Если вы обладаете любой информацией о совершенных или готовящихся терактах, просьба обращаться в ФСБ России по телефонам:
+7 (495) 224-22-22     8 (800) 224-22-22

РУКОВОДИТЕЛИ СОВЕТСКИХ СПЕЦСЛУЖБ КАК ОБЪЕКТ МИФОТВОРЧЕСТВА В ИСТОРИИ ОРГАНОВ ГОСБЕЗОПАСНОСТИ СОВЕТСКОГО СОЮЗА

РУКОВОДИТЕЛИ СОВЕТСКИХ СПЕЦСЛУЖБ КАК ОБЪЕКТ МИФОТВОРЧЕСТВА В ИСТОРИИ ОРГАНОВ ГОСБЕЗОПАСНОСТИ СОВЕТСКОГО СОЮЗА

А.И. ПОЖАРОВ
27.03.2001

На стыке исторических эпох, в период острых политических ситуаций общественное сознание с особенной активностью подвергается мифологизации со стороны правящей верхушки.
В советской историографии прочно утвердился созданный хрущевской пропагандой идеологический стереотип - "банда Берии". На многие десятилетия вперёд это клеймо легло на окружение бывшего наркома и министра внутренних дел, маршала Советского Союза Берия Лаврентия Павловича. Его имя стало олицетворением репрессий, террора и насилия в стране.
В ходе ожесточенной борьбы за власть после смерти Сталина была запущена сначала в партийно-государственную печать, а затем и в научную литературу легенда о существовании группы людей во властных структурах, которые длительное время стремились совершить переворот в стране, повернуть вспять строительство социализма в СССР. До сих пор в исторической литературе бытует этот миф. В обиход вошел штамп-клеше для стандартных формулировок. Типичная фраза в партийных документах "о ликвидации последствий преступной деятельности разоблаченной банды Берия и его сообщников" оставалась долгие годы после расстрела высокопоставленных сотрудников госбезопасности.
Абсурдные обвинения, выдвинутые в адрес Берии и его "приспешников" были спонтанно, на эмоциональной основе высказаны участниками исторического совместного заседания Президиума Совета Министров СССР и Президиума ЦК КПСС 26 июня 1953 г. Смысл этих обвинений сводился вовсе не к тем кровавым деяниям, в которых участвовал Берия, основная вина "главаря заговорщиков" заключалась в попытке узурпировать власть. Спектр обвинений простирался от шпионажа в пользу ряда разведок западных стран до морально-бытового разложения.
Естественное и закономерное стремление нового руководителя (каким был Берия в конце 1938 г. в органах НКВД) окружить себя проверенными и надежными людьми, истолковывалось членами ЦК, как постепенное достижение стратегической цели - захват власти. По мнению следствия, окончательное оформление так называемой банды Берии и "всплеск её активности" приходиться на предвоенные годы. Именно тогда "предводитель группы заговорщиков" заполучил пост наркома внутренних дел и вошел в ближайшее окружение Сталина.
О том, как смог это сделать Берия, вспоминал один из верных сталинских приближенных Каганович Л.М. Когда ему задали вопрос, как объяснить доверие Сталина к Берии он ответил: "Берия был не рядовым работником, работал на Кавказе, работал секретарем крайкома, его там выбрали, он организатор был неплохой, неглупый человек был, способный. Сталин его и выдвинул, потому что в это время уже не доверял Ежову, не доверял Ягоде. И решил выдвинуть Берию как человека, которому можно было более или менее доверять. Он его проверял, он его тоже проверял. Сталин всех проверял... Сталин был очень бдительным и очень осторожным...".1
За связь с Берией пострадали многие видные руководители разведки и контрразведки страны (в том числе и генерал Судоплатов П.А., полковник Федосеев С.М. и многие другие). Большинство начальников управлений в центральном аппарате и на местах после ареста министра МВД были заменены в течение 2-3 месяцев. В 1953 г. так называемую "преступную банду" во главе с маршалом Берия разоблачили. Кто же были на самом деле эти известные в стране генералы и офицеры, какой вклад они внесли в дело победы советского народа над фашисткой Германией? Простое перечисление должностей тех, кто был репрессирован и расстрелян в 1953-1956 гг. говорит о том, что это были крупные руководители органов безопасности военного и послевоенного периода в истории нашего Отечества. Участниками мнимой банды Берии объявлялись его ближайшие сподвижники из НКВД-МВД - бывший Первый заместитель министра внутренних дел СССР генерал-полковник Кобулов Б.З.2,бывший начальник 3-его Управления МВД СССР генерал-полковник Гоглидзе С.А.3 и бывший начальник следственной части по Особо важным делам МВД СССР генерал-лейтенант Влодзимирский Л.Е.4
Кроме этого к "банде Берии" причислили бывшего министра внутренних дел Украинской ССР генерала-лейтенанта Мешика П.Я.5 и его заместителя генерал-лейтенанта Мильштейна С.Р.6, которых арестовали в Киеве. В это же время в Москве был арестован и бывший министр внутренних дел Грузии генерал-лейтенант - Деканозов В.Г.7
Позже был освобождён от занимаемой должности и арестован ещё один "участника заговора", бывший нарком госбезопасности СССР генерал армии Меркулов В.Н.8 которого арестовали лишь 18 сентября 1953 г.
