Размер шрифта Цвет:       Доп. настройки: Обычная версия сайта

Интервал между буквами и строками: Стандартный Средний Большой

Свернуть настройки Шрифт: Arial Times New Roman

Если вы обладаете любой информацией о совершенных или готовящихся терактах, просьба обращаться в ФСБ России по телефонам:
+7 (495) 224-22-22 8 (800) 224-22-22
Для получения информации о порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию российских и иностранных граждан (лиц без гражданства), выдачи пропусков для въезда (прохода) лиц и транспортных средств в пограничную зону, выдачи разрешения на неоднократное пересечение иностранными судами государственной границы Российской Федерации на море обращаться в ВЕБ-ПРИЕМНУЮ ФСБ России

Для получения справочной информации обращаться в ПОГРАНИЧНЫЕ ОРГАНЫ

ОГПУ ПРОТИВ СКОТЛАНД-ЯРДА

Лосев И.В.

ВВЕДЕНИЕ к книге ОГПУ ПРОТИВ СКОТЛАНД-ЯРДА
Уважаемый читатель!

Считается, что в делах разведки и контрразведки разбирается каждый образованный человек. Эта иллюзия знания особенно отчетливо проявилась сегодня, когда о деятельности органов безопасности рассуждают везде и всюду с безапелляционностью дилетантов, причем на читателя выплескивается такое, что даже человек, проработавший в этих органах не один десяток лет, не рискнул бы судить столь однозначно, как это умеют делать некоторые авторы газетных и журнальных статей и даже толстых, внешне весьма респектабельных книг.

На голову читающей публики обрушился буквально ураган информации о такой столь сложной сфере деятельности государства, как работа спецслужб. И вот уже всякий, кто регулярно читает "Огонек", "Литературную газету", "Комсомольскую правду" или "Московский комсомолец", не говоря уже о "Совершенно секретно", свободно владеет такой терминологией, как "агент", "наружное наблюдение", "прослушивание телефонов", "перлюстрация" и так далее. И если в обычной, повседневной жизни вряд ли кто из авторов подобных статей, даже пройдя курс терапии, способен был бы лечить больных, то рассуждать о вопросах национальной безопасности каждый считает вполне позволительным для себя.

Кампания гласности, которая развернулась в последние годы вокруг работы органов безопасности, представляется надуманной, нарочитой, но, скорее всего, заранее кем-то просчитанной. Ибо всякому непредвзятому читателю, будь это в нашей стране или в любом другом государстве, ясно, что между работой спецслужб и гласностью всегда лежит резкая грань. Ни о какой гласности в работе спецслужб не может быть и речи, это - абсурд. Гласная работа для спецслужб смысла не имеет: подобную работу должны вести, даже выполняя те же задачи, другие институты государства. А спецслужбы в любом государстве сильны, прежде всего, своей секретностью. Не будь этого, никто в мире не стал бы охотиться за секретами.

Конечно, сказанное совсем не означает, что речь идет о бесконтрольности работы органов безопасности. Близкое прошлое в истории нашей страны хорошо показало всем нам, что только под жестким контролем власти, только на крепкой законодательной основе работа спецслужб может быть успешной и на благо всего народа, государства. Но контроль должен быть квалифицированным, не обывательским и уж никак не общественным.

Шпионаж- явление сложное, в советской литературе практически серьезно не описанное и не анализировавшееся. Отсутствие длительное время доступа к соответствующей информации, к архивам, естественно, не позволяло исследователям проводить такую научную работу. А то, что делалось силами специалистов внутри КГБ, носило прагматический характер и сводилось к получению аналитической информации, необходимой для контрразведывательного поиска: признаки, приемы, навыки, техника и тому подобное. Между тем описание этого явления, его социальных, психологических, экономических и иных корней, взгляд на него через призму падения или возвышения человеческой личности может внести новые страницы в науку человековедения. У нас было принято ранее изображать шпионов как людей низких, предателей Родины, жизненные принципы которых стоят, как правило, на трех китах: вино, деньги, женщины.

