Если вы обладаете любой информацией о совершенных или готовящихся терактах, просьба обращаться в ФСБ России по телефонам:
+7 (495) 224-22-22     8 (800) 224-22-22

НЕИЗВЕСТНЫЙ ЮБИЛЕЙ

НЕИЗВЕСТНЫЙ ЮБИЛЕЙ

Олег МАТВЕЕВ (сотрудник ЦОС ФСБ России), Юрий ЗАЙЦЕВ (ведущий Радио России)
18.04.2006

26 апреля 2006 - исполняется 85 лет Академии Федеральной службы безопасности России. До недавнего времени об этом уникальном учебном заведении страны было мало что известно.

Пришедшая в нашу страну гласность приоткрыла покров тайны как над самим фактом существования Высшей школы КГБ имени Ф.Э.Дзержинского, так и над ее историей....

Прежде чем предоставить слово для рассказа о Высшей школе КГБ СССР имени Ф.Э. Дзержинского во времена Юрия Владимировича Андропова, расскажем коротко о предыдущих вехах истории этого чекистского вуза.

Вопрос создания специальных курсов подготовки чекистов рассматривался Коллегией ВЧК уже 5 апреля 1918г. Предложение Коллегии ВЧК встретило поддержку ЦК РКП(б).

Газета "Известия ВЦИК" 7 июля 1918г. писала, что " в настоящее время, как это выяснилось на Всероссийской конференции ЧК, на многих местах ощущается острый недостаток в сведущих, подготовленных работниках по борьбе с контрреволюцией и спекуляцией. Исходя из этого, ВЧК организует инструкторские курсы, которые в скором времени начнут функционировать". А 13 августа она сообщала читателям, что с 8 августа в помещении ВЧК - Б.Лубянка, Варсонофьевский пер., д.7, с 11 до 14 часов проводится запись на курсы, как лиц, имеющих рекомендации РКП(б), так и представителей губернских и уездных ЧК.

В сентябре состоялось открытие трехнедельных курсов с количеством обучающихся в 100-120 человек. Программа курсов предусматривала изучение истории рабочего движения, международное значение

Октябрьской революции, права и обязанности комиссаров ВЧК, производство дознания, формы и методы борьбы с контрреволюцией, спекуляцией и преступлениями по должности - такими виделись главные угрозы безопасности нового государства рабочих и крестьян. Занятия на курсах вели члены Коллегии и руководящие работники ВЧК И.К.Ксенофонтов, Д.Г.Евсеев, И.Н.Полукаров, Г.С.Мороз, В.В.Фомин и другие.

11 августа следующего года начали работать уже двух-, с января 1921 года, - трехмесячные курсы по подготовке следователей, разведчиков и комиссаров чрезвычайных комиссий. Эти курсы располагались в старинной усадьбе XVIII в. на Покровке, д.27.

В 1922 они были преобразованы в Высшие курсы ГПУ, ставшие предшественником как сети курсов и школ ГПУ, так и будущей Высшей школы КГБ имени Ф.Э. Дзержинского (с 15 июля 1952г. - ВШ МГБ СССР).

Одно из первых пособий для контрразведчиков "Красная контрразведка" было подготовлено С.С.Турло в 1920г. В 1924 им при помощи И.П.Залдата была подготовлена новая книга "Шпионаж", на многие годы ставшая, по сути дела, одним из лучших учебных пособий по контрразведке.

В 20-е годы появляются также первые учебные пособия по специальным дисциплинам для курсов ВЧК-ОГПУ: "Краткие сведения из агентурной разведки" (1919), "Канва агентурной разведки"(1921). В 1925г. появилось пособие "Техника контрразведывательной службы", через три года - "Экономическая контрреволюция", "Очерки истории карательных органов", "Азбука контрразведки", "Краткие очерки антисоветских политпартий" и другие учебные издания.

В учебном процессе активно также использовалась книга К.К.Звонарева "Агентурная разведка".

В этих работах осмысливался и анализировался опыт работы как советской разведки и контрразведки, так и органов безопасности российской империи.

В феврале-мае 1928г. курс лекций по контрразведке на Высших курсах читал член Коллегии ОГПУ А.Х.Артузов, один из признанных авторитетов и асов советской контрразведки.

