Если вы обладаете любой информацией о совершенных или готовящихся терактах, просьба обращаться в ФСБ России по телефонам:
+7 (495) 224-22-22     8 (800) 224-22-22

НЕ ВПРАВЕ ЗАБЫТЬ ИХ ПОДВИГ (о военно-мемориальной работе в Центральном архиве ФСБ России)

НЕ ВПРАВЕ ЗАБЫТЬ ИХ ПОДВИГ (о военно-мемориальной работе в Центральном архиве ФСБ России)

Светлана Кузяева
11.08.2012

Во все времена потомки славили защитников родной земли, призывая равняться на их подвиги. Но война не бывает без жертв. Поэтому на местах сражений появляются братские могилы и одиночные захоронения, и хотя не на всех можно найти надгробие или надпись, люди не перестают склонять головы над прахом погибших.

По оценкам исследователей, Вторая мировая война оказалась самой кровопролитной в истории человечества. Советский Союз вынес всю тяжесть борьбы с фашизмом, заплатив за Победу миллионами человеческих жизней. После войны память о победителях увековечили в мемориальных комплексах и монументах, произведениях литературы и искусства. Еще одним проявлением народной признательности защитникам Отечества стало издание Книг Памяти, на страницах которых появились персональные данные на тех, кто пал в боях, умер от ран и болезней, пропал без вести, чья жизнь оборвалась в плену.

Огромный вклад в достижение великой Победы внесли отечественные спецслужбы. С первых дней войны вместе с частями и соединениями Красной армии, партийными и советскими органами они мобилизовали все свои силы на решительный отпор врагу. Советские контрразведчики вели розыск агентуры спецслужб противника, предателей, карателей и их пособников, охраняли жизненно важные для страны объекты от шпионов и диверсантов, выполняли боевые задания в тылу врага. На чекистов возлагалась ответственность за организацию партизанского движения и подполья, эвакуацию из прифронтовой зоны объектов промышленности, сельского хозяйства, культурных ценностей и архивов, обеспечение противовоздушной обороны.

Многие сотрудники органов безопасности отдали свою жизнь за свободу Родины, и мы не вправе забывать их подвиг. Десятки тысяч оперативных работников, бойцов спецподразделений госбезопасности сложили свои головы на полях сражений, в боях с карателями в лесах Белоруссии, Брянщины, Украины и Польши, в ходе разведывательно-диверсионных рейдов по территории врага, в советском тылу при проведении операций по захвату вооруженной агентуры противника. Имена многих чекистов навечно вошли в героическую летопись сражений, но остались и неизвестные эпизоды Великой Отечественной войны.

Во все времена потомки славили защитников родной земли, призывая равняться на их подвиги. Но война не бывает без жертв. Поэтому на местах сражений появляются братские могилы и одиночные захоронения, и хотя не на всех можно найти надгробие или надпись, люди не перестают склонять головы над прахом погибших.

По оценкам исследователей, Вторая мировая война оказалась самой кровопролитной в истории человечества. Советский Союз вынес всю тяжесть борьбы с фашизмом, заплатив за Победу миллионами человеческих жизней. После войны память о победителях увековечили в мемориальных комплексах и монументах, произведениях литературы и искусства. Еще одним проявлением народной признательности защитникам Отечества стало издание Книг Памяти, на страницах которых появились персональные данные на тех, кто пал в боях, умер от ран и болезней, пропал без вести, чья жизнь оборвалась в плену.

Огромный вклад в достижение великой Победы внесли отечественные спецслужбы. С первых дней войны вместе с частями и соединениями Красной армии, партийными и советскими органами они мобилизовали все свои силы на решительный отпор врагу. Советские контрразведчики вели розыск агентуры спецслужб противника, предателей, карателей и их пособников, охраняли жизненно важные для страны объекты от шпионов и диверсантов, выполняли боевые задания в тылу врага. На чекистов возлагалась ответственность за организацию партизанского движения и подполья, эвакуацию из прифронтовой зоны объектов промышленности, сельского хозяйства, культурных ценностей и архивов, обеспечение противовоздушной обороны.