Думается, что здесь не вся правда, что все в этом явлении сложнее. Но тем более неуклюжими являются попытки изобразить сегодня всех шпионов как неких альтруистов, борцов с тоталитарным режимом или с бюрократией, уравнять шпиона в правах с диссидентом.

Такое, можно сказать, легкомысленное отношение к шпионажу, стремление представить работу по его пресечению как малозначимую, привносится в общество некоторыми средствами информации. Конечно, сыграло свою отрицательную роль и наследие прошлого - процессы 30-40-х годов, когда в шпионы записывали чуть ли не каждого обвиняемого. В этом истоки того, что люди в нашем обществе постепенно перестали верить, что шпионаж действительно существует, а не является выдумкой чекистов.

Признанные в уголовной практике следы преступлений, такие, как отпечатки пальцев, окурки, стреляные гильзы и даже словесный портрет при поиске шпиона практически редко имеют решающее значение, хотя, конечно же, криминалистические методы используются в работе органов безопасности. Но все-таки их используют больше там, где идет речь о преступлениях, сродни тем, которыми занимается милиция: контрабанда, нарушение правил валютных операций, организованная преступность.

В контрразведке во главе всего поиска стоит его величество АНАЛИЗ. Конечно, следы преступления, которые анализируются, тоже имеются, но они лежат в сферах, если можно так выразиться, нематериальных: утечка информации, вербовочная ситуация, каналы связи, мотивы измены. Постепенно, в процессе аналитической работы эти нематериальные субстанции следствие превратит во вполне реальные доказательства. Но в том-то и дело, что частенько дело не доходит до следствия. Ведь в контрразведке главное - не засадить в тюрьму человека, а переиграть противника, навязать ему свои правила игры, заставить поверить в работу агента под контролем как в чистую, не контролируемую никем работу. А это открывает возможность не только выяснить, как действует противник, но и изучить, к чему он проявляет интерес, какими путями пойдет к своей цели. И в итоге - заставить противника действовать так, как это выгодно нашей стране!

На оперативной игре строят свою деятельность все разведки мира - это та схема, та основа, в которую можно вместить все многообразие действий спецслужб. Ничего другого быть не может. Какая бы идеология ни совмещалась, соединялась с этой схемой, каркас ее всегда оставался и остается без изменений. И тот, кто не понимает или не хочет понимать этого, сознательно ведет дело к разрушению контрразведывательной работы, другими словами - к разрушению основ защиты Отчизны. Так что поражающие своей некомпетентностью публичные заявления политиков и даже руководителей государства, которых мы немало наслышались в годы так называемой перестройки, только расшатывали эту основу. Кажущиеся заманчивыми слова об отказе от дезинформации в работе КГБ, об отказе использовать дипломатические и иные прикрытия в интересах разведки и контрразведки могут вызвать только ироническую улыбку у работников спецслужб тех государств, кого мы считаем, и не без основания, нашим противником. Надо думать, что о подобном развитии событий они могли бы только мечтать.

Основа основ любой специальной службы любого государства, независимо от его политической окраски или уровня развития - агентурная работа. За тысячелетия своего существования человечество не сумело придумать другого более эффективного инструмента для добывания сведения о тайных замыслах недругов или оказания влияния на них и на их планы. Всей своей историей люди подтверждают правильность этой мысли, ибо любое пренебрежение агентурной работой тут же сказывалось на политической ситуации, состоянии преступности и, в конечном итоге, на благополучии граждан.

Агентурная работа - это сильнейшее оружие власти. И, к великому сожалению, в истории народов есть немало черных страниц, когда это оружие использовалось во вред людям, что как ни парадоксально, лишь подтверждает его силу.

Все хорошо в меру. Но когда эта истина забывается и агентура превращается в инструмент доносительства и всеобщей истерии страха, тогда мы сталкиваемся с тяжкими последствиями, которые могут называться разными именами - гитлеризм, маккартизм или сталинизм, но суть их одна.