По подозрению в причастности к заговорческой группе были отстранены от должности бывшие начальники управлений МВД генерал-лейтенант Обручников Б.П. (управление кадров), генерал-лейтенант Сазыкин Н.С. (4-е, секретно-политическое управление), генерал-майор Лорент П.П. (6-е, транспортное управление), генерал-лейтенант Райхман Л.Ф. (контрольная инспекция) и многие другие руководители органов госбезопасности СССР.
Так постепенно начал формироваться миф о "банде Берии", которая якобы действовала среди руководителей Советского государства начиная с 20-х гг.
Победившая в борьбе за власть группировка Маленкова-Хрущева нашла оптимальную форму объяснения народу причин сталинского террора на протяжении десятилетий. За счет сфальсифицированной группы заговорщиков новое руководство смогло отвести от себя ответственность за развязывание репрессий в стране и на первых порах замалчивать вину вождя и свое собственное участие в репрессиях. Только лишь на ХХ съезде, часть вины за террор была переложена на плечи Сталина.
После расстрела 23 декабря 1953 г. семерых главных "заговорщиков", Генеральная прокуратура СССР продолжила расследование по делу о "банде Берии", причисляя к ней всё новых и новых фигурантов. Примечателен тот факт, что "группу заговорщиков" формировали как из окружения Берии, так и из лиц, которых бывший министр внутренних дел сам начал обвинять в репрессиях и разоблачать как врагов народа. Так, например, осенью 1954 г. были осуждены Военной коллегией Верховного Суда СССР к высшей мере наказания - бывший заместитель министра госбезопасности Украинской ССР генерал-лейтенант Мильштейн С.Р. и бывший министр госбезопасности Грузии генерал-лейтенант Рухадзе Н.М., которого незадолго до этого в марте-апреле 1953 г. Берия обвинил в фальсификации "мингрельского дела". Позже к ним присовокупили и бывшего наркома внутренних дел Грузии - Рапаву А.Н., который уже в 1951-1953 гг. находился под арестом в связи с так называемым делом мингрельской националистической группы и был реабилитирован благодаря развенчанию этой фальсификации Берией. Не успел генерал Рапава А.Н. выйти на свободу в апреле 1953 г., как в августе этого же года вновь был арестован уже по другому делу - по делу "лубянского маршала". Как активный участник "антиправительственного заговора, возглавляемого Берией" Рапава А.Н. был расстрелян по приговору Военной коллегии Верховного Суда СССР в 1955 г.
Примерно в таком же русле, как и предыдущие дела - расследовалось дело на бывшего министра госбезопасности Белоруссии Цанава (Джанджгава) Л.Ф. В апреле 1953 г. по инициативе Берии его обвинили в соучастии в убийстве Михоэлса С.М., а после ареста Берии - в заговоре с последним. Не выдержав лишений длительного одиночного заключения - Цанава Л.Ф. в апреле 1955 г. покончил жизнь самоубийством в тюремной камере.
В марте 1954 г. был арестован еще один "член банды", кандидат в члены Президиума ЦК КПСС, бывший председатель Совета Министров Азербайджанской ССР Багиров М.-Д.А. и в мае 1956 г. по приговору военной коллегии Верховного Суда также был расстрелян. В конце 1953 г. потерял свой пост и 1-й секретарь ЦК компартии Армении Арутинов Г.А. Несмотря на то, что он резко выступал против Берии после ареста своего бывшего покровителя, Арутинова Г.А. перевели на должность директора совхоза.
Можно долго перечислять высокопоставленных руководителей советского государства и отечественных органов разведки и контрразведки, которые были репрессированы в результате "разоблачения" несуществующей банды заговорщиков в руководстве МВД СССР.
