Если вы обладаете любой информацией о совершенных или готовящихся терактах, просьба обращаться в ФСБ России по телефонам:
+7 (495) 224-22-22     8 (800) 224-22-22

Юбилей Андропова

Олег Хлобустов
 
 
ПРЕДСЕДАТЕЛЬ КГБ СССР ЮРИЙ ВЛАДИМИРОВИЧ АНДРОПОВ
 
                              Когда-то, наверное,  будет  написана исчерпывающая
        история  нашей эпохи. Можно быть уверенным, что в эту  историю
        золотыми буквами будет вписан тот несомненный   факт, что без
        твердой  миролюбивой политики Советского Союза наша планета
        была бы не только куда более опасным местом для жизни человека,
        но, вполне возможно, ее уже постигла бы непоправимая беда.
                                                                                            Юрий Андропов[1]
 
 
 
 
Юрий Владимирович Андропов (15 июня 1914 – 9 февраля 1984) по праву принадлежит к числу выдающихся политических и государственных деятелей ХХ века.
До назначения 18 мая 1967 г.  на пост председателя Комитета государственной безопасности при Совете министров СССР (далее – КГБ СССР) Ю.В. Андропов являлся Секретарем ЦК КПСС и заведующим отделом ЦК КПСС по связям с коммунистическими и рабочими партиями социалистических государств.
На 15 летний период пребывания Ю.В. Андропова председателем КГБ Ю.В. Андропов приходится несколько эпох международных отношений: «холодной войны» в соответствии со стратегией «наведения мостов», предусматривавшей, в частности, «функциональное проникновение в советскую систему» (1964 – 1971 гг.), «детанта» (разрядки международной напряженности» (1972 – 1979 гг.), нового витка «холодной войны» (1980 – 1983 гг.).
За эти годы Андропов показал себя не только как талантливый руководитель, но и как новатор, стремившийся внедрять в деятельность органов безопасности последние достижения научной и технической мысли, настоятельно требовавший постоянного повышения уровня профессиональной подготовки сотрудников, а также как политик международного уровня.
По вполне понятным объективным причинам в литературе,  посвященной жизни Юрия Владимировича, многие аспекты его деятельности на посту председателя КГБ СССР не нашли должного отражения, порождая немало вопросов и споров. В этой связи необходимо подчеркнуть, что очень многие, писавшие об Андропове, авторы, как бы «выводили за скобки»,  оставляли вне рассмотрения   реальную разведывательно-подрывную  деятельность   спецслужб иностранных государств против СССР и его союзников, что объективно  лишало их возможности понять и раскрыть сложную  диалектику  политико-дипломатического и геополитического соперничества  и противоборства двух сверхдержав и представляемых ими блоков государств.
Следует подчеркнуть, что, и как председатель КГБ СССР, и как кандидат (с 21 июня 1967 г.), а впоследствии и член Политбюро ЦК КПСС, Ю.В. Андропов принимал самое непосредственное участие в выработке и реализации политики обеспечения безопасности Советского Союза.
Как руководитель КГБ СССРон был обязан предупреждать высшее советское руководство как об имеющихся внешних и внутренних угрозах безопасности Советского государства, о процессах в стране и в мире, так и о возможных негативных последствиях непродуманных, невзвешенных либо поспешных решений. Помимо этого, как член высшего коллегиального партийно-государственного  органа  власти – Политбюро ЦК КПСС,  Андропов был обязан рассматривать предложения и принимать участие в обсуждении, выработке решений по  самым  животрепещущим вопросам государственного управления страной, хотя об этой стороне его деятельности широкой общественности было известно немного.
По вопросам "андроповской" линии к заседаниями Политбюро готовились информации, справки, заключения и  предложения    по вопросам информации из-за рубежа, контрразведки, охраны государственной  тайны и государственной границы СССР, борьбы с идеологическими  диверсиями иностранных государств и многим другим вопросам и проблемам,   причем подчас в условиях  крайнего  дефицита времени – в течение двух-трех дней.
В немалой степени парадоксальным является тот факт, что, находясь на посту председателя КГБ СССР, Ю.В. Андропов в то же время оставался публичным  политиком, что, по-видимому, является одной из составляющих  подлинного уважения, доброй народной памяти к этому выдающемуся сыну нашего Отечества.
По неоднократно высказывавшимся Андроповым мнению, обращение к истории необходимо «не только ради того, чтобы  еще раз вспомнить о славном боевом прошлом», а,  прежде всего для того, чтобы снова обратиться к назревшим проблемам современности, «чтобы  на историческом опыте …. учиться решать задачи сегодняшнего дня»[2].
И для того, чтобы наши сограждане знали и понимали историю страны, для этого и надо обращаться к конкретным историческим фактам.
Вечером 20 декабря 1967 г в Кремлевском дворце съездов состоялось первое публичное выступление председателя КГБ при СМ СССР и кандидата в члены Политбюро ЦК КПССЮ.В. Андропова. Особый интерес и общественно-политическая значимость этого доклада определялись тем, что полувековой юбилей образования органов ВЧК – КГБ предполагал необходимость политической оценки их деятельности и роли в истории страны.
