Если вы обладаете любой информацией о совершенных или готовящихся терактах, просьба обращаться в ФСБ России по телефонам:
+7 (495) 224-22-22     8 (800) 224-22-22

ФЕНОМЕН АНДРОПОВА

ФЕНОМЕН АНДРОПОВА
02.12.2004

Генеральный секретарь ЦК КПСС, Председатель Президиума Верховного Совета СССР Юрий Владимирович Андропов, без сомнения, является одной из выдающихся исторических фигур ХХ века. Не только потому, что он первым из руководителей спецслужб мира стал главой государства, но и потому, что его известность и популярность связаны во многом именно с его пребыванием на посту Председателя КГБ СССР.

Авторы широко известной в мире "Энциклопедии шпионажа" подчеркивали, что "в годы председательства Ю.Андропова КГБ завоевал себе относительно прочную репутацию мощного спецведомства" /1/.

"Российская газета" так писала о нем 14 июня 1999 года: "Эта неординарная личность заслуживает глубокого изучения. Потому что его короткая деятельность на посту Генерального секретаря ЦК оставила яркий след, вскрыв негативные тенденции в развитии общества..., с которыми общество должно повести решительную борьбу. Ту самую, которую начал, но не сумел довести до конца Андропов".

О личности Андропова написано /2/ и еще будет написано немало. Интерес представляет и творческое наследие Андропова, причем далеко не все оно еще исследовано и опубликовано /3/.

Феномен Андропова слагается как из реальных фактов его биографии, окружающих его мифов, так и оценок, представленных в общественном мнении о нем.

И если для людей среднего возраста Юрий Владимирович Андропов еще их современник, то для молодых поколений он - лишь одна из исторических персоналий предыдущих эпох.

Что же могут узнать об Андропове сегодняшние школьники?

Девятиклассники ныне читают, что в 70-е годы прошлого века "заметно возросла роль КГБ не только в обеспечении контроля над обществом, но и в принятии важнейших политических решений. Не случайно преемником Брежнева на посту лидера партии и государства стал бывший председатель КГБ Ю.В.Андропов".

О самом же Андропове говорится, что он "являлся типичным представителем "просвещенного тоталитаризма". Был широко образован, от природы наделен теми качествами, которые привлекали к нему людей. Обладая незаурядным умом и политической одаренностью, Андропов был одним из немногих высших руководителей страны, известных своей скромностью, личным бескорыстием, даже аскетизмом. Он умел располагать к себе собеседника; писал прекрасные лирические стихи... Андропов был весьма жестким человеком, для которого в принципиальных вопросах не могло быть уступок". О его деятельности на посту генерального секретаря ЦК КПСС отмечалось, "предпринимая меры по наведению элементарного порядка, искоренению коррупции, Андропов выступал с позиций сохранения и обновления системы... Лейтмотивом изменений и умеренных реформ, предпринятых Андроповым, стал девиз "Так жить нельзя!" /4/.

Думается, что авторитет, уважение и популярность Андропова были завоеваны им именно на посту руководителя Комитета государственной безопасности СССР и благодаря его подходу к воспитанию чекистов и руководству органами госбезопасности, в связи с чем представляется целесообразным подробнее остановиться на этих вопросах.

По неоднократно высказывавшемуся Андроповым мнению, "ныне источник угрозы безопасности СССР лежит вовне. Оттуда, извне, классовый противник пытается перенести на нашу территорию подрывную деятельность, активизировать и провоцировать идеологические диверсии, рассчитывая на отдельных неустойчивых людей" /5/.

В то же время, органы государственной безопасности - это специальные органы, которые призваны специфическими методами и средствами борьбы в пределах своей компетенции содействовать обеспечению нормальной жизни советских людей. Но при этом "деятельность органов государственной безопасности должна строго соответствовать историческому процессу развития нашего общества и в первую очередь развитию и совершенствованию современной социалистической демократии...

Поддержка и помощь органам госбезопасности со стороны масс являлась и является важнейшим условием эффективности всей чекистской деятельности" /6/.

Главная задача чекистов, неоднократно повторял Андропов, "пресекать деятельность тех, кто становится на путь антигосударственных действий, кто посягает на права советских людей, на интересы советского общества. В сегодняшних условиях обеспечение безопасности - это обеспечение безопасности не только государства, но всего общества от посягательств классового противника" /7/.