8 сентября 1930г. была образована Центральная школа, преподавание в которой вели руководящие сотрудники ОГПУ - В.А.Стырне, Н.Г.Николаев-Журид, Б.И.Гудзь. Курс истории ВЧК преподавал Я.С.Агранов. В марте 1939г. Центральная школа была переименована в Высшую школу НКВД СССР.

К февралю 1941г., к моменту разделения единого союзно-республиканского НКВД на наркомат государственной безопасности (НКГБ) и НКВД 30% руководителей республиканских наркоматов, а также краевых и областных управлений НКВД были выпускниками Высшей школы....

ВЫСШАЯ ШКОЛА КГБ ПРИ СМ СССР ПРИ АНДРОПОВЕ

... 7 июля 1971 г., впервые пройдя через КПП закрытого подмосковного объекта, я влился в число абитуриентов 2-го (контрразведывательного) факультета Высшей Краснознаменной школы КГБ СССР имени Ф.Э.Дзержинского.

Много позже мы узнали, что ранее это была знаменитая "школа N 101", где проходили подготовку советские разведчики, а еще ранее - база формирования и подготовки оперативно-чекистских отрядов, забрасывавшихся в тыл немецких войск в годы Великой Отечественной войны.

Позднее здесь была создана база подготовки спецназа КГБ - Курсы усовершенствования оперативного состава (КУОС), готовившие сотрудников для легендарных подразделений "Альфа" и "Вымпел".

Основное же здание Школы находилось на Ленинградском проспекте д.3, где ныне размещается Академия пограничных войск. А в годы Великой Отечественной войны здесь также велась подготовка спецотрядов для действий в тылу врага по линии зафронтового 4-го управления НКВД СССР из числа бойцов ОМСБОНа (Отдельной мотострелковой бригады особого назначения, дислоцировавшейся поблизости, на стадионе "Динамо"). В частности, здесь учились будущие герои Советского Союза В.А.Лягин (руководитель нелегальной резидентуры НКВД в г. Николаеве), В.А.Молодцов (руководитель опергруппы "Форт" в оккупированной Одессе), командир спецотрядов "Митя" и "Победители" Д.Н.Медведев, легендарный разведчик Н.И.Кузнецов.

А всего 6 выпускников Центральной школы НКВД, как она тогда именовалась, предвоенных лет были удостоены в годы войны звания Героев Советского Союза. Ряд выпускников и сотрудников Высшей школы КГБ - Г.И.Бояринов, Э.Г.Козлов, В.С.Белюженко и другие, - были удостоены этого высокого звания уже в 80-е годы прошлого века.

Уже 26 июня 1941 г. 140 слушателей основного отделения ВШ были откомандированы в спецотряд при Особой группе НКВД, ставший впоследствии ОМСБОНом. Командовал ей также выпускник ВШ НКВД В.Б.Гриднев.

В тот же день еще 85 слушателей были направлены для прохождения службы в УНКГД по Москве и Московской области, в УНКГБ по Ленинградской области, В НКГБ Молдавской и Украинской ССР, в другие территориальные органы наркомата.

29 июня 40 слушателей и группа преподавателей Высшей школы была направлена в органы военной контрразведки в Действующую армию.

В сентябре еще 328 слушателей специальных курсов офицеров военной контрразведки поступили в распоряжение 3 управления НКВД.

После непродолжительной эвакуации, с 20 января 1942 г. в здании на Ленинградском проспекте была возобновлена подготовка оперсостава на трехмесячных курсах. В марте численность слушателей была увеличена с 500 до 800 человек, а общая численность слушателей оперативно-чекистских школ в тот период времени составляла 3 600 человек.

Всего в 1941-1945 годах в стенах школы были подготовлены и прошли переподготовку 7135 сотрудников НКВД-НКГБ СССР.

За заслуги в подготовке чекистских кадров в годы Великой Отечественной войны 30 августа 1945 г. Высшая школа НКВД Указом Президиума Верховного Совета СССР была награждена Красным Знаменем и Грамотой.

Собственно говоря, сама Высшая школа как специальное высшее учебное заведение с трехгодичным сроком обучения слушателей по программе юридических вузов страны была образована в соответствии с постановлением Совета министров СССР от 15 июля 1952 г., а в апреле 1954 первые 189 выпускников получили дипломы нового вуза, причем 37 из них окончили ее с отличием.