На следующий день отчет о торжественном собрании и доклад Андропов «Пятьдесят лет на страже безопасности Советской Родины» был напечатан  в центральной газете  «Правда». (Впоследствии он был выпущен отдельной брошюрой, в связи с чем его содержание стало широко известно, создало у граждан определенное представление как о самом Андропове, так и о задачах  деятельности возглавляемого им ведомства госбезопасности).
Отметив заслуги органов государственной безопасности в защите советской республики, борьбе с хозяйственной разрухой, должностными преступлениями, борьбе с детской беспризорностью, председатель КГБ СССР подчеркнул: «Мы не вправе забывать и то время, когда политические авантюристы, оказавшиеся у руководства НКВД, пытались вывести органы госбезопасности из-под контроля партии, изолировать их от народа, допускали беззаконие, что нанесло серьезный ущерб интересам нашего государства, советских людей и самих органов безопасности.
За последние годы наша партия провела огромную работу по укреплению социалистической законности. Были ликвидированы извращения и в работе чекистских органов, установлен повседневный партийный, государственный контроль за их деятельностью, созданы надежные политические и правовые гарантии социалистического правопорядка.
Таким образом наша партия ясно показала: нет и не может быть возврата к каким бы то ни было нарушениям социалистической законности. Органы государственной безопасности  стоят и будут стоять на страже интересов Советского государства, на страже интересов советских людей»[3].
Здесь следует подчеркнуть, что Андропов, будучи гостем исторического ХХ съезда КПСС, не только лично слышал взорвавшее общественное мнение в стране и за рубежом выступление Н.С. Хрущева о культе личности И.В. Сталина и его последствиях, но и, в качестве уже Секретаря ЦК,  в июле 1964 г., знакомился с докладом специальной комиссии Президиума ЦК КПСС под руководством Н.М. Шверника по изучению материалов репрессий 30-х – 50-х годов. В выводах комиссии указывалось, что рассмотренные ею дела были фальсифицированы, «массовые репрессии 1937 – 1938 годов были совершенно необоснованными и никакими объективными причинами оправданными быть не могут, являлись следствием произвола и беззаконий»[4].
Следует отметить, что в дальнейшем лишь единожды, через 10 лет Ю.В. Андропов вновь коснулся этой весьма болезненной для нашей страны темы.
В докладе, посвященном 100-летию со дня рождения председателя ВЧК Ф.Э. Дзержинского, Юрий Владимирович вновь подчеркивал: «Известно, что отдельные годы были омрачены незаконными репрессиями, нарушениями принципов социалистической демократии, ленинских норм партийной и государственной жизни. Эти нарушения были связаны с культом личности и противоречили существу нашего строя, характеру политической системы социалистического общества. Но они не могли приостановить поступательное движение социализма. Партия решительно осудила и искоренила подобные нарушения, создав твердые гарантии соблюдения социалистической законности»[5]. (Доклад этот, как и предыдущий, был опубликован в печати, а затем выпущен отдельной брошюрой).
В выступлении 20 декабря 1967 г. председатель КГБ СССР Ю.В. Андропов отмечал: «меняются масштабы и границы разведывательной и подрывной деятельности империалистов. Разведывательные центры некоторых западных государств, и прежде всего США, оказывают значительное влияние на внешнюю политику своих государств. Им отводится большая роль в осуществлении активных акций и подрывных действий. Сегодня острие этой деятельности разведок направлено уже не против вооруженных сил, военной и иной промышленности социалистических и иных миролюбивых государств. Подрывные операции все шире осуществляются империалистами в самых различных сферах общественной жизни».
Касаясь же непосредственных задач органов безопасности Советского Союза, Ю.В. Андропов подчеркивал: «империализм  не гнушается никакими приемами и средствами в тайной борьбе против народов. Он организует и поощряет реакционные перевороты, путчи и провокации, пускает в ход  дезинформацию и клевету. Разведывательные органы служат ему не только для осуществления шпионажа и совершения диверсионных актов, но и для достижения политических целей. Перед разведками ставится задача добиться ослабления могущества социалистических стран, расшатывания их единства, их сплоченности с силами рабочего и национально-освободительного движения. Советские органы государственной безопасности совместно с соответствующими органами братских социалистических стран дают отпор этим враждебным проискам».
Понятно, что кое-кто из современных читателей, скептически усмехнувшись, может задать вопрос: а зачем повторять забытые постулаты «коммунистической пропаганды»? Но обращение к историческому прошлому и предполагает стремление к установлению реальных событий и фактов, а не их высокомерное игнорирование!