Как руководитель, Юрий Владимирович не мог не обращать самое пристальное внимание на методы и стиль работы подчиненных, на вопросы их воспитания и профессиональной подготовки. В этой связи он подчеркивал: "имея дело с законом, мы должны самым строжайшим образом соблюдать его и по духу, и по форме. Здесь никаких отступлений быть не может. Органы государственной безопасности должны подавать пример неукоснительного соблюдения законности, быть законопослушными. Быть законопослушным - значит не только строго соблюдать права и свободы советских граждан (выделено мной. - О.Х.). Это значит также решительно и твердо принимать меры, определенные советскими законами, в отношении тех лиц, которые становятся на путь антисоветских враждебных действий". Но решительно - это не значит безрассудно: "нашим действиям, как никогда прежде, необходимы продуманность, прицельность. Надо научиться каждый раз бить точно, без недолетов или перелетов, а, как говорится, в яблочко" /8/.

Чрезвычайно актуально по своему содержанию и сегодня, если абстрагироваться от политической лексики той далекой эпохи, звучат следующие слова Андропова, обращенные к выпускникам Высшей школы КГБ в июле 1967 г.: "важным средством завоевания доверия масс является гласность в чекистской работе. Советский народ должен быть больше и лучше информирован о подрывной деятельности иностранных разведок, зарубежных антисоветских центров, а также о подрывной деятельности антисоветских элементов внутри страны. Советские люди должны больше знать о трудной и сложной работе чекистских органов" /9/.

Выступая на собрании комсомольцев центрального аппарата КГБ 23 октября 1968 г., председатель КГБ обращал внимание на следующие обстоятельства: "В такой работе как наша, в силу оказанного нам доверия, в силу того, что эта работа дает нам немалые полномочия и в то же время она в определенной мере закрыта от публичной критики, довольно легко зазнаться, утратить трезвое, критическое отношение к себе. Вот почему надо быть особенно бдительным. Вот почему скромность есть и всегда будет у нас одним из важных критериев оценки работников.

...Что значит быть на высоте требований? Это значит... уметь воспитать в себе и пронести через всю жизнь такие высокие качества, как честность, чуткость к окружающим, умение видеть в людях не только плохое, но и хорошее. Об этом важно помнить, так как в нашей работе часто приходится сталкиваться с изнанкой жизни, самыми неприглядными ее чертами. Все это у людей нестойких может породить известный перекос в мировоззрении, в характере и в отношении к человеку. Для нашей работы такой перекос - дело недопустимое. Чекист без веры в советского человека, подменивший настоящую острую бдительность болезненной подозрительностью, видящий во всем одно только плохое - это плохой чекист".

Для Андропова была характерна высокая требовательность к кадрам. "Четкость, конкретность, оперативность - неоднократно подчеркивал он, - должны сочетаться у нас с нетерпимостью ко всякого рода нарушениям и расхлябанности, не взирая на то, какое служебное положение занимает то или иное лицо" /10/.

Выступая 1 сентября 1981 г. перед личным составом Высшей Школы КГБ Ю.В.Андропов наметил целую программу повышения эффективности подготовки чекистских кадров. В частности, он отмечал: "было бы правильным теперь, опираясь на этот большой опыт и хорошие традиции школы, подумать над тем, как повысить уровень научной, учебной и воспитательной работы, чтобы выпускники школы и в профессиональном, и в морально-политическом отношении в полной мере отвечали бы тем возросшим требованиям, которые предъявляются к чекистам развитием советского общества, а также усложнившимся характером борьбы с противником...

Из школы выпускники должны вынести необходимую сумму знаний. Но это только одна сторона дела. Одних книжных знаний недостаточно... Чтобы быть на высоте партийных, политических требований, чтобы умело применять полученные знания на практике, выпускник школы должен обладать еще и чекистским характером.

...Важно, чтобы чекистская наука умела глубоко заглянуть в будущее, чтобы выпускники школы унесли с собой знания, необходимые для решения задач не только сегодня, но и завтра...

От чекиста требуется высокая нравственная и моральная чистота. Он должен во всех своих поступках и действиях руководствоваться благородными принципами и нормами социалистического общежития. Вместе с тем решительно бороться со всем, что чуждо нашему социалистическому образу жизни. Здесь не может быть никаких компромиссов со своей совестью. От чекиста требуются активная жизненная позиция, боевой чекистский характер" /11/.

Важной составляющей подготовки и воспитании чекистских кадров является вопрос об отношении к гражданам, в том числе переступившим границы дозволенного, или балансирующим на грани нарушения закона. В многочисленных обращениях Андропова к чекистским коллективам мы можем найти немало указаний на этот счет.