А в целом свою родословную Высшая школа - с августа 1992г. - Академия Федеральной службы безопасности России, - ведет от трехмесячных курсов подготовки сотрудников ВЧК, начавших свою работу 26 апреля 1921г.

В 1954 г. численность переменного состава (слушателей) Высшей школы была установлена в 600 штатных единиц. На учебу направлялись абитуриенты, имевшие стаж не менее трех лет работы в органах госбезопасности, отвечавшие требованиям для поступления в ВУЗы страны.

В ноябре того же года для подготовки научно-педагогических кадров для органов и учебных заведений КГБ при Высшей школе была создана аспирантура, более чем за пятьдесят лет своего существования подготовившая сотни высококлассных юристов и специалистов иных специальностей (физико-математических и технических наук, психологии и других). Функционирование аспирантуры, как мне стало известно в дальнейшем, привело к появлению целых научных школ не только в области специальных дисциплин, но и юридических наук, которые обрели широкую известность с конца 80-х годов, когда профессорско-преподавательский состав Высшей школы более активно включился в научный обмен с коллегами из "гражданских" вузов и научно-исследовательских учреждений СССР.

Первоначально Высшая школа КГБ имела 12 кафедр - по три по циклам социально-гуманитарных (философия, политэкономия, история ВКП(Б), юридических и специальных дисциплин, а также кафедры иностранных языков, военную и физической подготовки.

К 1960-му году Высшая школа КГБ СССР стала крупным многопрофильным специальным учебным заведением. Помимо этого в системе КГБ имелись 4 Высших пограничных училища (в Москве, в Бабушкине, Голицино, Ташкенте и Алма-Ате).

2 августа 1962 г. Высшей школе КГБ СССР было присвоено имя Ф.Э.Дзержинского. Выпускники "нашего" факультета получали специальность юрист-правовед со знанием иностранного языка.

В 1971 году на контрразведывательный факультет предпоследний раз, наряду с военнослужащими и уже прошедшими службу в армии абитуриентами, принимали также выпускников средних школ. Но конкурс для нас, вчерашних десятиклассников, был отдельный и составлял 19 проходных баллов из 20.

Следует сказать, что тогда существовало в целом достаточно сдержанное, если не сказать негативное, отношение к чекистской "династийности", хотя она и существовала де-факто. Мне же, однако, представляется, что в этом явлении больше позитивного, нежели негативного. Потому, что в целом эта преемственность и семейная традиция способствовала и способствует более осознанному и целенаправленному выбору профессии, помогает в формировании и воспитании у будущих контрразведчиков профессионально значимых качеств личности.

Высшая школа давала отличное образование. Как скажут сегодня - "четыре в одном": специальное, юридическое, языковое, среднее военное. Но основу и сердцевину обучения составляли именно юридические и специальные дисциплины.

Спецдисциплины представляли собой то, что ныне называется оперативно-розыскной деятельностью и регламентируется открытыми нормами права, в частности - федеральными законами Российской Федерации.

Среди юридических дисциплин особое внимание по понятным причинам уделялось уголовному праву и процессу, а также административному и международному праву.

Главное, чему учили нас преподаватели - это безукоснительное следование именно нормам права, строгое соблюдение законности. Немалое внимание уделялось также предупреждению и профилактике, то есть недопущению реализации преступных намерений.

Существовал целый арсенал средств предупреждения преступных действий, - особо подчеркну, именно в правовых рамках, но распространяться о них не буду по вполне понятным причинам.

В цикле гуманитарных дисциплин немалое место занимали вопросы как современной международной обстановки и политики, так и истории отечественных органов безопасности, правда, начиная с декабря 1917 г.

Конечно, нам говорили и о необоснованных репрессиях 30-х - 50-х годов, хотя тогда мы, как, впрочем, и сами преподаватели, не знали и не могли знать их подлинных масштабов. Хотя сегодня, на основании архивных документов, уже давно опубликованных, и, в частности, материалов Комиссии Политбюро ЦК КПСС по дополнительному изучению материалов, связанных с репрессиями, имевшими место в период 30-х - 40-х и начала 50-х годов (они публиковались в журнале "Известия ЦК КПСС" и в других изданиях), можно утверждать, что эти репрессии имели гораздо меньший масштаб, чем полагают некоторые наши сограждане.

