Если вы обладаете любой информацией о совершенных или готовящихся терактах, просьба обращаться в ФСБ России по телефонам:
+7 (495) 224-22-22     8 (800) 224-22-22

Дайджесты книг


  • Смерш: Война в эфире, 1942-1945 Владимир Макаров, Андрей Тюрин

    Смерш: Война в эфире, 1942-1945

    На страницах книги подробно рассказывается о так называемых радиоиграх — одной из форм специальных контрразведывательных операций, применявшихся спецслужбами многих стран в годы Второй мировой войны. В 1941-1945 годах радиоигры стали одной из форм противодействия советских специальных служб подрывной деятельности германской разведки. Радиоигры, проводимые НКВД-НКГБ и военной контрразведкой «Смерш» («Смерть шпионам») в 1942-1945 годах, фактически превратились в «Большую игру» в радиоэфире и оказали существенное влияние на исход невидимых сражений на фронтах «тайной войны» между советской контрразведкой и абвером и СД.
    Специальные операции Лубянки проводились с целью оказания действенной помощи Красной армии на фронтах, а также парализации разведывательно-диверсионной активности германских спецслужб и дезинформации командования вермахта. В основу повествования положены рассекреченные документальные материалы, хранящиеся в Центральном архиве Федеральной службы безопасности Российской Федерации. Авторами книги являются сотрудники Центрального архива ФСБ России. Книга предназначена для всех, кто интересуется историей отечественных органов государственной безопасности.

    М.: Русский путь, 2018. - 888 с.

    ISBN 978-5-85887-493-5

    читать далее
  • Великая Отечественная война. 1941 год: Исследования, документы, комментарии

    Великая Отечественная война. 1941 год: Исследования, документы, комментарии

    Раздел 1

    Немецкие дипломаты о подготовке Второй мировой войны
    Макаров В.Г. – Институт российской истории РАН

    Финляндия в плане «Барбаросса»: военное сотрудничество двух стран в 1940-1941 гг.
    Христофоров В.С. – Институт российской истории РАН

    Болгарский вектор во внешней политике СССР и Германии
    Валева Е.Л. – Институт славяноведения РАН

    Советско-германское противостояние в Дунайском бассейне и румыно-венгерский территориальный спор вокруг Трансильвании
    Стыкалин А.С. – Институт славяноведения РАН

    Начальник Генерального штаба венгерской армии генерал-полковник Г. Верт
    Варга Е.-М. – Архивный институт Культурного, научного и информационного
    Центра Венгерской Республики (Венгрия)

    Италия в войне против СССР: бои на советско-германском фронте в 1941 г.
    Филоненко С.И. – Воронежский государственный аграрный университет им. К.Д. Глинки, Скотони Дж. (Италия)

    Создание Антигитлеровской коалиции
    Ржешевский О.А. – Институт всеобщей истории РАН

    Раздел 2


    1941 год: чрезвычайные меры в СССР по предотвращению катастрофы Христофоров В.С. – Институт российской истории

    Белоруссия в первые месяцы Великой Отечественной войны
    Новиков С.Е. – Минский государственный лингвистический университет (Беларусь)

    Истребительная политика нацистов на оккупированной территории Смоленской области
    Марочко В.П. – Центральный музей Великой Отечественной войны 1941-1945 гг.

    690-й батальон немецкой полевой жандармерии на оккупированной территории
    Хохлов Д.Ю. – Российский государственный гуманитарный университет

    Немецкий оккупационный режим в Прибалтике в 1941 г.
    Кантор Ю.З. – Российский государственный педагогический университет им. А.И. Герцена

    Раздел 3

    Москва в 1941 году
    Пономарев А.Н. – Главархив Москвы

    Противоборство Ставок на советско-германском фронте в сражении за Москву
    Арцибашев В.А. – Главархив Москвы

    Общественные настроения в СССР: июнь – декабрь 1941 г.
    Христофоров В.С. – Институт российской истории

    Ленинград в первые месяцы блокады
    Кантор Ю.З. – Российский государственный педагогический университет им. А.И. Герцена

    Советская военно-морская контрразведка в начале войны
    Черепков А.П. – Центральный архив ФСБ России

    Боевые действия в Финском заливе в 1941 г.
    Иванов И.Б. – Центральный архив ФСБ России

    Раздел 4

    Военно-политическая обстановка в Финляндии в 1941 г. и начало боев на Северном фронте – ЦА ФСБ России

    «Таллинский переход» и эвакуация базы Краснознаменного Балтийского флота с полуострова Ханко – ЦА ФСБ России