Миф о группе сообщников во главе с Берия формировался в Президиуме ЦК постепенно, в ходе начавшегося расследования по делу бывшего заместителя Председателя Совета Министров СССР и министра внутренних дел. Особую роль в деле создания "банды" играла Прокуратура СССР во главе с Главным Прокурором Руденко Р.А. "Комплектация" выдуманного заговора новыми персоналиями, продолжалась еще несколько лет после эпохального июньского (1953 г.) заседания Президиума ЦК КПСС, на котором арестовали Берию.
Безусловно, что сфальсифицированная группа заговорщиков усиливала тяжесть вины её членов, нежели обвинения предъявленные к отдельно взятой личности. Данное обстоятельство усиливало резонанс в обществе о значимости совершенного Президиумом ЦК КПСС акта - ареста целой "банды" врагов народа, "пробравшихся к руководству органами безопасности и государством".
К числу заговорщиков причислялись не только те люди, которые сделали свою карьеру благодаря Берии, но и те, кто в той или иной мере были связаны с ним по партийной и государственной работе. В первую очередь членами заговорческой группы были названы соратники Берии, приехавшие вместе с ним в Москву из Грузии: - Меркулов В.Н., Деканозов В.Г., Гоглидзе С.А., Кобулов Б.З., Саджая А.Н.9, Каранадзе Г.Т.10, Заделава А.С.11, Цанава Л.Ф.12, а также руководитель личной охраны - Саркисов Р.С. и его заместитель Нодария С.Н.


Как ни странно, но к банде Берии причислили всех генералов и офицеров из руководства МГБ СССР, арестованных по доносу старшего следователя Следственной части по особо важным дела МГБ СССР - Рюмина М.Д.13 Ещё летом-зимой 1951 г. арест министра госбезопасности генерал-полковника Абакумова В.С.14 и его подчиненных дал повод для появления в следственном производстве так называемого "дела врачей". Вначале генералов и офицеров из МГБ обвиняли в "сокрытии следственных данных о подготовке заговора медиков против руководителей партии и правительства". Однако, через два года следствия, после разоблачения надуманного "дела врачей", проведенного по инициативе Берия, арестованного Абакумова В.С. и еще шестерых руководящих работников МГБ СССР зачислили в "банду Берии" и в декабре 1954 г. расстреляли.
Таким образом, состав мнимой заговорческой группы формировался как из действующих сотрудников МВД, так и на базе уже ранее арестованных руководителей органов госбезопасности, ранее обвиненных в совершении совершенно других преступлений.
Характерно, что в день ареста Берии, т.е. вечером 26 июня 1953 г. был отстранен от своей должности первый заместитель начальника Генерального Штаба генерал армии Штеменко С.М., которого затем понизили в звании до генерал-лейтенанта, пытаясь обвинить в связях с "группой заговорщиков". Таким образом, была предпринята попытка "укомплектовать" так называемую группу заговорщиков и высокопоставленными военачальниками из Министерства Обороны. Однако включить Штеменко С.М. в "преступную группу Берии" не удалось, он выступал на процессе по "делу Берия" как свидетель, обвиняя бывшего министра внутренних дел в "дезорганизующих действиях на Кавказе" во время Великой Отечественной войны.
Работа в НКВД и НКГБ в период сталинских репрессий несла на себе отпечаток участия сотрудников всех рангов во внесудебной расправе над ни в чем не повинными людьми. Все, кто работал в это время в органах госбезопасности, так или иначе, становились проводниками и исполнителями воли диктатора, его преступных приказов. Это касалось не только расстрелянных генералов и офицеров из НКВД-МГБ, но и руководителей МВД-КГБ первых лет правления Хрущева.
Не смотря на свое кровавое прошлое и участие в репрессиях, "преступная клика заговорщиков во главе с Берия" на протяжении всей войны возглавляла наши органы госбезопасности. Именно под их руководством работали Павел Михайлович Фитин и Павел Васильевич Федотов (возглавлявшие соответственно советскую разведку и контрразведку), также бесславно завершившие свою карьеру. (Первый - уволен из органов "по служебному несоответствию" после ареста Берии, второй чуть позже исключен из партии и лишен звания генерал-лейтенанта за "нарушения социалистической законности"). В годы войны чекисты из НКВД-НКГБ смогли разоблачить агентуру противника, и в тоже время завербовать ценных агентов для нашей спецслужбы, обеспечив в конечном итоге победу над фашистской Германией в тайном противоборстве второй мировой войны. Наши военные и послевоенные достижения и успехи в деятельности спецслужб Советского Союза, по сути, были связаны с грамотным руководством чекистов, обвиненных в середине 50-х гг. в заговоре против партии и правительства.