Многие сотрудники органов безопасности отдали свою жизнь за свободу Родины, и мы не вправе забывать их подвиг. Десятки тысяч оперативных работников, бойцов спецподразделений госбезопасности сложили свои головы на полях сражений, в боях с карателями в лесах Белоруссии, Брянщины, Украины и Польши, в ходе разведывательно-диверсионных рейдов по территории врага, в советском тылу при проведении операций по захвату вооруженной агентуры противника. Имена многих чекистов навечно вошли в героическую летопись сражений, но остались и неизвестные эпизоды Великой Отечественной войны.

В настоящее время в органах Федеральной службы безопасности Российской Федерации должное внимание уделяется военно-мемориальной работе, направленной на укрепление патриотических чувств российских граждан. Установление судеб людей, чей подвиг стал личным вкладом в общую Победу, занимает особое место в деятельности Центрального архива ФСБ России. Архивные документы, которые постепенно становятся открытыми для общественности, позволяют воссоздать атмосферу того времени и пройти с фронтовиками день за днем тяжелый путь от Москвы до Берлина.

Приведем два примера из практики поисковой работы Центрального архива ФСБ России за прошедший год. 

***

9 марта 2011 года. В кабинете Директора ФСБ России Александра Васильевича Бортникова царит особая торжественная атмосфера. Рядом с Директором его заместители, начальники управлений, но на этой встрече им не придется обсуждать рабочие будни ведомства, потому что повод собраться сегодня совсем другой. Взоры присутствующих обращены на вошедшего седовласого мужчину, явно пытающегося унять волнения. После теплых слов и поздравлений Андрей Германович Мухин получит из рук А.В.Бортникова орден Отечественной войны I степени – награду, которая спустя долгие 67 лет наконец-то найдет свое место в семье Мухиных. Это орден его отца.  

А началось все годом раньше, когда в Центральный архив ФСБ России поступило письмо Андрея Германовича, где он просил сообщить ему обстоятельства гибели в годы Великой Отечественной войны майора государственной безопасности Германа Федоровича Мухина и место его захоронения. Что знал сын об отце? Четыре довоенных года Герман Мухин, будучи сотрудником наркомата внутренних дел, проработал в Германии, затем под руководством Павла Судоплатова организовывал работу в тылу немецко-фашистских войск, а летом 1944 года, находясь в составе разведывательно-диверсионной группы НКГБ СССР «Охотники», погиб в польских лесах во время боев с карательными отрядами противника. Герман Федорович отправился на свое последнее боевое задание, когда сыну был всего год. Больше домой он не вернулся, так и оставшись навсегда в польской земле. А сыну на вечную память остались письма отца с фронтов, дневник первых дней войны и несколько фотографий, среди которых и самые бесценные, сделанные летом 1943 года, где счастливый Герман Мухин держит на руках своего маленького Андрюшу.

Уже после войны «Охотники», часто собиравшиеся вместе почтить память однополчан и вспомнить военное время, приглашали на встречи и Андрея Мухина – сына их погибшего боевого товарища. Он многое узнал о войне из рассказов чекистов, но тема службы отца в стенах наркомата всегда оставались закрытой. Даже обстоятельства гибели не обсуждались.

В 1964 году в Посольстве Польши в Москве семье Мухиных был вручен польский орден за боевые заслуги – так власти этой страны оценили героизм и мужество Германа Мухина, его интернационализм и высокие моральные качества.

Долгие годы Андрей Германович не решался написать в архив спецслужбы, он думал, что документы все еще хранятся под грифом «секретно», и ему не смогут сообщить, как же на самом деле погиб отец и где находится его могила.

Следует заметить, что многие письма соотечественников и иностранных граждан, поступающие в Центральный архив ФСБ России, словно крик о помощи – найти любые сохранившиеся сведения о близких и родных людях, чей след потерялся в годы войны. Организовать такой поиск – дело не из легких. Интересующие документы могут быть разбросаны по разным архивам как в Российской Федерации, так и на территории стран бывшего СССР, и чтобы собрать их воедино сотрудникам архивов отечественных спецслужб требуется провести сложную кропотливую работу, изучая массивы архивных материалов, делая запросы в органы безопасности и архивные ведомства России и стран СНГ.