    Протоколы допросов бывшего начальника Генерального штаба венгерской армии генерал-полковника Генриха Верта – ЦА ФСБ России

    Протоколы допросов бывшего главы правительства Румынии маршала Иона Антонеску и бывшего заместителя председателя Совета министров Румынии Михая Антонеску – ЦА ФСБ России
     


    читать далее
  • ТАЙНЫ ДИПЛОМАТИИ ТРЕТЬЕГО РЕЙХА: ГЕРМАНСКИЕ ДИПЛОМАТЫ, РУКОВОДИТЕЛИ ЗАРУБЕЖНЫХ ВОЕННЫХ МИССИЙ, ВОЕННЫЕ И ПОЛИЦЕЙСКИЕ АТТАШЕ В СОВЕТСКОМ ПЛЕНУ (ПО МАТЕРИАЛАМ СЛЕДСТВЕННЫХ ДЕЛ. 1944–1955)

    ТАЙНЫ ДИПЛОМАТИИ ТРЕТЬЕГО РЕЙХА: ГЕРМАНСКИЕ ДИПЛОМАТЫ, РУКОВОДИТЕЛИ ЗАРУБЕЖНЫХ ВОЕННЫХ МИССИЙ, ВОЕННЫЕ И ПОЛИЦЕЙСКИЕ АТТАШЕ В СОВЕТСКОМ ПЛЕНУ (ПО МАТЕРИАЛАМ СЛЕДСТВЕННЫХ ДЕЛ. 1944–1955)

