Размер шрифта Цвет:       Доп. настройки: Обычная версия сайта

Интервал между буквами и строками: Стандартный Средний Большой

Свернуть настройки Шрифт: Arial Times New Roman

Если вы обладаете любой информацией о совершенных или готовящихся терактах, просьба обращаться в ФСБ России по телефонам:
+7 (495) 224-22-22 8 (800) 224-22-22
Для получения информации о порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию российских и иностранных граждан (лиц без гражданства), выдачи пропусков для въезда (прохода) лиц и транспортных средств в пограничную зону, выдачи разрешения на неоднократное пересечение иностранными судами государственной границы Российской Федерации на море обращаться в ВЕБ-ПРИЕМНУЮ ФСБ России

Для получения справочной информации обращаться в ПОГРАНИЧНЫЕ ОРГАНЫ

ПАРИЖСКИЕ ТАЙНЫ ЦАРСКОЙ ОХРАНКИ

В.К. Агафонов

ПРЕДИСЛОВИЕ к книге ПАРИЖСКИЕ ТАЙНЫ ЦАРСКОЙ ОХРАНКИ

Автор настоящей публикации Валериан Константинович Агафонов был незаурядным, всесторонне развитым человеком энциклопедических знаний, видным ученым, популяризатором науки (в своей открытой публичной жизни) и в то же время являлся активным революционером-подпольщиком крайне левацкого толка и... титулованным франкмасоном (в своей жизни тайной).

Валериан Константинович родился 13 июля 1864 года (по другим сведениям - в январе 1864 года) в поселке Лесном под Санкт-Петербургом. Он происходил из дворянской семьи православного вероисповедания. С 1872 года учился во второй Петербургской гимназии. В восемнадцатилетнем возрасте - после кончины матери и внезапного паралича отца был вынужден оставить учебу и два года давать частные уроки, служить воспитателем в училище для глухонемых.

С этого времени увлекается театром - участвовал в любительских спектаклях, хотел стать профессиональным артистом и целых четыре года играл на сцене. Другой его подлинной страстью стало участие в революционном движении; он становится активистом целого ряда политических и образовательных кружков.

В 1885 году, успешно сдав экстерном экзамены на аттестат зрелости при десятой Петербургской гимназии, он поступил на физико-математический факультет Петербургского университета. Однако в процессе учебы обнаружил свое призвание к минералогии и почвоведению, которые стал изучать под руководством профессора В. В. Докучаева.

В 1886 году Валериан Константинович женился на Юлии Михайловне Спиро (скончалась 30. 03.1922), изучавшей тогда в университете медицину. От этого брака у них было трое сыновей: Сергей, Михаил и Владимир.

После окончания в 1889 году физико-математического факультета Петербургского университета В.К. Агафонов был оставлен здесь на кафедре для подготовки к профессорскому званию.

С 1891 года он печатается в петербургских журналах, в 1893 году вошел в редакцию "Мира Божьего", заведовал там научным отделом, сотрудничал в "Русском богатстве", был научным редактором "Современного мира". В 1893 году сдал магистерский экзамен. С 1893 по 1895 годы В. К. Агафонов - консерватор (хранитель) минералогического кабинета университета. Тогда же он становится участником организованной профессором В. В. Докучаевым экспедиции по изучению Полтавской губернии в геолого-почвенном отношении. Результатом экспедиции стал подготовленный В. К. Агафоновым очерк "Третичные и ледниковые образования в Полтавской губернии" (СПб., 1894).

Еще в университетские годы В. К. Агафонов близко сошелся с будущим основателем нелегального "Союза освобождения" (1903) и известным академиком В. И. Вернадским, который хотел привлечь его в так называемое Приютинское братство (подпольный кружок либерально-толстовской направленности). Но либерализм Вернадского не сильно прельщал молодого человека, питавшего склонность к политическому радикализму. Поэтому он принимал самое деятельное участие в земляческом движении, был близок к революционным террористическим кружкам.