Конечно, как юрист и гражданин, я не могу не испытывать чувства стыда и глубокого сожаления по поводу этих фактов, но такова, в действительности, правда об истории нашей Родины.

Обращаю особое внимание на все эти обстоятельства в связи с тем, что особый упор в процессе обучения слушателей Высшей школы КГБ делался именно на безукоснительное соблюдение норм права, уже измененных, на недопущение нарушений законности и превышения служебных полномочий.

Конечно, немалую долю времени отнимало изучение слушателями иностранных языков, как европейских, так и восточных, а с 1979г. - и африканских (всего в Высшей школе велось обучение 34 иностранным языкам). Причем уровень языковой подготовки был настолько высок, что многие выпускники становились впоследствии не только переводчиками, но и их преподавателями. В том числе столь сложных языков как арабский, японский, китайский, урду, пушту, суахили и тому подобных.

Не скрою, в то время вызывала сомнение необходимость изучения военных дисциплин, хотя это в дальнейшем пригодилось многим моим однокашникам - ведь им выпало побывать не в одном десятке "горячих" точек как за рубежом, так и на территории уже нашей страны.

И ныне глубоко убежден, что военная подготовка необходима чекистам, сотрудникам органов безопасности, и не только военной контрразведки, хотя нам и приводят примеры якобы "демилитаризированных" зарубежных спецслужб.

Хотя, конечно, требования воинских Уставов и дисциплины и создавали некоторые неудобства в период обучения. Не говоря уже о несении нарядов - и внутренней службы по Высшей школе, и оперативных - ведь весь личный состав ВКШ являлся постоянным оперативным резервом председателя КГБ.

Годы учебы в Высшей школе вобрали в себя многое. Прежде всего, нельзя не сказать о коллективе курса, его мощном воспитательном и морально-нравственном потенциале, соединявшем как юношеский задор и романтику с определенным жизненным опытом "старослужащих", прошедших армию. Нельзя не вспомнить и нашего начальника курса, "папу", тогда еще майора, Леонида Кузьмича Тюрикова, помощником у которого был А.М.Яценко. Это были требовательные, но в тоже время отзывчивые, доброжелательные, понимающие руководители, которые, на мой взгляд, блестяще иллюстрируют понятие "отцы-командиры".

Средством воспитания, товарищеского воздействия, помимо "треугольника" - командир группы, комсорг и парторг, групповых "Боевых листков", была также курсовая, факультетская и общешкольная стенная печать.

Каждый ежемесячный номер общешкольного "Чекиста" был событием, которого ждали. Помимо стихов, фотографий, хроники общественной жизни Школы, здесь помещались интереснейшие статьи, основанные на оригинальных материалах стран изучаемого языка. Особенно запомнились две из них - об очень известном в то время писателе-авантюристе Эрике фон Деникене, авторе ряда спекулятивных книг и кинофильмов ("Воспоминания о будущем", "Назад, к звездам" и др.), и о "левом" молодежном экстремизме в Перу.

За организацией стенной печати стояли комитеты ВЛКСМ факультетов и Школы. В последнем было немало офицеров - лейтенантов и старших лейтенантов, - с факультета военной контрразведки. Неформальное, товарищеское общение с ними вчерашних школьников также давало последним немало полезных жизненных уроков.

И, прежде всего, - ответственности за себя, свои поступки, порученное дело, отсутствием которой, как известно, нередко грешат юноши, еще не осознавшие значения личной требовательности и ответственности перед коллективом, собственной совестью и делом.

Среди членов комитета комсомола Школы особенно запомнился Андрей Козлов, бывший впоследствии главным редактором журнала "Пограничник". Уже тогда (в 1973-1975 г.г.) он писал и публиковал свои рассказы, по его сценариям было поставлено несколько передач из популярного у детей цикла "Спокойной ночи, малыши!". Поэтому я был рад, когда в 1982г. он стал лауреатом конкурса молодых писателей.