"Решительно пресекая враждебную деятельность, - подчеркивал он еще в апреле 1971 г., - мы должны вместе с тем избегать однобокости, уметь отделять от врага тех лиц, кто случайно попал во враждебную среду, политически заблуждаются или используются противником".

На одном из совещаний руководящего состава органов КГБ в феврале 1979 г. Ю.В.Андропов обращал внимание на то, что "чекисты призваны бороться за каждого советского человека, когда он оступился, чтобы помочь ему встать на правильный путь. В этом и заключается одна из важнейших сторон деятельности органов госбезопасности. Она имеет большую политическую значимость, вытекающую из самой гуманной сущности нашего строя, отвечает требованиям идеологической работы партии" /12/.

Как известно, с именем Андропова связано образование в системе КГБ подразделений по борьбе с идеологическими диверсиями противника.

В связи с тем, что данное обстоятельство нередко используется для критических и даже клеветнических высказываний в адрес Андропова, представляется целесообразным подробнее остановиться на этом вопросе.

17 июля 1967 г. по инициативе Андропова Политбюро ЦК КПСС приняло решение о создании в структуре КГБ самостоятельного 5-го управления по борьбе с идеологическими диверсиями противника.

В записке в ЦК КПСС с обоснованием целесообразности образования самостоятельного управления по борьбе с идеологическими диверсиями противника от 3 июля 1967г. N 1631-А Ю.В.Андроповым подчеркивалось: "имеющиеся в Комитете государственной безопасности материалы свидетельствуют о том, что реакционные силы империалистического лагеря, возглавляемые правящими кругами США, постоянно наращивают свои усилия в плане активизации подрывных действий против Советского Союза. При этом одним из важнейших элементов общей системы Борьбы с коммунизмом они считают психологическую войну...

Замышляемые операции на идеологическом фронте противник стремится переносить непосредственно на территорию СССР, ставя целью не только идейное разложение советского общества, но и создание условий для приобретения у нас в стране источников получения политической информации.

В 1965-1966гг. органами госбезопасности в ряде республик было вскрыто около 50 националистических групп, в которые входило свыше 500 человек. В Москве, Ленинграде и некоторых других местах разоблачены антисоветские группы, участники которых в так называемых программных документах декларировали идеи политической реставрации...

Под влиянием чуждой нам идеологии у некоторой части политически незрелых советских граждан, особенно из числа интеллигенции и молодежи, формируются настроения аполитичности и нигилизма, чем могут пользоваться не только заведомо антисоветские элементы, но также политические болтуны и демагоги, толкая таких людей на политически вредные действия..." /13/.

В этой связи в цитировавшейся записке предлагалось создать в центральном аппарате КГБ самостоятельное управление (пятое), возложив на него функции:

- организации работы по выявлению и изучению процессов, могущих быть использованными противником в целях идеологической диверсии;

- выявления и пресечения враждебной деятельности антисоветских, националистических и церковно-сектантских элементов, а также предотвращения (совместно с органами МООП - министерства охраны общественного порядка - О.Х.), массовых беспорядков;

- разработки в контакте с разведкой идеологических центров противника, антисоветских эмигрантских и националистических организаций за рубежом;

- организация контрразведывательной работы среди иностранных студентов, обучающихся в СССР, а также по иностранным делегациям и коллективам, въезжающим в СССР по линии Министерства культуры и творческих организаций.

При этом предусматривалось также создание соответствующих подразделений "на местах", то есть в Управлениях и городских отделах КГБ СССР.

В то же время в этой записке в Политбюро ЦК Ю.В.Андроповым, в частности, отмечалось, что если в марте 1954г. в контрразведывательных подразделениях КГБ работало 25375 сотрудников, то в июне 1967г. - только 14263 человека. И в этой связи новый председатель просил увеличить штат Комитета на 2250 единиц, в том числе на 1750 офицерских и 500 вольнонаемных должностей /14/.

Эта записка была рассмотрена Политбюро ЦК КПСС 17 июля 1967г. и в тот же день было принято соответствующее постановления Совета министров СССР.

Согласно приказу N 0096 от 27 июля 1967г. штат образованного 5-го управления КГБ составил 201 должностную единицу, а его куратором по линии руководства стал первый заместитель председателя КГБ С.К.Цвигун.

Как отмечалось в одной из записок Андропова в ЦК КПСС от 17 апреля 1968 г., "в отличие от ранее имевшихся в органах госбезопасности подразделений (секретно-политический отдел, 4 Управление и др.), которые занимались вопросами борьбы в идеологической области с враждебными элементами, главным образом, внутри страны, вновь созданные пятые подразделения призваны вести борьбу с идеологическими диверсиями, инспирируемыми нашими противниками из-за рубежа.