В 1895 году состоялся публичный дебют В. К. Агафонова как талантливого ученого-естествоиспытателя и популяризатора науки: в Петербурге вышла в свет его ставшая знаменитой книга "Настоящее и прошлое Земли", которая выдержала не одно издание еще в дореволюционный период, а позднее была даже перепечатана в СССР в 1932 году.

В том же 1895 году ученый был откомандирован за границу для совершенствования в знаниях и подготовки диссертации.

В. К. Агафонов прожил за рубежом три года главным образом в Женеве, где работал под руководством профессора Соре. По возвращении в Россию, нуждаясь в заработке, поступил на службу в министерство финансов, где проработал около двух лет, посвящая свободное время науке и журналистике.

В 1901 году за участие в демонстрации на Казанской площади был выслан из Санкт-Петербурга, затем вернулся в город. В 1903 году защитил в Петербургском университете магистерскую диссертацию "К вопросу о поглощении света кристаллами и о плеохроизме в ультрафиолетовой части спектра". В 1904 году он старший лаборант, затем приват-доцент минералогии и кристаллографии Петербургского политехнического института. В 1904-1905 годах был там же ассистентом при кафедре минералогии.

В 1905 году в знак протеста против "кровавого воскресенья" В. К. Агафонов публично ушел в отставку со службы и активно включился в политическую борьбу. Работал в Совете объединенных землячеств, издавал "Накануне", "Известия крестьянских депутатов" (орган трудовиков), "Трудовую Россию". На втором съезде партии социалистов-революционеров в Финляндии вступил в ее ряды.

В 1906 году ввиду реальной угрозы ареста новоявленный эсер. Агафонов покинул Россию. Перебравшись за границу, он активно сотрудничал в парижской периодике. Вместе с В.Л. Бурцевым и другими товарищами по партии участвовал в разоблачении крупнейшего провокатора XX века - Е.Ф. Азефа.

В конце 1907 года вместе с Я. Л. Делевским возглавил группу социалистов-революционеров "инициативного меньшинства", которая в 1909 году была преобразована в Союз левых социалистов-революционеров. Стал редактором-издателем (вместе с Я. Л. Делевским) печатного органа этой группы - газеты "Революционная мысль", которая издавалась в Лондоне, а затем в Париже в 1908-1909 годах. Свои статьи и публикации в это время писал под псевдонимом Северский. Основной лейтмотив его публикаций - пламенный призыв к усилению террористической деятельности, к созданию отдельных, не связанных организационно в интересах революционной конспирации, террористических дружин.

После Февральской революции В. К. Агафонов значится в числе членов эмигрантского комитета в Париже по отправке политических эмигрантов в Россию. Затем он назначается членом комиссии по разбору архивов бывшей заграничной агентуры Департамента полиции. На основе работы над архивами им и была написана книга о заграничной охранке.

В сентябре 1917 года В. К. Агафонов возвратился в Россию. Принимал активное участие в борьбе против пораженчества и большевизма. В 1920-1921 годах был заведующим кафедрой и профессором физической географии в Таврическом университете в Крыму.

Из "красного Крыма" эмигрировал во Францию. Создал в Париже научную школу в области почвоведения. С 1921 года в звании профессора преподавал на кафедре геологии в Сорбонне. За научные заслуги награжден орденом Почетного легиона и орденом Святого Саввы 3-й степени.

В составе леворадикального крыла партии эсеров, к которому относил себя В. К. Агафонов, было немало активнейших членов иудейского происхождения. Соответственно в отношении этих людей, своих товарищей по революционной борьбе, и им подобным Валериан Константинович испытывал искренние чувства товарищества и братства. Именно поэтому, когда в 1923 году в Париже была основана Лига борьбы с антисемитизмом, он незамедлительно вошел в ее учредительный комитет.

Будучи с 1925 года товарищем председателя Русского академического союза, В. К. Агафонов представлял парижскую группу на съезде Русских академических организаций. Преподавал на Высших женских богословских курсах, работал в Пастеровском институте. Одновременно он являлся членом совета директоров Русского народного университета в Париже, а с 1921 года - членом его правления.

