой связи задаться вопросом, а не были ли широко разрекламированная в апреле прошлого года в Лондоне "презентация" весьма ограниченному кругу "общественности" фильма "ФСБ взрывает Россию" (по заказу Б. Березовского), очередной попыткой нанести удар по системе национальной безопасности России?

Ведь из 55-минутного фильма, понимая его явную тенденциозность, авторы "презентовали" лишь 15 минут отрывков.

В заключение также представляется целесообразным привести результаты опроса, проведенного в сентябре 2002 г. об отношении населения к создателю органов ВЧК Ф.Э. Дзержинскому.

23% опрошенных ВЦИОМ целиком положительно относились к идее восстановления памятника Дзержинскому на Лубянской площади, а еще 33% - "скорее положительно" ответили на этот вопрос. Соответственно, "скорее отрицательно" к этой идее относились 14 и "резко отрицательно" 9 процентов опрошенных.

В тоже время 89% опрошенных высказались за восстановление памятника Дзержинскому. При этом свой выбор 36% респондентов мотивировали свой выбор тем, что "это памятник одной из эпох истории России, от которой не следует отказываться", а 25% тем, что "это восстановление исторической справедливости по отношению к видному деятелю советской власти, который сделал много хорошего".

Среди десяти деятелей времен революции Ф.Э. Дзержинский занимает второе место по числу симпатизирующих ему респондентов -28% ответов, а стойкую антипатию он вызывает только у 6% из них.

Добавим лишь то, что большую симпатию респонденты испытывают к В.И. Ленину - 36% ответов, а на третьем месте находится И.В. Сталин, пользующийся симпатией 22% респондентов.

Телефон доверия:
(495) 224-2222 (круглосуточно)

107031, г.Москва,
ул.Большая Лубянка, дом 1

Веб-приемная

© Федеральная служба безопасности Российской Федерации, 1999 - 2021 г. При использовании материалов ссылка на сайт ФСБ России обязательна.