В решении Коллегии основное внимание обращается на своевременное разоблачение и срыв враждебных происков империалистических государств, их разведок, антисоветских центров за рубежом в области идеологической борьбы против Советского государства, а также на изучение нездоровых явлений среди отдельных слоев населения нашей страны, которые могут быть использованы противником в подрывных целях... Коллегия исходила из того, что результатом профилактической работы должно быть предупреждение преступлений, перевоспитание человека, устранение причин, порождающих политически вредные проявления. Задачи борьбы против идеологической диверсии противника будут решаться в тесном контакте с партийными органами в центре и на местах, под их непосредственным руководством и контролем" /15/.

Как вспоминал Ф.Д.Бобков, один из главных руководителей 5-го управления, поясняя ему задачи создаваемого подразделения КГБ, Андропов подчеркивал, что чекисты должны знать планы и методы работы противника, "видеть процессы, происходящие в стране, знать настроения людей... Необходимо постоянно сопоставлять данные контрразведки относительно замыслов противника и его действий в нашей стране с данными о реальных процессах, которые у нас происходят. Такого сопоставления до сих пор никто не делал: никому не хотелось брать на себя неблагодарную задачу - информировать руководство об опасностях, таящихся не только в строго засекреченных, но и в открытых пропагандистских акциях противника" /16/.

На наш взгляд, наиболее полное и адекватное представление о задачах деятельности и назначении нового управления КГБ дает ряд выступлений Андропова перед чекистскими аудиториями.

Так, 23 октября 1968 г. он подчеркивал: "враг не брезгует никакими средствами. В своем стремлении ослабить социалистические страны, союз между социалистическими государствами, он идет на прямую и косвенную поддержку контрреволюционных элементов, на идеологическую диверсию, на создание всевозможных антисоциалистических, антисоветских и иных враждебных организаций, на разжигание национализма... В идеологической диверсии империалисты делают ставку на идейное разложение молодежи, использование недостаточного жизненного опыта, слабую идейную закалку отдельных молодых людей. Они стремятся... противопоставить ее старшему поколению, привнести в советскую среду буржуазные нравы и мораль... Средства подрывной деятельности становятся более изощренными и замаскированными" /17/.

26 апреля 1971 г. председатель КГБ указывал на обязанность чекистов "видеть реально существующие явления и процессы, быстро и оперативно реагировать на изменения в обстановке, пресекать разведывательные операции вражеских спецслужб, находить действенное противоядие против идеологических диверсантов, срывать попытки перенести враждебную деятельность на нашу территорию.

...было бы неверно закрывать глаза на то, что у нас встречаются еще отдельные люди, которые теряют классовую ориентацию, пасуют перед трудностями, обнаруживают нездоровые настроения, вступают в конфликт с нормами и законами советского общества. Чекисты обязаны правильно оценивать обстановку и видеть, что... кое-где в стране есть еще элементы, на которые рассчитывают наши враги, и которые они хотели бы поставить на службу своим подрывным целям. Поэтому понятие высокой бдительности для всех советских людей и сегодня, несмотря на наши огромные успехи, не является понятием абстрактным" /18/.

В выступлении на совещании в КГБ, специально посвященном вопросам борьбы с идеологической диверсией империалистических государств против СССР, Андропов подчеркивал: "Идеологическая диверсия... не является обычной идеологической борьбой, которая объективно вытекает из реального существования двух противоположных систем... Это, прежде всего, форма подрывной деятельности... против социализма. Ее цель - ослабление, расшатывание социалистического строя. Она ведется специальными средствами и часто представляет собой прямое вмешательство внутренние дела социалистических стран, что противоречит общепризнанным нормам международного права, социалистическим законам... Ее отличает и то, что она осуществляется в наше время не обычным пропагандистским аппаратом, а специально организованными службами. Эти спецслужбы, конечно, используют буржуазный пропагандистский аппарат, используют все средства массовой информации, но основную ставку делают на специальные диверсионно-подрывные средства" /19/.

В связи с образованием в структуре 5 управления новых отделов - первоначально их было 6, штат управления к 1982г. увеличился до 424 человек.

Всего же, как вспоминал Ф.Д.Бобков, по линии 5-го управления в СССР служило 2,5 тысячи сотрудников. В среднем в области в 5 службе или отделе работало 10 человек. Оптимальным был и агентурный аппарат, в среднем на область приходилось 200 агентов /20/.

Нередко ранее, да и сейчас еще, много говорится о якобы преследовании "диссидентов" за инакомыслие, ущемлении права на собственное мнение, свободу слова и распространения информации.