Установить судьбу Германа Федоровича Мухина также оказалось делом нелегким. В материалах архивного личного дела содержались сведения в основном биографического характера, но и они помогли архивистам установить некоторые факты его жизни, ранее неизвестные семье.

В автобиографии несколько слов о детстве: Астрахань, персидский Энзели, охваченный гражданской войной Баку. Затем Москва, активная комсомольская деятельность в старших классах и её итог – «проваливаюсь на экзаменах в вуз». Но приступить к учебе он смог уже через год и в 1931 году успешно окончил Московский электромеханический институт по специальности инженер-электрик.

В ноябре 1937 года в жизни Германа Федоровича произошел крутой поворот: Кировский райком ВКП(б) мобилизовал его на работу в Народный комиссариат внутренних дел. С 21 ноября того же года он стал сотрудником Главного управления государственной безопасности НКВД СССР и благодаря хорошему знанию немецкого языка был откомандирован по линии советской внешней разведки в Германию, Бельгию, Швейцарию. В декабре 1940 года вступил в партию большевиков.

Работая в советском торгпредстве в Берлине, Герман познакомился в начале 1941 года с переводчицей Ириной Вячеславовной Петровой, которая с первых минут общения покорила его сердце. В архивных документах сохранилось письмо Германа Мухина в «Центр» с просьбой разрешить жениться. Не без доли иронии Мухин писал: «Ждать, когда я влюблюсь до потери сознания или еще что-либо подобное, считаю нецелесообразным. Итак, жду ответа». Но оформить брак Герман и Ирина смогли только по возвращении на Родину, пройдя суровые испытания первых дней войны. После нападения фашистской Германии на СССР советским дипломатам ещё предстояла долгая дорога из Берлина в Москву.

Приступив к работе в столице, Герман Мухин сразу отметил, что война резко изменила будни наркомата. Теперь одним из основных направлений деятельности советских органов безопасности стало руководство партизанским движением на оккупированных территориях, и эту работу в системе НКВД возглавил Павел Анатольевич Судоплатов. Судоплатов знал Мухина с конца тридцатых годов по совместной работе в органах внешней разведки, и уже тогда обратил внимание на исполнительность, настойчивость, воинскую дисциплину и профессиональные успехи Германа Федоровича. Кроме того, Мухин имел неоценимый опыт разведывательной работы в Германии, знал немцев, хорошо владел немецким языком. Все это по достоинству оценил П. Судоплатов, и в декабре 1941 года лейтенант госбезопасности Герман Мухин был назначен на должность оперуполномоченного 4-го Управления НКВД СССР (разведка и террор в тылу противника).

А осенью 1942 года востребованными оказались альпинистские навыки Германа Мухина, опыт покорения вершин и знание Кавказских гор. В сентябре он отправился в качестве инструктора-альпиниста 104-го отдельного горно-стрелкового отряда учить красноармейцев и их командиров действовать в горных условиях.

По возвращении с Кавказа его ждало повышение по службе, присвоение очередного воинского звания, и с этого момента сведения о нем в материалах личного дела обрываются. Для установления дальнейшей судьбы Германа Федоровича сотрудникам Центрального архива ФСБ России предстояло подробно изучить переписку 4 Управления НКВД-НКГБ СССР за весь период войны.

По мере продвижения Красной армии на запад основные усилия Управления были сосредоточены на организации деятельности в тылу противника за пределами Советского Союза, а всем группам и отрядам ставилась задача продвигаться вглубь территории стран Восточной Европы.

На основе архивных документов было установлено, что осенью 1943 года органами госбезопасности разрабатывалась операция по заброске в тыл немецких войск на территорию Польши опытного агента. Сначала его предполагалось доставить на базу действовавшей в тылу противника оперативно-чекистской группы «Охотники». Агент, немец по национальности, представлял большую ценность для советских спецслужб, поэтому особо тщательно рассматривался вопрос о его сопровождении к месту проведения операции. Кандидатуру сопровождающего –  проверенного, надежного чекиста с опытом оперативной работы, утверждал лично нарком госбезопасности В.Меркулов. В рапорте на его имя П.Судоплатов писал: «По своим личным качествам и знанию немецкого языка товарищ Мухин подходит для выполнения этого задания». Решение было принято, и в декабре 1943 года с агентом в Польшу направился капитан госбезопасности Герман Мухин.