Если согласно хрущевской пропаганде с 1938 г., то есть с назначения Берия наркомом внутренних дел СССР, начинается активизация так называемой "изменнической группы заговорщиков с целью свержения советской власти и реставрации капитализма", то исторические факты свидетельствуют об обратном. С приходом Берия к руководству к НКВД начинается частичная реабилитация репрессированных ранее лиц, стал осуществляться так называемый "бериевский антипоток". Берия выступал инициатором освобождения ряда арестованных военачальников и сотрудников спецслужб. Например, по его ходатайству были помилованы приговоренные к высшей мере наказания знаменитые нелегалы муж и жена Серебрянские. Берия провёл мероприятия по совершенствованию пограничной службы и контрразведки, в частности, предпринимал шаги к улучшению образовательного уровня кадрового состава органов госбезопасности, отдавая приоритет в приеме кандидатам на работу со средним и высшим образованием. Большое внимание уже в ходе войны нарком внутренних дел уделял специальной технике. С самого начала войны, Берия стал одним из самых активных участников в работе высшего правительственного органа страны на военное время - государственного комитета обороны. Да и сам комитет был создан по инициативе Берия. Как член ГКО во время войны Берия отвечал за один из самых острых участков работы - охрана порядка внутри государства и борьба с дезертирством. Кроме этого он персонально отвечал за депортацию народов Кавказа, Крыма и Поволжья. Его заместители, генералы Кобулов Б.З., Серов И.А. и Круглов С.Н. (последние при Хрущеве возглавили соответственно КГБ и МВД) оперативно и без больших потерь смогли осуществить на практике переселение немцев, чеченцев, ингушей, крымских татар и других народов. Безусловно, что эти акции превратились в трагедию для десятков и сотен тысяч ни в чем не повинных людей разных национальностей. Трудно сейчас, с позиции наших дней объяснить правильность и необходимость таких жестких шагов в условиях ведения боевых действий. Кстати решение о депортации народов на восток страны принимали все члены ГКО, и в условиях военного времени эта мера рассматривалась вполне оправданной. Аналогичные мероприятия, например, провели американцы после нападения Японии на США в декабре 1941 г. Все лица японского происхождения независимо от пола, возраста и социального положения были переселены с западного побережья в резервации на востоке и центре страны.
Берия нес персональную ответственность за обеспечение безопасности советской делегации в Тегеране и безопасность проведения Ялтинской конференции, а также за организацию круглосуточного прослушивания делегаций союзников. С 1944 г. Берия становится заместителем председателя Государственного комитета обороны.
Но, пожалуй, самая большая заслуга Берии лежит в организации работ и исследований, связанных с созданием атомного оружия. Его огромный вклад до сих пор еще не получил должной оценки в исторической науке. Деятельное и порой жесткое руководство Берией в этом вопросе позволило в кратчайший срок ликвидировать монополию США на обладание атомной бомбой. Это лишь маленькая часть заслуг маршала Советского Союза и героя социалистического труда Л.П. Берия перед Родиной. Его соратники, объявленные "заговорщической группой" занимали самые ответственные посты в руководстве Советской спецслужбы.
История органов госбезопасности в годы войны до сих пор остается какой-то безликой, анонимной. Анализируя деятельность НКВД-НКГБ, историки стыдливо умалчивают о тех, кто разрабатывал и воплощал в жизнь специальные операции и оперативные игры. Большая часть руководства спецслужбой Советского Союза пострадала в послевоенных сталинских репрессиях и хрущевских чистках МВД-КГБ. До сих пор в научных кругах исследователей существует белое пятно в анализе деятельности непосредственных руководителей советских спецслужб.
Клеймо "бериевца" ложилось на десятки генералов и сотни офицеров. Чистка и сокращение спецслужб после 1953 г. проходило под знаком борьбы с "бандой Берия", якобы за восстановление руководящей линии партии в органах госбезопасности. Некоторые просто не выдерживали такой травли и пускали себе пулю в висок, как это сделал в апреле 1954 г. бывший заместитель министра внутренних дел СССР генерал армии Масленников И.И.15
Необходимо отметить, что автор не ставит своей задачей оправдать те злодеяния, которые происходили во время правления Сталина. В трагедии советского народа, безусловно, есть вина и Берии и его соратников. Хотелось бы только подчеркнуть о соизмеримости вины перед миллионами людей не только руководства НКВД-МГБ, но и обозначить вину всего политического руководства СССР, прежде всего самого вождя народа, как главного организатора массового террора внутри страны. Окружение Сталина все без исключения разделяет ответственность за жизни репрессированных ни в чем неповинных людей.