Однако следует заметить нашим соотечественникам, что свобода слова и распространения информации, вопреки широко распространенному, но ошибочному, мнению, отнюдь не безграничны.

Часть 3 статьи 19 Международного пакта о гражданских и политических правах, ратифицированного Президиумом Верховного Совета СССР 18 сентября 1973г., устанавливает, что пользование правом на свободу слова "налагает особые обязанности и особую ответственность. Оно может быть, следовательно, сопряжено с такими ограничениями, которые, однако, должны быть установлены законом и являться необходимыми:

а) для уважения и репутации других лиц;

б) для охраны государственной безопасности, общественного порядка, здоровья или нравственности населения" /21/.

Еще более категорична на это счет часть 2 статьи 10 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод. Она гласит:

"Пользование этими свободами, поскольку это согласуется с обязанностями и ответственностью, может быть предметом таких формальностей, условий, ограничений или наказаний, предусмотренных в законе и необходимых в демократическом обществе в интересах национальной безопасности, территориальной целостности или публичного порядка в целях предотвращения беспорядков и преступлений, для защиты здоровья и морали, а также для защиты репутации или прав других лиц, для предотвращения утечки информации, полученной конфиденциально, или поддержания авторитета и беспристрастности правосудия" /22/.

Так что вряд ли можно говорить о "нелегитимности" деятельности КГБ, скорее, речь можно вести лишь о несовершенстве законодательной базы, и, в частности, диспозиции статьи 70 УК РСФСР. Возникавших в этой связи судебных ошибках.

Отметим также и то обстоятельство, что и ныне, более чем через тридцать лет вопрос этот также в полной мере не урегулирован российским законодательством.

В той критике, которая звучала в последующие годы в адрес КГБ и лично в адрес Ю.В.Андропова, именно "идеологическая" составляющая в работе "органов" занимала главное место.

В то же время, как справедливо отмечал Р.А.Медведев, в многогранной работе Андропова "тема диссидентов" не была главной и единственной. Это была составляющая, "мучительная составляющая" его работы в КГБ, где 9/10 времени занимали другие не менее важные аспекты обеспечения государственной безопасности /23/.

Немало говорилось и писалось о якобы "возросших масштабах "репрессий" в те годы, что КГБ возглавлялось Андроповым. Но подобные высказывания не имеют под собой реальных оснований. Так, Питер Рэддэвей, известный советолог, выступая на V международной конференции "КГБ: вчера, сегодня, завтра", указывал, что с 1958 по 1966 год за антисоветскую агитацию были осуждены около 6000 человек, а ежегодно в среднем по ст. 70 УК осуждалось 254 человека. В тоже время в 1967-1975 годах этот показатель составил 176 приговоров в год, а в 1977-1988 годах - 89 приговоров /24/.

Представляется, однако, возможным окончательно снять "покров тайны" со статистики привлечений к уголовной ответственности за годы существования КГБ СССР.

Согласно данным доктора юридических наук В.В.Лунеева, из 10938 человек, привлекавшихся к уголовной ответственности "за контрреволюционные преступления" (ст. 58 УК РСФСР 1928 г.) за период 1954-1958 годов были осуждены 9406 человек, в том числе 283 из них были приговорены к высшей мере наказания /25/.

Всего же с момента введения в действие нового уголовного законодательства СССР, в 1959-1991 годы, то есть за 32 года существования КГБ, за государственные преступления были осуждены 14689 человек. Из них 5483 были осуждены за особо опасные государственные преступления, в том числе 2781 человек - за антисоветскую агитацию и пропаганду /26/.

Однако в действительности эта общая цифра даже меньше, поскольку уголовно-правовая статистика учитывает только факт вынесения приговора конкретному обвиняемому, но не учитывает наличия рецидива, то есть повторного осуждения. А некоторые из числа привлекавшихся к ответственности лиц, осуждались неоднократно.

В завершении данной темы представляется необходимым и возможным уточнить следующие обстоятельства, причем взяв за основу самую "щекотливую" его составляющую, касающуюся привлечения к уголовной ответственности за антисоветскую агитацию и пропаганду.

Так, только в 1956-1958 гг., за годы руководства КГБ А.И.Серовым, по статье 58-10 ("антисоветская агитация и пропаганда"), то есть, как ныне говорят, "по политическим мотивам", или "за инакомыслие", были осуждены 3764 человека. В 1959-1961 годы, при председателе КГБ А.Н.Шелепине, теперь уже по статье 70-й УК РСФСР, были осуждены - 1442, в 1963-1967 годах - 600 человек.