Особую боль вызывают у нашего народа репрессии 30-50-х годов. Архивные полки до сих пор хранят документы - многоликие потоки человеческого горя, хлынувшие на наших людей, которые жили в то время. Увы, это тоже наша история, которую нельзя ни забыть, ни простить, но которую надо помнить, чтобы нечто подобное никогда более не повторилось.

Как правило, эти архивные документы поражают своей абсолютной безысходностью и абсолютным отсутствием каких-либо признаков доказательства вины. Было ли это следствием каких-либо давних чисток или столь обнаженным неуважением к закону, но в таких делах содержалось лишь два-три протокола допросов, протокол обыска, а далее следовало решение ОСО - особого совещания: прокурор, секретарь обкома, начальник Управления НКВД. Заключала дело справка о приведении приговора в исполнение, которая не содержала никакой информации, кроме даты расстрела. Позднее, в пятидесятые годы, добавилась справки о реабилитации.

Сегодня вся ответственность за сталинские репрессии огульно валится на чекистов, так что даже трудно найти голос в защиту их. Да и не в защите дело, ибо защищать причиненное народу зло - занятие бесперспективное. Но надо все же знать, что проводила в жизнь этот террор не та ЧК, которую воспитывал Феликс Дзержинский. Его ученики к началу тридцатых годов уже ушли в небытие, а всю эту политику террора проводила именем партии и народа правящая клика. Но об этом почему-то сейчас, в эпоху гласности, предпочитают не говорить. А ведь законы 1934 года принимал высший орган государственной власти того времени - Всесоюзный Центральный Исполнительный Комитет, то есть Правительство!

Еще "многомудрый" Н. С. Хрущев, который лично подписал огромное количество смертных приговоров, чтобы отвести гнев народа от верхушки КПСС и от себя лично, постарался свалить всю вину за эти злодеяния на органы КГБ. Да и сегодня многие "бывшие" рисуют в своих мемуарах ужасный монстр КГБ, как будто не Политбюро руководило страной. КГБ никогда не был самостоятельным "государством в государстве", он был сильно тем, что действовал в строго определенных ему законом рамках. Закон был плох - это иное дело, это не вина КГБ, а беда его. Поэтому настойчивое желание некоторой категории людей связывать работу органов НКВД и КГБ и ставить их на одну доску, утверждать, что нынешний КГБ должно разделить ответственность за кровавый террор, кровавые дела прошлых лет, не имеют собой никаких оснований.

Современные чекисты не несут никакой юридической ответственности за сталинские преступления, но каждый работник органов безопасности чувствует моральную ответственность за все, что происходило в прошлом, и потому сейчас чекисты активно участвуют в работе по реабилитации невинно загубленных людей. Ныне это одна из сторон работы органов безопасности.

Перестроечные времена и развал СССР явились подлинной трагедией для всего народов России. Дело будущих мыслителей, ученых рассказать о корнях этих исторических изменений, произошедших в нашей стране. Пренебрежение к ее Истории, к законам и нравам ее, поражает непредвзятого наблюдателя. Как можно было вытравить из памяти людей все лучшее, светлое, за что они боролись, не щадя своей жизни? Как произошла утрата веры? Или, действительно, разрушив святыни церковные, разрушили и душу народную? Но ведь и ко времени Великой Отечественной войны многие храмы были уже порушены, однако это не помешало стоять насмерть советским людям у стен того же Ленинграда и Сталинграда, сокрушить фашистскую державу и победить в Великой Отечественной войне.

Были, вероятно, другие причины развала СССР, среди которых немалое место занимает криводушие, карьеризм, ложь власть имущих, что особенно стало характерно в последние десятилетия. Дела этих правителей стали прямо противоположны словам, произносимым ими с высоких трибун. В своем узком кругу они откровенно смеялись над всем тем, что было дорого людям труда, которые работали на заводах, прокладывали новые пути, сеяли и убирали хлеб на полях. В номенклатурных кругах разговоры шли о другом: о карьере, о назначениях, кто как на кого посмотрел, кому нацепили очередной орден, а кого, за неспособностью, "задвинули" в какую-нибудь "банановую" республику послом. Мораль в этих кругах также была, но мораль расталкивания локтями всех, кто мешает идти любой ценой наверх.