    Каждый прожитый год все больше отодвигает в прошлое события минувших дней. Вместе с тем во всем мире возрастает интерес к величайшей трагедии ХХ столетия – Второй мировой войне, которая коренным образом изменила ход истории. Это событие до сих пор вызывает пристальный интерес не только со стороны профессиональных историков, но и мировой общественности. Неоценимую помощь в анализе и реконструкции событий той эпохи оказывают архивные документы.
    В середине октября 2010 г. в Федеративной Республике Германия опубликован 880-страничный отчет комиссии независимых историков из ФРГ, США и Израиля «Министерство и его прошлое. Германские дипломаты в период Третьего рейха и в Федеративной республике» («Das Amt und die vergangenheit. Deutsche diplomaten im dritten reich und der bundesrespublik»). Руководил работой интернационального коллектива профессор Марбургского университета Эккарт Конце (Eckart Conze). Исследование этой комиссии развеяло миф о том, что ведомство Риббентропа представляло собой «очаг сопротивления нацистскому режиму».
    Результаты исследования оказались ошеломляющими. Установлено, что немецкие дипломаты не только добровольно пошли на службу нацизму и прикрывали на международной арене гитлеровскую политику уничтожения, но и активно участвовали в ее проведении на оккупированных вермахтом территориях. Затем, работая в МИДе ФРГ, германские дипломаты использовали свои старые связи и резидентуру на Ближнем Востоке и в Латинской Америке и помогли сотням нацистских преступников бежать за океан и в арабские страны, где друг Адольфа Гитлера – Великий муфтий Иерусалимский Хадж-Амин аль-Хусейни обеспечил им безопасное убежище.
    «По подсчетам Эккарта Конце, в первые два года существования МИД ФРГ 42 процента высокопоставленных немецких дипломатов в прошлом были членами НСДАП. Это, указал он, даже больше, чем членов нацистской партии в высших эшелонах ведомства в 1938/1939 годах. Аденауэр, по словам Конце, частенько отправлял дипломатов с нацистским прошлым на работу в арабские или латиноамериканские страны, где им не грозили “неприятности”» .
    После окончания войны «деполитизированные профессионалы» из МИДа нацистской Германии с 1951 г. влились в Министерство иностранных дел «денацифицированной» Федеративной Республики Германии. Памятный визит Конрада Аденауэра в Москву в 1955 г. открыл путь к освобождению многим немецким военнопленным и интернированным, находившимся в СССР. В том числе вернулись на родину «в качестве неамнистированных преступников» многие сотрудники ведомства Риббентропа, отбывавшие наказание в Советском Союзе. Вскоре их приняли на дипломатическую службу в МИД ФРГ.
    ***
    Наш сборник дополнит труд западных историков, прежде всего, тем, что на основе архивных документов читатель сможет составить собственное мнение о прошедших событиях. Исследование посвящено судьбам немецких дипломатов, военных и полицейских атташе, находившихся в советском плену. Он является продолжением той работы, которую авторский коллектив начал в 2009 году, опубликовав документы из следственных дел генералов и офицеров вермахта . В первый сборник частично были включены и материалы из дел в отношении сотрудников германских военных атташатов (заместителя военного атташе в Румынии подполковника Макса Брауна и атташе по люфтваффе генерал-лейтенанта Альфреда Герстенберга).
    Эпиграфом к сборнику может служить фраза, произнесенная профессиональным немецким дипломатом – Гербертом фон Рихтгофеном: «Тяжело признать, но это правда. Служба при Гитлере превратила меня – честного дипломата в сообщника по подготовке фашистской агрессии» (Раздел I. Док. № 121, далее – I–121). Новая книга содержит подробные рассказы немецких дипломатов об их участии в подготовке и ведении Второй мировой войны, в том числе по вопросу о контактах руководства Третьего рейха с националистами в странах Ближнего и Среднего Востока – Рашидом Али аль-Гайлани и Великим муфтием.
    В отличие от Первой мировой войны, после капитуляции Германии в плену оказалось не только несколько миллионов солдат, офицеров и генералов вермахта и войск СС, но и большое количество чиновников различных министерств и ведомств. В своем большинстве в Министерстве иностранных дел работали кадровые дипломаты, начавшие службу в МИДе еще во времена кайзеровской Германии и Веймарской республики. За редким исключением они не были активными участниками национал-социалистического движения, а принадлежали к партиям умеренно-консервативного толка (католическая партия «Центра» и т. п.).
    После прихода национал-социалистов к власти кардинально изменилась работа германского МИД. Внешней политикой стали заниматься ведомства, весьма далекие от профессиональной дипломатической деятельности. В своих воспоминаниях Франц фон Папен описал отношение фюрера к работе Министерства иностранных дел: «Гитлер, питавший инстинктивное недоверие к любой информации, исходившей от министерства иностранных дел, скептически относился к любому человеку, которого бы не знал лично или кто не состоял в нацистской партии. Он придерживался невысокого мнения о способностях послов или дипломатических представителей, происходивших из реакционных аристократических фамилий, которые по его представлению, не имели понятия о национал-социалистических воззрениях. Риббентроп же всегда был готов представить дополнительные отчеты, исправляющие и дополняющие доклады министерства иностранных дел или, если возникала в том нужда, доказывающие их ложность…