Большая часть сподвижников Сталина, принимавших с ним преступные решения смогли свалить всю вину на "банду Берия" и уйти от ответственности за разгул террора в стране в 30-50- гг. Несмотря на это обстоятельство, имена Маленкова, Молотова, Хрущева, Кагановича и других верных учеников тирана должны встать в один ряд с именами руководителей органов госбезопасности - Берия, Ежова и Ягоды и быть осужденными, как соучастники репрессий против народа. Именно окружение Сталина проводило в жизнь преступные указания своего "хозяина". Именно их молчаливое согласие и боязливое пресмыкательство перед Сталиным позволило "вождю всех времен и народов" на протяжении десятков лет терроризировать всю страну, заставляя все население, да и самих руководителей КПСС жить в страхе за свою жизнь.
Для историков органов госбезопасности на сегодняшний день представляется важной задача объективно осветить и дать правдивый анализ деятельности руководителей советских спецслужб в годы Великой Отечественной войны, внесших значительный вклад в дело победы советского народа над фашисткой Германией. Практически все они стали впоследствии жертвами того же режима, который укрепляли и оберегали от внутренних и внешних угроз.
Под флагом борьбы с "бандой Берии" в стране прошла масштабная чистка органов госбезопасности, которая носила в своей основе субъективный характер. Данный фактор приводил к кадровой чехарде, что негативно сказалось на состоянии разведывательной и контрразведывательной работе в КГБ в середине 50-х гг.

1. Куманёв Г.А. Рядом со Сталиным: откровенные свидетельства. - М.: "Былина", 1999. С.80.
2. Кобулов Б.З. в годы войны - зам. наркома внутренних дел СССР, затем с 04.1943 г. по 12.1945 г.-1-й зам. наркома госбезопасности СССР.
3. Гоглидзе С.А. в годы войны - нач. Управления НКВД-НКГБ СССР по Хабаровскому краю, одновременно являлся уполномоченным НКГБ СССР по Дальнему Востоку.
4. Влодзимирский Л.Е. в годы войны - нач. следственной части по особо важным делам НКВД СССР (с 04.1943 г. - НКГБ СССР)
5. Мешик П.Я. в годы войны - нач. ЭКУ НКВД СССР, с 04.1943 г. по 12.1945 г. зам. нач. ГУКР СМЕРШ НКО СССР, одновременно в 1945 г. являлся уполномоченным НКВД СССР по 1 Украинскому фронту.
6. Мильштейн С.Р. в годы войны - нач. транспортного управления НКВД СССР, с 05.1943 г. - нач. 3 управления (Транспортное) НКГБ СССР.
7. Деканозов В.Г. - перед войной посол СССР в Германии, а в годы войны - зам. наркома иностранных дел СССР в ранге чрезвычайного и полномочного посла.
8. Меркулов В.Н. в годы войны - 1-й зам. наркома внутренних дел СССР, а с 04.1943 г. - нарком госбезопасности СССР.
9. Саджая А.Н. в годы войны - 1-й зам. председателя СНК Грузинской ССР, член Военного Совета Закавказского фронта. Погиб во время бомбежки на фронте 11.1942 г.
10. Каранадзе Г.Т. в годы войны - нарком внутренних дел Крымской АССР, нарком внутренних дел Дагестанской АССР, с 05.1943 г. - нарком внутренних дел Грузинской ССР.
11. Заделава А.С. в годы войны - нарком внутренних дел Северо-Осетинской АССР. Погиб 12.1942 г.
12. Цанава Л.Ф. в годы войны - зам нач. управления Особого отдела НКВД СССР, нач. Особого отдела НКВД Западного фронта, затем Центрального фронта, с 05.1943 г. нарком госбезопасности Белорусской ССР.
13. Рюмин М.Д. в годы войны - следователь, нач. следственного отделения Особого отдела НКВД СССР (затем ГУКР СМЕРШ НКО СССР) Архангельского и Беломорского военных округов.
14. Абакумов В.С. в годы войны - зам. наркома внутренних дел СССР, с 04.1943г. - нач. ГУКР СМЕРШ НКО СССР.
15. Масленников И.И. в годы войны - зам. наркома внутренних дел по войскам, командующий 29, затем 39 армией. В 1942-1943 гг. - командующий Северной группой войск Северо-Кавказского фронта, в 1944 г. - зам. командующего Ленинградским фронтом, командующий 3-м Прибалтийским фронтом, в 1945 г. - зам. Главкома советских войск на Дальнем Востоке.


Телефон доверия: (495) 224-2222 (круглосуточно)
Электронный адрес:
Почтовый адрес: г.Москва. 107031, ул.Большая Лубянка, дом 1/3

© 2017. © Федеральная служба безопасности Российской Федерации. 1999 - 2017 г.
При использовании материалов ссылка на сайт ФСБ России обязательна.