В 1928 году он был принят в члены ложи "Северная Звезда" (образована в 1924), объединявшей "старых революционных активистов" и являвшейся дочерним образованием "Великого Востока Франции". Видимо Валериан Константинович воспринял свою инициацию в масонство с большим и искренним вдохновением и в последующие годы выказывал незаурядную активность (кстати, не оставшуюся без внимания французской службы безопасности "Сюртэ женераль") в "правильной постановке" русских лож в этой стране. В 1928 году, стремясь к координации деятельности русских лож, он предстает в числе инициаторов основания "Консистории Русского масонства 23-го градуса" во Франции (учреждена 23 марта, 1927 года). В декабре 1929 года он выступил здесь с докладом "Мой масонский идеал".

В этот период в публичной жизни Валериана Константиновича происходили следующие события: в 1927 году он был избран членом ревизионной комиссии Союза русских писателей и журналистов в Париже. С 20 июня 1927 года он член правления Тургеневской библиотеки в Париже (входил в состав этого органа по 1937 год включительно), один из жертвователей в библиотеку. В 1929 году читал лекции на Русских сельскохозяйственных курсах в Париже. В том же году ученый попал в автомобильную катастрофу, от которой едва смог оправиться.

В 1930-1935 годах - член правления Тургеневской библиотеки. В 1930-1931 годах входил в совет Русского научно-философского общества в Париже, был его деятельным членом по 1935 год. В 1931 году вошел в состав бюро Комитета помощи писателям и ученым Франции.

В июне 1931 года участвовал в заседаниях эмигрантской общественности, выступавшей против распродажи большевиками художественных ценностей.

Ученый считается создателем формулы "научная истина и общественная совесть".

В сентябре-ноябре 1931 года В. К. Агафонов выступил в качестве члена-основателя еще одной русской мастерской "Великого Востока Франции" - "Свободная Россия". Здесь же, в основанной им ложе, в торжественной обстановке было отмечено братьями 13 июля 1934 года 70-летие В. К. Агафонова. 19 ноября 1932 года он "кооптирован" в выделившуюся из "Астреи" ложу "Лотос", бывшую в подчинении Великой Ложи Франции. Этот период отмечен также сотрудничеством В. К. Агафонова с парижской газетой "Последние новости", значительное число сотрудников которой являлись, как и он сам, масонами.

В 1932 году его выбирают в число членов Общества друзей Русского народного университета. Тогда же он направляется для работы в Африку.

В ноябре 1933 года В. К. Агафонов получил за свои научно-практические труды по почвоведению премию Французской академии наук. В 1935 году он был избран в Сорбонне председателем комиссии по составлению почвенной карты Африки. В 1937 году стал кавалером ордена Почетного легиона. Свое высокое положение в обществе В. К. Агафонов отметил в том же году (точнее 4 марта 1937 года) в кругу тайных братьев-каменщиков, выступив в русской Консистории "Великого Востока Франции" с литературным докладом под многозначительным названием "Масонство, мораль, человечество".

В 1938 году В. К. Агафонов читал лекции о почвах в Ницце. В 1939 году был награжден золотой медалью Академии земледелия за труды по определению почв в Тунисе. Во время Второй мировой войны ученый жил в Жуан-ле-Пене, основал в Ницце патриотическое Общество помощи русским, которое, в частности, оказывало поддержку советским военнопленным и русским бойцам французского Сопротивления.

24 марта 1945 года В. К. Агафонов участвовал в работе учредительного собрания Объединения русской эмиграции для сближения с Советской Россией, и был единогласно избран в правление этого объединения, а затем - на первом же заседании правления - его председателем.

Скончался В. К. Агафонов на Лазурном берегу, в Ницце 28 января 1955 года, где и был похоронен на местном масонском кладбище.

Разумеется, что к секретным архивам заграничной агентуры российского Департамента полиции университетский профессор географии В. К. Агафонов был допущен исключительно благодаря своему особому реноме "несгибаемого борца с самодержавием", а также серьезного и ответственного человека в российских революционных и масонских кругах. И в первую очередь именно среди людей, составивших Временное правительство, глава которого А. Ф. Керенский, напомним, был членом партии социалистов-революционеров и "другом французских масонов", а абсолютное большинство министров также являлись франкомасонами.