Эта болезнь не могла не затронуть работу органов безопасности. В Комитет стали направляться на работу люди из номенклатуры, все достоинство которых состояло лишь в том, что они несколько лет просидели в аппарате горкома или обкома партии. Так обстояло дело с кадрами и в ленинградском Управлении, хотя это отнюдь не означало огульного приговора: раз партийный направленец - значит плохой работник. В конечном счете, все зависело от конкретных людей: многие из этих людей становились подлинными профессионалами своего дела. Но, к сожалению, так было далеко не всегда.

Кадровая чехарда достигла угрожающих размеров, когда к власти пришли люди, которые только что на многолюдных собраниях воевали с номенклатурой, привилегиями и бюрократией. Назначения по принципу личной преданности, которых ранее стеснялись и пытались проводить ненавязчиво, теперь проводились в открытую. Наука управлять вообще забылась. И, что особенно поражает, бывшие "блатные" как росли при КПСС, так продолжали расти и при демократах. Только если раньше эти связи не афишировались, то теперь ими гордились.

Свершилась трагедия, распалось великое государство, строившееся веками. А средства массовой информации, захлебываясь от восторга, представляли этот распад великим благодеянием. С упоением, обгоняя друг друга и кичась своей мнимой независимостью, они сначала предрекали развал Советского Союза, а потом с тем же восторгом вещали, как этот развал происходит. Они не скупились при этом на звонкие эпитеты: "тоталитарное государство", "империя", "тюрьма народов", "коммунистический террор", не задумываясь о том, что речь идет о колыбели огромного народа, что Союз - страна наших отцов и дедов, и злорадство здесь, по меньшей мере, неуместно.

Все эти перемены в стране губительно сказались на службе безопасности. Президент и бывший секретарь обкома КПСС, волею случая поставленный быть последним Председателем КГБ, подарили американцам к рождеству схему прослушивания посольства в Москве - за этим решением была потрясающая профессиональная некомпетентность. Раскрыто целое направление развития подобной техники, под удар поставлены сотни людей, агентура за рубежом, каналы и техника проникновения. За такие вещи надо судить, как за преступление перед государством, а газета "Известия" такому предательству пела дифирамбы. И не помогут никакие ссылки на мнение неких специалистов, что система эта, мол, устарела, американцам и так была известна... Если известна, то как получилось, что они о ней не знали?..

На волне демократии к власти пришла околодиссидентствующая публика, которая питала ненависть к системе КГБ, ибо чекисты хорошо знали этих людей и их нутро, зачастую очень уж порочащее белоснежные ризы борцов за демократию. И потому этими людьми органам безопасности предназначался лишь один выход: службу безопасности следовало разогнать, убрать, убить.

Время объективного изучения борьбы с диссидентством, инакомыслием в Советском государстве, видимо, еще не пришло, это, скорее, дело будущих поколений, когда сойдут со сцены и диссиденты и их гонители. Конечно, были среди инакомыслящих серьезные политические борцы, такие, как академик Андрей Сахаров, но таких были единицы. В Ленинграде, например, едва ли можно было насчитать больше двух десятков тех, кого можно было бы рассматривать как серьезных политических борцов. Но не надо забывать, что на диссидентов - а ведь это не секрет теперь! - делалась ставка спецслужб Запада. Оперативные материалы органов безопасности наглядно показывают, какое место отводилось диссидентскому движению в нашей стране, как подпитывалось оно материально Западом. Хорошо известно было также, что движение это изолировано от народа, представители его далеко не всегда ревностно служили идее, скорее они отстаивали свои личные амбиции. Много позднее, когда эти люди на волне обновления вошли в депутатские корпусы различного ранга, большинство из них так и не смогло отрешиться от своих старых грехов. Как политические деятели они не состоялись, народ так и не принял их, ибо дела их слишком отличались от обещаний.