В то же время, за те пятнадцать лет, с 1967 по 1982 год, что КГБ СССР возглавлял Андропов, по статье 70 были осуждены 552 человека и по статье 1901("Распространение заведомо ложных сведений, порочащих советский государственный и общественный строй") УК РСФСР были осуждены еще 1353 человека. То есть почти в три раза меньше, чем за предыдущие 10 лет, - 1905 против 5806 осужденных /27/.

Подчеркнем, что эти цифры являются давно и хорошо известными. Так, еще в августе 1992 г. известный правозащитник С.А.Ковалев был вынужден признать, что всего с 1966 по 1986 год по статьям 70 и 190.1 Уголовного кодекса РСФСР были осуждены 2468 человек /28/.

Подчеркнем, что в это общее число входят и лица, направлявшиеся на принудительное психиатрическое лечение в соответствии со статьями 58 - 61 Уголовного кодекса РСФСР, или соответствующим им статьями уголовных кодексов бывших союзных республик.

Я не буду дискутировать по поводу этих цифр. Я их привожу, и они являются достоверными, а каждый читатель вправе делать самостоятельные выводы.

Ныне в печати подчас высказывается мнение, что Ю.В.Андропов был интриганом, рвущимся к власти. Некоторые неизвестные широкой аудитории факты биографии Андропова, связанные с проведением западными спецслужбами специальной операции по дискредитации председателя КГБ, позволяют, однако усомниться в обоснованности подобных заявлений.

Действительно, кто сейчас знает, что еще в марте 1976 г. Москву посетила группа из 9 эмиссаров зарубежных антисоветских центров, в которую, между прочим, входили два конгрессмена США, которая поставила перед "лидерами" советских "диссидентов" прямой вопрос о том, кто станет преемником Брежнева на посту генерального секретаря ЦК КПСС?

Следует заметить, что постановка этого вопроса, крайне интересовавшего политическое руководство США, была вызвана тем обстоятельством, что ЦРУ получило проверенную информацию о резком ухудшении в конце предыдущего года состояния здоровья тогдашнего генсека Л.И.Брежнева. Не ускользнуло от внимания ЦРУ и то обстоятельство, что политическое руководство СССР сконцентрировалось в руках "триумвирата", состоявшего из членов Политбюро ЦК КПСС А.А.Громыко, Д.Ф.Устинова и Ю.В.Андропова. В этой связи вопрос о приемнике генсека представлял для американской политики значительный интерес.

"Лидеры" обещали подумать над этим вопросом. И лишь на четвертый день объявили свой вердикт - Андропов!

По-видимому, такой прогноз не устраивал заокеанских "кремленологов".

И действительно, в 1979-1980 годах в зарубежной печати появились статьи, в которых констатировались рост авторитета и популярности Андропова, и высказывались предположения, что он не только является реальным конкурентом престарелому генсеку, но и может, при желании, конечно, сместить его с этого поста, используя реальные властные рычаги, находящиеся в его руках.

Естественно, эта информация была доведена до Брежнева, и последний решил, "от греха подальше", перевести Андропова на административную должность, чем и объясняется его назначение секретарем ЦК в мае 1982 г.

"Недавний шеф КГБ, - писал один из его биографов Р.А.Медведев, - сумел не только быстро консолидировать власть, но и завоевать несомненное уважение значительной части населения", при этом с его деятельностью на новом поприще связывали "разные и противоречивые надежды. Одни ждали быстрого наведения порядка в виде, прежде всего жестких мер против разгулявшейся преступности и мафии, искоренения коррупции и усиления расшатавшейся трудовой дисциплины" /29/.

Несмотря на то, что судьбой Андропову был отпущен лишь краткий срок пребывания во главе государства, у современников его дела и деяния получили весьма высокую оценку.

Чтобы не казаться голословным, приведу некоторые мнения населения об Андропове, полученные в ходе опросов населения, проводившихся Всероссийским центром изучения общественного мнения (ВЦИОМ).

Сразу оговоримся, что для этого мы обращаемся к информационной базе ВЦИОМ, проводившего соответствующие опросы с 1991 по 2002 год /30/.

Осенью 1991 г. опрашивавшимся лицам интервьюерами ВЦИОМ был предложен следующий прожективный вопрос: "Кого из названных государственных, общественных и культурных деятелей России и СССР будут вспоминать через десятки лет?". Ю.В.Андропова тогда назвали 32% респондентов. На втором месте оказался писатель М.А.Булгаков(15% ответов), за ним следовали В.И.Ленин(11%), М.С.Горбачев(9%), Б.Н.Ельцин(7%), А.Д.Сахаров(6%).