Итак, в 1917 году профессор В. К. Агафонов вместе с другим профессором, комиссаром Временного правительства С. Г. Сватиковым (и также автором книги "Русский политический сыск за границей", Ростов-на-Дону, 1918; в московском переиздании 1941 года, подготовленном по инициативе руководства НКВД СССР, она получила название "Заграничная агентура Департамента полиции") были официально включены в комиссию Временного правительства во главе с Е. И. Раппом по ликвидации русской заграничной агентуры в Париже и разборке ее архива. Комиссия тщательно изучила секретные документы и материалы (включая персональную картотеку) этого архива. Кроме того, ею были допрошены как руководитель агентуры (А. А. Красильников), так и руководители ее подразделений (жандармские подполковники В. Э. Люстих и Б. В. Лиховский). Наконец, следует иметь в виду, что в целом ряде случаев были опрошены и рядовые сотрудники агентуры, среди которых можно выделить имена настоящих мастеров русского политического сыска за границей. Это Марья Алексеевна Загорская, Зинаида Федоровна Жученко (урожденная Гернгросс), Матвей Иванович Бряндинский, Бенцион Моисеевич Долин, Михаил Иванович Гурович, Лев Дмитриевич Бейтнер, Борис Яковлевич Батушанский, Яков Абрамович Житомирский и другие.

В подготовке своей книги Агафонов использовал также документы архива Департамента полиции в Петрограде.

Примечательно, что в процессе этой работы части архива заграничной агентуры и Особого отдела Департамента полиции (прежде всего касающиеся деятельности агентов охранки среди групп социалистов-революционеров) были инкорпорированы Агафоновым в свой личный архив, который хранился у него в Ницце (Франция) и которым еще в 20-30-е годы прошлого века пользовались такие известные исследователи русской революции, как писатель Марк Александрович Алданов и историк Борис Иванович Николаевский (оба между прочим "собратья" Агафонова по Парижской ложе "Свободная Россия").

В 1940 году Б. И. Николаевский вывез из оккупированной нацистами Франции в США большое собрание архивных документов, в числе которых почти полный, размещенный в отдельных папках архив Агафонова. В 1963 году он продал свою богатейшую архивную коллекцию Гуверовскому институту войны, революции и мира при Стенфордском университете (всего - 250 фондов).

Таким образом, поскольку архив русской заграничной агентуры в настоящее время находится в Гуверовском институте (США) и, по сути, малодоступен для отечественных историков, сведения, приводимые В. К. Агафоновым, имеют огромную научную ценность.

Единственное, что необходимо иметь в виду, обращаясь к публикуемым вновь сведениям, это следующее: в 1917-1918 годах перед В. К. Агафоновым как членом комиссии Временного правительства стояли не столько научные, сколько сугубо политические задачи разоблачения тайных агентов и провокаторов царской охранки. "Все это, - по словам новейшего исследователя предмета, доктора исторических наук В. С. Брачева, - конечно же, не могло не отразиться и на содержании составленных В. К. Агафоновым биографий ее сотрудников. Кроме того следует иметь в виду, что наряду с действительными сотрудниками в списке фигурирует ряд лиц (В. К. Шнеуер, Б. Н. Верецкий, С. В. Праотцев) никакого отношения к службе в этом учреждении не имевших, но тесно, по ряду причин, с ней соприкасавшихся. Важно также иметь в виду и то, что В. К. Агафонов, хотя и был крупным ученым, но профессионально историей никогда не занимался. В результате нетрудно заметить, что в своих биографиях сотрудников агентуры он по сути дела оказался в плену у источников, страница за страницей переписывая попавшие в его руки секретные документы, не всегда задумываясь над тем, насколько важны вводимые им в научный оборот факты".

Виктор Былинин


Телефон доверия:
(495) 224-2222 (круглосуточно)

107031, г.Москва,
ул.Большая Лубянка, дом 1

Веб-приемная

© Федеральная служба безопасности Российской Федерации, 1999 - 2022 г. При использовании материалов ссылка на сайт ФСБ России обязательна.