Да, КГБ занимался этой публикой, хотя такая работа отнюдь не составляла все его функции, как это можно предположить, читая сегодняшнюю прессу. Эта работа, если вообще возможна здесь математика, составляла не более десятой части от общего объема деятельности ГБ. Но и этого было достаточно, чтобы изучать процессы в диссидентствующей среде изнутри, глубоко. И сейчас на эту проблему можно бы посмотреть и под другим углом зрения: многочисленные разоблачения "чекистских козней" против диссидентов, с возмущением подаваемые обывателю, говорят еще и о том, что КГБ очень неплохо выполнял свои функции. Проникая в "святая святых" этого движения, КГБ по сути руководил этими движениями через агентуру в них, изолировав его от народа. Такая задача ставилась перед органами безопасности Конституцией: любое государство обязано охранять себя, и советское государство не было исключением из этого правила.

Да и демократы, пришедшие к власти на волне критики гонителей демократии, создавая свои органы безопасности, во главу угла их сразу же поставили все тот же политический сыск, политическую борьбу. Новое правительство России и лично первый Президент потребовали оградить республику от насильственного свержения конституционного строя. Но иначе и не могло быть, ибо государство, которое не защищает себя, государство, которое не имеет инструментов для такой защиты, перестает быть государством.

Касаясь других сторон деятельности органов безопасности, следует сказать, что важнейшим направлением работы службы безопасности является борьба с организованной преступностью и контрабандой. Эта сторона деятельности КГБ требует тесного взаимодействия с органами милиции, таможенной службой, налоговой инспекцией. Небывалый рост криминальных групп, коррупции, хищения собственности в крупных размерах приняли угрожающий для государства характер, и служба безопасности была подключена к работе над раскрытием этих тяжких преступлений, наносящих стране огромный экономический и моральный урон. За последние годы раскрыт ряд тяжких преступлений в сфере экономической деятельности, неоднократно пресекались попытки хищений культурных ценностей, попытки перемещения их контрабандным путем за рубежи нашей Родины. Все эти факты еще раз доказывают, что работники службы безопасности не утратили своей высокой профессиональной квалификации, достойно выполняют те обязанности, которые возложило на них государство.

Предлагаемое читателю издание открывает серию книг, в которые войдут документально-публицистические произведения о работе петроградских - ленинградских - петербургских чекистов за все годы их деятельности, начиная с 1917 года и до наших дней. Борьба с иностранными наемниками, шпионами и диверсантами, с бандитами и ворами, контрабандистами и жуликами найдет свое воплощение на страницах этих сборников. Не будут обойдены вниманием и трагические страницы нашей истории - о них также расскажут авторы произведений, которые буду опубликованы. Естественно, что работник службы безопасности представят все необходимые материалы для того, чтобы максимально правдиво, достоверно рассказать о деятельности чекистов за более чем восемьдесят лет их существования.

Особенность этих публикаций в том, что они все будут созданы на основе реальных дел, которые расследовались чекистами. Строгое соответствие документам - таков незыблемый принцип этих публикаций. Единственным отклонением от строгой документальности будет только изменение реальных фамилий на вымышленные - по вполне понятным причинам, в особенности, если дело касается близких по времени дел. Ну и, естественно, будут опущены некоторые специфические методы деятельности органов безопасности.

Можно надеяться, что читатели с интересом ознакомятся с этими материалами, многие из которых впервые выходят в большой свет, покидая архивные полки, когда они были доступны лишь единицам.

В. С. Гусев


Телефон доверия:
(495) 224-2222 (круглосуточно)

107031, г.Москва,
ул.Большая Лубянка, дом 1

Веб-приемная

© Федеральная служба безопасности Российской Федерации, 1999 - 2022 г. При использовании материалов ссылка на сайт ФСБ России обязательна.