    Тщательно подобранные выдержки из зарубежной прессы также предлагались Гитлеру, который, не зная языков, не имел возможности непосредственно сделать на этом основании собственные суждения. Единственный вывод, к которому он склонялся, был тот, что Бюро Риббентропа служит ему лучше, чем министерство иностранных дел. Карьерные дипломаты проявляли большую осторожность при выборе источников информации и проверке своих докладов. В то же время Бюро Риббентропа, пренебрегая таким ответственным подходом, как правило доклады сенсационного свойства, причем ухитрялось присылать их очень быстро. Это псевдоминистерство не несло никакой официальной ответственности, без сомнения, принося своей деятельностью глубокое удовлетворение своему основателю и сотрудникам, но я так никогда не смог понять, почему Нейрат, защищая свои собственные интересы, не пресек поток подобных нелепостей» .
    Тоталитарное государство, каким являлась нацистская Германия 1933–1945 гг., обязывало каждого чиновника состоять в НСДАП или в одной из других политических организаций Третьего рейха (СА, СС, НСКК и пр.). В мемуарах германского дипломата Эрнста фон Вайцзеккера имеется фрагмент, в котором он описывает изменение кадровой политики МИДа. В 1933 году Вайцзеккер провел два месяца в должности начальника отдела кадров: «…штат квалифицированных чиновников таял буквально на глазах. Тогда я потребовал, что, если будут продолжаться сокращения, оставшиеся должны быть наделены полномочиями, предполагавшими вотум доверия. Однако мои расчеты оказались слишком оптимистическими. Действительно, партия потребовала от нас вначале провести обширные изменения в нашем кадровом составе, а с другой стороны, не выказывала никакого доверия к тем, кто остался…
    Я надеялся, что мы сможем запретить членство в партии в нашем ведомстве, точно так же, как это было сделано в армии, поскольку наши зарубежные представители не могли вовлекаться в политику партии.
    Если это не представлялось возможным, самым подходящим, вероятно, оставалось коллективное членство всего ведомства в партии. Но мои предложения не были приняты. В сложившихся обстоятельствах казалось вполне естественным распространение чувства неуверенности среди чиновников. Самые активные пытались найти свои пути проникновения в партию, другие оказались слишком гордыми, чтобы проделывать это. Третьи предпочитали двигаться по накатанной колее, находились и также и те, кто верил, что Третий рейх канет в вечность, как дурной сон» .
    Назначение Иоахима фон Риббентропа на пост министра иностранных дел повлекло за собой не только реорганизацию МИДа, но и «чистку» среди его сотрудников, избавление от нежелательных (по расовым или политическим мотивам) лиц, а также массовый прием чиновников в нацистскую партию.
    В предисловии к мемуарам И. фон Риббентропа, Чрезвычайный и Полномочный посол в отставке И.Г. Усачев обратил внимание на порядки, установившиеся при нем в дипломатическом ведомстве Германии: «Потребовалось всего четыре года, чтобы Риббентроп смог сделать головокружительную карьеру: от личного советника фюрера по внешнеполитическим вопросам до министра иностранных дел рейха, пост которого освободился после отставки опытного, но консервативного дипломата фон Нейрата… Появившись в министерстве иностранных дел, Риббентроп углубил процесс “нацификации” германской дипломатической службы. По “совету” нового министра большинство чиновников вступали в нацистскую партию: из 120 высших чинов 71 присоединились к ней, 11 человек пытались это сделать, но им было отказано. В своих действиях, направленных на постановку дипломатического ведомства под контроль НСДАП, Риббентроп опирался на своего ставленника Мартина Лютера, назначенного руководителем “Дойчландабтайлюнг” – подразделения, сотрудничавшего с гестапо и наблюдавшего за политической оппозицией. Политический сыск внедрялся в дипломатическую службу, создавая напряженную обстановку, разлагающе действовавшую на состояние германской дипломатической службы» .
    При Риббентропе кампания по приему в НСДАП развернулась и среди германских дипломатов. Это обстоятельство во многом повлияло на то, что после окончания Второй мировой войны репрессиям со стороны союзников подверглось большинство сотрудников германского МИДа.
    Историки обращают внимание на то обстоятельство, что первым в ночь с 15 на 16 октября 1946 года по приговору Международного военного трибунала в Нюрнберге был казнен министр иностранных дел Третьего рейха – Иоахим фон Риббентроп. Тем самым судьи, вероятно, подчеркнули, что руководитель ведомства, отвечавшего за поддержание мира и установление добрососедских отношений между странами и народами, являлся одним из главных поджигателей Второй мировой войны .
    ***
    Безусловно, что после войны спецслужбы союзников, в первую очередь искали министра иностранных дел Иоахима фон Риббентропа и сотрудники опергрупп НКВД СССР и Управлений контрразведки «Смерш» фронтов. Указание об активизации его розыска за № 143/с 8 июня 1945 года было дано начальником Центральной опергруппы НКВД по г. Берлину генерал-майором Сидневым всем начальникам опергрупп НКВД Берлина .
    Повезло британцам, которые захватили Риббентропа на частной квартире в Гамбурге: «Лондон, 16 июня (ТАСС). Как передает корреспондент агентства Рейтер, находящийся при 21-й армейской группе, в английской оккупационной зоне в Германии захвачен бывший германский министр иностранных дел Риббентроп. Риббентроп был захвачен раздетым в постели английским лейтенантом в Гамбурге […] Риббентроп прибыл в Гамбург 30 апреля, где он надеялся укрыться у одного виноторговца, которого он знал в течение 25 лет, но последний отказался предоставить ему убежище. Риббентроп поселился в частном пансионате под фамилией Рейзе» .