А правда истории как раз такова, что через 7 лет уже комиссии Палаты представителей и Сената США под руководством, соответственно, конгрессмена Отиса Пайка и сенатора Фрэнка Черча установят обоснованность и справедливость приводимых здесь Андроповым характеристик. О чем, впрочем, не принято вспоминатьсегодня!
Председатель КГБ СССР признавал: «было бы неверно закрывать глаза на то, что у нас имеются еще отдельные случаи антигосударственных преступлений, враждебных антисоветских действий и поступков, которые совершаются нередко под воздействием враждебного влияния из-за рубежа».
Однако, подчеркивал Ю.В. Андропов, «… такие отщепенцы никак не отражают настроения советских людей. Конечно, даже в период формирования новых, коммунистических отношений можно отыскать отдельные экземпляры людей, которые в силу тех или иных причин личного порядка или под влиянием враждебной пропаганды из-за рубежа оказываются благоприятным объектом для вражеских разведок.
Но мы знаем и другое. Ни один из таких людей не смог и не сможет получить сколько-нибудь серьезной поддержки. В конце концов  все эти жертвы «охотников за душами» из ЦРУ и других империалистических разведок оказываются разоблаченными с помощью советских людей, которые считают своим священным долгом охранять и беречь безопасность своего Советского государства. Иначе и быть не может. Наше государство – социалистическое, общенародное.Защита и охрана его безопасности являются делом, отвечающим интересам всего народа».
Слушатели и читатели доклада не могли не обратить внимания и на слова председателя КГБ СССР о том, что «в соответствии с лучшими чекистскими традициями органы государственной безопасности ведут большую работу по предупреждению преступлений, убеждению и воспитанию тех, кто допускает политически вредные проступки. Это помогает устранять причины,  могущие порождать антигосударственные преступления.
Борьба партии и Советского государства с фактами нарушения законных прав трудящихся, с пренебрежением к их нуждам, с бюрократизмом, а также воспитание людей в духе социалистического патриотизма, честного выполнения своих гражданских обязанностей способствует устранению почвы для антиобщественных поступков. Этому содействует и повышение благосостояния трудящихся, дальнейшее развитие советской демократии, рост уровня культуры и сознательности масс в нашей стране».
Выделенные нами строки, представляющие политическое кредо Ю.В.Андропова, содержавшееся в его приказах и указаниях, имели самое непосредственное влияние на содержание деятельности  подчиненных председателя КГБ СССР.
Весьма прозорливыми, обращенными в будущее, оказались и следующие слова Юрия Владимировича: «Только наши враги, имеющие все основания бояться и ненавидеть чекистов, изображают советскую службу безопасности как некую «тайную полицию». На самом деле служба безопасности создана самим обществом для своей самозащиты от происков империалистических разведок и действий враждебных элементов. Она строит свою работу на принципах социалистической демократии, она находится под постоянным контролем народа, его партии и правительства».
Обычно, говоря о руководстве Ю.В. Андроповым КГБ СССР вспоминают лишь об образовании Пятого управления – Управления по борьбе с идеологическими диверсиями иностранных спецслужб и зарубежных антисоветских организаций, называя его управлением «по борьбе с инакомыслием», «по работе с интеллигенцией», «жандармским» и т.п.
В действительности же органы государственной безопасности Советского Союза осуществляли разведывательную деятельность, направленную на укрепление научно-технического, экономического и оборонного потенциалов страны, реализацию ее внешней политики, охрану государственных и военных тайн, борьбу с разведывательно-подрывной деятельностью спецслужб иностранных государств и зарубежных антисоветских организаций, борьбу с государственными преступлениями (18 составов преступлений по Уголовному кодексу РСФСР 1960 г.), предупреждение террористических преступлений и охрану государственной границы СССР.
Главнейшими задачами КГБ СССР в области разведки определялись «активное содействие обеспечению мира,  укреплению безопасности  Советского государства, его внешнеполитических позиций и интересов».
Разведка выступает лишь как инструмент добывания политической, военной, научно-технической и дипломатической информации, главными пользователями которой являются другие государственные органы – Совет министров СССР, министерства иностранных дел, обороны, внешней торговли и другие, Академия наук СССР.
В отчете о работе Комитета  в 1967 г. Ю.В. Андропов отмечал, что только на основании полученных разведкой материалов,  было направлено 4 260 информационных сообщений в ЦК КПСС; 4 728 сообщений – непосредственно  в  линейно-функциональные отделы ЦК КПСС; 4 832 сообщений в Министерство иностранных  дел;  4 639 сообщений  – в Министерство обороны и Главное разведывательное управление (ГРУ) Генерального штаба. Помимо этого, в  различные  министерства и ведомства СССР было направлено еще 1 495 информаций; 9 910 ма