В 1998 г. по ответам респондентов на вопрос: "Кого бы из названных ниже Вы считаете самым выдающимся политическим/общественным деятелем за всю историю России после 1917 г.?", Андропов оказался на 4 месте. При этом предпочтения респондентов распределились следующим образом: В.И.Ленин - 21 процент ответов, И.В.Сталин - 15%, А.Д.Сахаров - 11%, Ю.В.Андропов - 8%, Л.И.Брежнев - 5%. Показательно также распределение ответов респондентов на вопрос: "Кого из политиков, возглавлявших наше государство в ХХ веке.

Вы назвали бы самым выдающимся?" (данные опроса за 2000 г.): И.В.Сталин - 19 процентов ответов, В.И.Ленин - 16, Ю.В.Андропов - 11% (в этом опросе по 9 процентов голосов получили также Николай II и Л.И.Брежнев, 7 процентов М.С.Горбачев, 4% - Б.Н.Ельцин и 3% - Н.С.Хрущев).

В 1993 г. на вопрос анкеты "В какое время Вы хотели бы жить?", 9% респондентов назвали время Андропова и еще 26% добавили желавшие возвратиться "во времена Брежнева". Остаться в непосредственно в 1993 г. предпочли лишь 15% опрошенных.

В 1996 г. на вопрос: "Кто из следующих руководителей обеспечивал такой порядок в стране, который сегодня устроил бы Вас больше всего?" явное предпочтение было отдано Андропову (19% ответов), И.В.Сталину (12%) и Л.И.Брежневу (11%). Хотя, как известно, "эпоху застоя", с которой связана деятельность Ю.В.Андропова на посту руководителя органов госбезопасности СССР, немало ругали наши СМИ, особенно начиная с 1987 г.

Поэтому парадоксальным может показаться тот факт, что в 2001 г. 36 процентов из 1600 респондентов назвали СССР времен Л.И.Брежнева периодом, когда люди в наибольшей степени ощущали себя полноправными гражданами своей страны. Современная же Россия аналогичную оценку получила только у 33 процентов опрошенных.

Приводимые данные свидетельствуют, на наш взгляд, что имя Андропов пользуется высоким авторитетом и доброй памятью у многих наших сограждан, что, разумеется, не может исключать и иных взглядов и оценок его деятельности на занимавшихся им постах.

Как мы видим, многие наши сограждане сохранили благодарную память о Юрии Владимировиче Андропове, и очень немногие нынешние руководители страны могут рассчитывать на подобную память о себе.

Думается, что в цельности натуры, преданности и верности своим идеалам и заключена главная неразгаданная тайна феномена Андропова.

ИСТОЧНИКИ И ПРИМЕЧАНИЯ:

1. См.: Полмар Н., Аллен Т.Б. Энциклопедия шпионажа. М., 1999, с.292.

2. Назовем лишь некоторые из изданных в последние годы работ, посвященных Андропову: Клемашов И.С. Феномен Андропова: Записки лечащего врача. М., 1992; Кречмар Д. Политика и культура при Брежневе, Андропове и Черненко. 1970-1985 гг. М., 1997; Семанов С.Н. Андропов. М., 2001; Дроздов Ю.И., Фартышев В.И. Юрий Андропов и Владимир Путин: На пути к выздоровлению. М.,2001; Минутко И.А. Андропов: Реальность и миф. М., 2004, Синицын И.Е. Андропов вблизи. Воспоминания о временах "оттепели" и "застоя". М., 2004; Чернопруд С. Андропов и КГБ. М., 2004; Прозоров Б.Л. Рассекреченный Андропов: взгляд извне и изнутри. М., 2004. В библиографии к последней из названных книг Б.Л.Прозоров приводит список из 12 изданных на Западе в 1983-2004 гг. работ, посвященных Андропову. Первое в этом ряду фундаментальное исследование "Досье Андропова" (The Andropov File by M.Ebon. New-York., 1983).

Наиболее интересные, на наш взгляд, заметки о деятельности Андропова на посту председателя КГБ СССР содержатся в книге "Команда Андропова" (М., 2005).

3. Некоторая часть творческого наследия Андропова собрана в трех сборниках его избранных статей и текстов выступлений перед различными аудиториями. При этом следует оговориться, что если в первом из них представлены материалы до конца 1979 года, то во втором издании 1983г. его составителями не оговорено, что из него исключен ряд ранее опубликованных текстов. Мемориальный же сборник работ Андропова 1984г. издания, в свою очередь, дополнительно содержит ряд ранее не публиковавшихся его выступлений 1967-1981 годов перед чекистскими коллективами. Подробнее об этом см.: Хлобустов О.М. Перечитывая заново: неизвестный Андропов // Команда Андропова. М., 2005, сс.207-246.