    Наряду с розыском агентов, сотрудников и руководителей германских разведывательных, контрразведывательных и карательных органов нацистской Германии, органы безопасности держав Антигитлеровской коалиции вели работу и по поиску дипломатов нацистской Германии, участвовавших в развязывании и ведении Второй мировой войны. О результатах этой работы свидетельствуют публикации в прессе. Например, 14 апреля 1945 года в печати была опубликована информация об аресте американскими войсками бывшего германского посла в Анкаре Франца фон Папена: «Лондон, 14 апреля (ТАСС). В Лондоне официально объявлено, что американские парашютные войска захватили скрывающегося в Руре фон Папена» .
    6 сентября Парижское радио сообщало: «Париж, 6 сентября. (ТАСС). Парижское радио сообщает, что в 30 километрах от Фузиямы (Япония) в роскошном отеле властями союзников обнаружен Генрих Штаммер, бывший с января 1943 года германским послом в Японии. Вместе с Штаммером найдены 150 бывших германских и итало-фашистских дипломатов» .
    О розыске сотрудников Министерства иностранных дел Третьего рейха говорилось в циркуляре № 644/с от 3 июля 1945 года начальника Центральной оперативной группы НКВД СССР в г. Берлине генерал-майора Сиднева начальникам оперативных групп в Берлине. Этот документ, который ниже цитируется без сокращения, поможет читателям также получить общее представление о структуре МИДа Германии:
    «Материалами следствия по делам задержанных ответственных сотрудников Министерства иностранных дел гитлеровского правительства установлено, что с 1938 года и до полной капитуляции Германии в городе Берлине проводили свою работу Министерство иностранных дел и параллельно кабинет Риббентропа, получивший название государственного штаба иностранных дел Германии. Указанные учреждения располагались в 27 зданиях и имели около 3000 человек штатного состава. Министерством иностранных дел руководил заместитель Риббентропа – первый государственный секретарь барон Штеинграхт и начальник Политического отдела младший государственный секретарь Хеинке.
    В непосредственном подчинении министерства было 9 отделов – политический, протокольный, торгово-политический, юридический, печати информации, радио-политический, культурно-политический, отдел кадров и внутренний отдел.
    Политический отдел занимался работой и реализацией материалов, поступавших от посольств и консульств. Начальником его являлся Хеинке, заместитель – посол Эрмансдорф, ответственными сотрудниками были – посол Моор, советник посольства – Вебер, генеральный консул Пфейфер, министерский советник Дортенбах, посольский советник Веркмейстер, посол Типпельскирх, посол Грундхер, министерский советник Мельхерс, министерский советник Браун, посланник в США Райнебек и референт по вопросу виновников войны – Трютцшлер. Последний собирал в свое отделение все тайные договора, которые заключали с различными государствами. Все указанные лица Политического отдела министерства являлись руководителями гитлеровской военной политики по секторам стран.
    В обязанности Протокольного отдела входила встреча и сопровождение иностранных представителей. Руководил отделом посол Доенбергер, заместителем являлся министерский советник Рухе, министерский советник Леинт Иаспер.
    Торгово-политический отдел министерства руководил выполнением договоров. Во главе его стоял министральный директор Клодиус (пленен в Бухаресте), заместителями являлись: посол Шнурре, министерский советник Ринкен и Танненберг, референт по транспорту посол Мариус и генеральный консул Бисе* (арестован).
    Юридический отдел занимался проверкой договоров и готовил материалы консультативного порядка. Им руководил посол Альбрехт, его заместитель – Зейе. Ответственными сотрудниками являлись: министерский советник Родигер, министерский советник Штальберг, министерский советник Янс.
    Отдел печати и информации занимался сбором и изучением иностранной прессы, а также насаждением агентуры среди издателей и журналистов обслуживаемых стран. Им руководил доктор Шмидт, ответственными сотрудниками являлись: посол Браун-Штумм, посол Лозе, посол Штарке и посол Трипелуре.
    Культурно-политический отдел занимался распространением фашистской литературы в других государствах; руководителем являлся посол профессор Зикс – полковник СС, его замещал посол Шлеер.
    Заместителем начальника отдела кадров министерства был Беркман Гельмут (арестован).
    В обязанности 9-го внутреннего отдела министерства входило руководство организацией НСДАП при министерстве. Им руководил генерал-майор СА – Францель, заместитель – Вагнер.
    Все перечисленные отделы и их сотрудники являлись по своей линии руководителями заграничных групп НСДАП и осуществляли их руководства через посольства и консульства Германии за границей.
    С 1944 года кабинет Риббентропа, проводивший работу самостоятельно и параллельно Министерству иностранных дел Германии, имел следующий состав: барон Штейнкрахт, государственный секретарь Хеинке, государственный секретарь Боле, государственный секретарь Кеплер, посланник Гаус, посланник фон Ринтельн, посланник фон Зонляйтнер, советник Гильгер, департаментский советник Раиковский, советник по радио Тимлер, юрист доктор Легерне, советник Шмиден, адъютант Риббентропа – Эттинг и офицер связи между Риббентропом и Главным штабом германской армии – Ритер.
    Значительная часть ответственных работников министерства, а также кабинет Риббентропа в настоящее время скрывается в городе Берлине и его пригородах.
    Примите меры розыска и ареста указанных лиц в районах вашего обслуживания» . Материалы на некоторых из немецких дипломатов, указанных в документе, помещены в сборнике.
    ***
    Советская контрразведка в 1920–1930-х годов пристально наблюдала за деятельностью германского полпредства в Москве и консульств в других городах СССР, впрочем, как и за деятельностью иностранных дипломатов других стран в советской России. Материалы о деятельности германских дипломатов обобщались в еженедельные сводки и докладывались руководству ОГПУ–НКВД. Сегодня эти документы являются ценными и