Вообще в Высшей школе доводилось встречать немало талантливых людей, талантливых по-разному, горевших желанием реализовать свой немалый творческий потенциал, поделиться им с окружающими. Достаточно вспомнить Э.М.Телятникову, не один год исполнявшую на концертах самодеятельности струнные произведения на арфе. Среди них не могу не назвать призванного в органы НКВД в сентябре 1938 года Константина Петровича Новикова, который, будучи уже в отставке, продолжал трудиться в историко-археографической лаборатории Высшей школы над изданием многотомного сборника документов "Органы государственной безопасности СССР в Великой Отечественной войне".

Думаю, его рассказы, в том числе и о деятельности военной контрразведки Отдельного корпуса РККА в Литве в 1938-1941 г.г., многое могли бы восстановить в подлинной истории тех дней и лет.

Это - и поэт, член Союза писателей России Д.Б. Окунев, преподаватель одной из спецдисциплин, ветеран ВКШ В.Д.Бабакаев, более известный по своим работам Б.П.Курашвили, после ухода из ВКШ более тридцати лет проработавший научным сотрудником в Институте государства и права и ставший ученым с мировым именем, к сожалению, в апреле 1999 г. ушедший из жизни.

Комитеты ВЛКСМ, помимо "помощи руководству в воспитании личного состава", что являлось одной из их главных официальных функций, занимались многими другими вопросами: организацией досуга слушателей, организацией и руководством строительными отрядами "Дзержинец", которые давали не только уникальнейшую возможность лучше и ближе познакомиться со своей страной, но и подзаработать во время "трудового семестра", организацией патриотического воспитания и так далее.

Упомяну только агитпоходы февраля 1975 и 1976 годов по погранзаставам Прибалтийского пограничного округа от Риги до Бреста, проводившиеся, кстати сказать, под эгидой ЦК ВЛКСМ.

Но годы учебы в ВКШ - это не только отдых, досуг, общественная работа, хотя ныне, не только такого понятия, но и явления, как такового, по-моему, уже не существует. Хотя те мои товарищи, которым есть чем поделиться с окружающими, щедро делают это "по старинке" в соответствии с воспитанным в Высшей школе "боевым, чекистским характером".

Несколько отвлекаясь от темы, позволю себе высказать мнение о том, что гражданское общество формируется и может только формироваться усилиями и сознательной целенаправленной деятельностью социально активных граждан. А правовое государство несовместимо с равнодушием, формализмом в работе сотрудников правоприменительных органов, терпимостью к несправедливости и нарушениям законов и норм общественной жизни, гражданской и профессиональной этики.

Комсомольская работа имела далеко не только "формально-бюрократический характер" - уж слишком много было в ней подлинного горения, стремления к самовыражению, - а такая потребность, наверное, и приходит к человеку где-то на рубежи 20-23 лет, - глубокого осознания своей правоты.

Я думаю, ныне слушателям и студентам недостает подобной общественной самодеятельной организации, учащей как самостоятельно принимать решения, так и организовывать их выполнение, нести ответственность за их реализацию.

Мы любили молодого преподавателя, тогда капитана, К.Х.Ипполитова, В.М.Клеандрову, М.П.Третьякова, В.Н.Струнникова. Лично на меня большое впечатление своей эрудицией, знанием предмета, внутренней собранностью, целеустремленностью произвел Г.А.Попов, с которым посчастливилось в дальнейшем работать. Именно Геннадий Алексеевич пробудил у меня интерес к познанию подлинной истории страны и ее органов безопасности.

Большую, лишь впоследствии осознанную, помощь оказал нам преподаватель "спецдисциплины N 1" А.И.Курчатов. Сказать по-правде, мы вначале не очень любили его за педантичность, скрупулезную требовательность в оформлении учебных документов, как нам казалось, многочисленные повторы, - таким образом, он стремился закрепить у нас необходимые в работе знания, навыки и умения. Когда же мы собрались через несколько лет после окончания "Вышки", оказалось, что в памяти многих сохранилась признательность и благодарность именно ему, "дававшему именно то, что надо, что особенно важно", хотя его дидактические приемы и не воспринимались таковыми вначале.

И с еще тех слушательских времен врезался в память известный афоризм о том, что научаются лишь у тех, кто любит свое дело.

Как мне кажется, в отличие от нынешнего поколения слушателей, у нас тогда царил культ учебы: большинство, в том числе и имевших семьи и малолетних детей, училось жадно, напористо, настойчиво.