4. Цитируется по: Данилов А.А., Косулина Л.Г. История государства и народов России. ХХ век. Учебник для 9-х классов. М., 2001, сс. 356, 387-388.

5. Преданность делу партии, социалистической Родине: речь на торжественном собрании, посвященном 60-летию советских органов безопасности 19 декабря 1977г. // Андропов Ю.В. Избранные речи и статьи - М. - 1979 - с. 275.

6. Cм.: там же - сс. 273,275.

7. Андропов Ю.В. Ленинизм - неисчерпаемый источник революционной энергии и творчества масс. Избранные речи и статьи. М., 1984, с.337.

8. Там же - с. 337.

9. Андропов Ю.В. Ленинизм - неисчерпаемый источник революционной энергии и творчества масс... - с. 102.

10. Андропов Ю.В. Избранные речи и статьи. М., 1979, сс. 122, 166.

11. См.: Ленинизм - неисчерпаемый источник революционной энергии и творчества масс... - сс. 354-356.

12. Андропов Ю.В. Избранные речи и статьи. М., 1983, с. 166.

13. См.: Лубянка: Органы ВЧК-ОГПУ-НКВД-НКГБ-МГБ-МВД-КГБ. 1917-1991. Справочник. Документы. М., 2003, сс. 712-714.

14. См.: Лубянка: Органы ВЧК-ОГПУ-НКВД-НКГБ-МВД-КГБ. 1917-1991. Справочник. Документы... - с. 714.

15. См.: Лубянка: Органы ВЧК-ОГПУ-НКВД-НКГБ-МВД-КГБ. 1917-1991. Справочник. Документы... - с. 724-725.

16. Бобков Ф.Д. КГБ и власть - М. - 1995 - сс. 192-193.

17. См.: Андропов Ю.В. Избранные речи и статьи. М., 1979, с. 119.

18. См.: Андропов Ю.В. Избранные речи и статьи. М., 1979, с. 168-169.

19. Подобнее см.: Идеологическая диверсия - отравленное оружие империализма // Андропов Ю.В. Избранные речи и статьи - М. - 1983 - сс. 161-168.

20. Подробнее см.: Лубянка: Органы ВЧК-ОГПУ... - сс.166-168. А также Макаревич Э.Ф. Филипп Бобков - профессионал холодной войны на внутреннем фронте // Политический сыск: Истории, судьбы, версии - М. - 2002 - с.173-227.

21. См., например, СССР и международное сотрудничество в области прав человека. Документы и материалы. М., 1989. Подробнее см.: Хлобустов О.М. и др.: Права человека и интересы национальной безопасности. М., 1999, сс. 15, 36-47.

22. См.: Конвенция о защите прав человека и основных свобод.- М., 1996, с.10.

23. См.: Медведев Р.А. Неизвестный Андропов. Политическая биография Ю.В.Андропова. М., 1999, с. 118. Подробнее о деятельности 5-го управления также см.: Хлобустов О.М. Госбезопасность от Александра I до Путина: 200 лет тайной войны. М., 2005, сс. 301-319.

24. См.: V международная конференция "КГБ: вчера, сегодня, завтра". М., 1996, сс.74-76.

25. Подсчитано по таблице "Сведения о контрреволюционной преступности (1918-1958гг.)" // Лунеев В.В. Преступность XX века: Мировой криминологический анализ - М. - 1997 - с. 180.

26. См.: Лунеев В.В. указанная работа - с.185.

27. Подсчитано по: Вестник Архива Президента Российской Федерации // Источник, М.,1995,N 6, с. 153.

28. См.: Московские новости, М.,1992,N 32, 9 августа.

29. Медведев Р.А. Неизвестный Андропов. Политическая биография. М., 1999, с. 9.

30. Подробнее см.: Дубин Б.В. Сталин и другие. Фигуры высшей власти в общественном мнении современной России // Мониторинг общественного мнения: Экономические и социальные перемены. М., 2003, NN 1,2.


Телефон доверия: (495) 224-2222 (круглосуточно)
Почтовый адрес: г.Москва. 107031, ул.Большая Лубянка, дом 1/3

© 2019. © Федеральная служба безопасности Российской Федерации. 1999 - 2019 г.
При использовании материалов ссылка на сайт ФСБ России обязательна.