О дальнейшей его судьбе удалось узнать из переписки разведывательно-диверсионной группы «Охотники» 4 Управления НКГБ СССР. Оказавшись в Польше, Г.Мухин остался в составе группы и принимал участие во всех её боевых операциях в тылу противника. Его командиром и наставником стал сам Николай Архипович Прокопюк, руководивший «Охотниками» с августа 1942 года. Группа действовала в лесах Украины, постепенно перемещаясь на территорию Польши и непрерывно осуществляя разведывательно-диверсионную деятельность на объектах и коммуникациях противника. С Н.Прокопюком Г.Мухин сработался сразу: оба имели оперативный талант, были людьми волевыми и хорошо понимали друг друга. Николай Прокопюк, направляя донесения в «Центр», давал высокую оценку профессионализму и личным качествам своего подчиненного: «Товарищ Мухин проявил способности решительного командира и отличного организатора, сочетающего высокое воинское мастерство с личной храбростью и отвагой».

В конце марта 1944 года руководством НКГБ СССР было принято решение назначить Германа Мухина («Виктор») командиром опергруппы для выполнения разведывательно-диверсионной работы в районе Яновских лесов Люблинского воеводства, южнее города Люблин (Польша).

В материалах Центрального архива ФСБ России имеется переписка группы «Виктора» за весну и лето 1944 года: шифртелеграммы, донесения, представления к боевым наградам и другие документы. «Виктор» регулярно направлял в «Центр» подробные сведения о ситуации в Польше: скопление войск противника, железнодорожное сообщение, состояние дорог и мостов, количество и место дислокаций немецких гарнизонов и многое другое. Информация сразу передавалась из НКГБ СССР в Разведывательное управление Красной армии. Для советских военачальников эти данные оказывали неоценимую помощь, и командование Вооруженных сил СССР непременно учитывало их, планируя ту или иную операцию.

Из шифртелеграммы «Виктора»: «Корреспондент № 538 сообщает, что отряду в лесу располагаться можно, но условия передвижения трудные из-за скопления немцев… Разведкой установлено, что Хелм и Хрубешув эвакуируются. Вдоль шоссе Хелм-Красныстав-Замосць у самого шоссе в окопах находятся немцы, через каждые 300 м стоит станковый пулемет, по шоссе циркулируют подвижные отряды. На ж/д мостах охрана по 50 человек, мосты заминированы. В Красныставе гарнизон – 100 человек, Избице – 100 человек, Высокие – 200 человек, Замосце – 1500 человек. Мокры – аэродром, базируется 40 самолетов, охрана – 1300 человек».

В материалах секретного делопроизводства 4 Управления НКГБ СССР, сохранившихся в Центральном архиве ФСБ России, видно, как вся информация о деятельности группы незамедлительно направлялась в «Центр». Уже 12 апреля 1944 года наркому госбезопасности СССР Меркулову сообщили, что сформированной на базе «Охотников» группой «Виктора» 9 апреля взорвано полотно железной дороги на участке Люблин-Хелм в районе деревни Старосница, движение немецкого транспорта задержано на значительное время. В том же сообщение говорилось о контактах «Виктора» с представителями польских вооруженных крестьянских отрядов: «Встречи с этими отрядами носили дружеский характер, их участники настроены просоветски, ждут прихода Красной армии, распевают советские песни».

Далее в архивных материалах почти одно за другим идут спецсообщения 4 Управления НКГБ СССР руководству наркомата о деятельности на территории Польши группы «Виктора»:

- 13 апреля 1944 года. «Виктор» сообщает об обстановке в районе Люблин-Хелм и доводит до сведения, что немцы выпустили из лагерей и тюрем до 2000 военнопленных, которых внедряют в русские и польские отряды с целью шпионажа;

- 8 мая 1944 года. «Виктором» добыт ценный документ, содержащий оценку ситуации на территории Польши;

- 10 июня 1944 года. «Виктор» передает оперативные данные о противнике и о положении польской «