Быть может, это и определило тот вполне закономерный результат, что только с одного курса вышло немало генералов, руководителей подразделений органов госбезопасности. Это, в частности, генерал-полковник А.Г.Безверхний, генерал-лейтенант С.М.Минаков, генерал-майор И.В. Ермаков, начальник УФСБ по Тверской области.

Многие из них прошли сначала Афганистан, а потом еще десятки "горячих точек" уже на территории нашей страны.

Не могу не вспомнить "однокашника" Валеру Курилова, исключительно одаренного человека, писавшего стихи как на русском, так и на английском, игравшего на гитаре, прекрасно певшего и рисовавшего. Лишь много позже я узнал, что Валера был среди тех, кто 27 декабря 1979 г. брал дворец Тадж-бек в Кабуле....

Правдиво он рассказал об этом в своей книге "Операция "Шторм-333" (М.,1999), немало страниц которой посвящены преподавателям Высшей школы и годам обучения в ней, моим однокурсникам и коллегам, которые, не щадя жизни, выполняли свой служебный и воинский долг. Из этой книги я узнал, что наш преподаватель физкультуры Александр Иванович Долматов был заместителем командира спецотряда КГБ "Зенит", возглавлявшегося бывшим преподавателем Высшей школы Героем Советского Союза Григорием Ивановичем Бояриновым. (Полковник Г.И. Бояринов, начальник КУОС КГБ погиб при штурме дворца Тадж-бек 27 декабря 1979г. (Звание Героя Советского Союза ему было присвоено посмертно).

В своей книге Валерий выражал надежду, что она, возможно, станет подспорьем не только для изучающих Афганистан, но и для других слушателей чекистских вузов. Его надежды оправдались - эту книгу преподаватели настоятельно рекомендуют для ознакомления слушателям в качестве дополнительного учебного пособия. И в ней действительно есть чему поучиться.

Жажда знаний находила свое выражение и в увлечении НИРС - научно-исследовательской работе слушателей. Представляется необходимым упомянуть, что еще в 1855 г. в Николаевской военной академии Генерального штаба были введены так называемые "годовые сочинения" по изучаемым дисциплинам с целью выяснения пригодности слушателей к самостоятельной работе, представлявшие собой своеобразные квалификационные выпускные работы "за полный курс обучения". Данный подход был востребован в 50-е годы уже XX века в военно-учебных и специальных учебных заведениях СССР.

Комитет ВЛКСМ Высшей школы также уделял развитию НИРС определенное внимание. В 1973 году при его участии было образовано общешкольное Слушательское научное общество (СНО), которое в те годы работало достаточно активно.

В целом ВКШ в 70-е годы предоставляла слушателям массу возможностей для развития, интеллектуального и духовного роста:

- иностранные языки (в том числе изучение их на дополнительных, факультативных курсах желающими);

- неплохая библиотека со множеством периодических изданий, в том числе на изучавшихся иностранных языках, возможности межбиблиотечного обмена.

В тоже время, мне кажется, были и недостатки.

В их числе я бы назвал, прежде всего, отсутствие спецкурса "Введение в специальность" (он был введен в ВКШ в середине 80-х годов как дань велениям времени и требованиям минвуза, но, к сожалению, в 90-е годы вновь "выбыл" из расписания учебных занятий).

Мне кажется, также очень важен курс "Гигиена умственного труда", хотя его можно было бы несколько расширить, поставив вопрос о сохранении здоровья слушателей в период обучения в целом.

Не было у нас и курса "Основы научных исследований", хотя, в целом он является, на мой взгляд, лучшим средством формирования творческой, нестандартно мыслящей личности.

Такой курс, как очередная своеобразная "дань моде" был введен в Высшей школе в середине 80-х годов, но, к сожалению, опять выпал их расписания учебных занятий в Академии.

Ныне Академия по-прежнему остается головным учебным заведением по подготовке кадров для органов ФСБ России.



Телефон доверия: (495) 224-2222 (круглосуточно)
Почтовый адрес: г.Москва. 107031, ул.Большая Лубянка, дом 1/3

© 2017. © Федеральная служба безопасности Российской Федерации. 1999 - 2017 г.
При использовании материалов ссылка на сайт ФСБ России обязательна.