Если вы обладаете любой информацией о совершенных или готовящихся терактах, просьба обращаться в ФСБ России по телефонам:
+7 (495) 224-22-22     8 (800) 224-22-22

Юбилей Андропова

Олег Хлобустов
 
 
ПРЕДСЕДАТЕЛЬ КГБ СССР ЮРИЙ ВЛАДИМИРОВИЧ АНДРОПОВ
 
                              Когда-то, наверное,  будет  написана исчерпывающая
        история  нашей эпохи. Можно быть уверенным, что в эту  историю
        золотыми буквами будет вписан тот несомненный   факт, что без
        твердой  миролюбивой политики Советского Союза наша планета
        была бы не только куда более опасным местом для жизни человека,
        но, вполне возможно, ее уже постигла бы непоправимая беда.
                                                                                            Юрий Андропов[1]
 
 
 
 
Юрий Владимирович Андропов (15 июня 1914 – 9 февраля 1984) по праву принадлежит к числу выдающихся политических и государственных деятелей ХХ века.
До назначения 18 мая 1967 г.  на пост председателя Комитета государственной безопасности при Совете министров СССР (далее – КГБ СССР) Ю.В. Андропов являлся Секретарем ЦК КПСС и заведующим отделом ЦК КПСС по связям с коммунистическими и рабочими партиями социалистических государств.
На 15 летний период пребывания Ю.В. Андропова председателем КГБ Ю.В. Андропов приходится несколько эпох международных отношений: «холодной войны» в соответствии со стратегией «наведения мостов», предусматривавшей, в частности, «функциональное проникновение в советскую систему» (1964 – 1971 гг.), «детанта» (разрядки международной напряженности» (1972 – 1979 гг.), нового витка «холодной войны» (1980 – 1983 гг.).
За эти годы Андропов показал себя не только как талантливый руководитель, но и как новатор, стремившийся внедрять в деятельность органов безопасности последние достижения научной и технической мысли, настоятельно требовавший постоянного повышения уровня профессиональной подготовки сотрудников, а также как политик международного уровня.
По вполне понятным объективным причинам в литературе,  посвященной жизни Юрия Владимировича, многие аспекты его деятельности на посту председателя КГБ СССР не нашли должного отражения, порождая немало вопросов и споров. В этой связи необходимо подчеркнуть, что очень многие, писавшие об Андропове, авторы, как бы «выводили за скобки»,  оставляли вне рассмотрения   реальную разведывательно-подрывную  деятельность   спецслужб иностранных государств против СССР и его союзников, что объективно  лишало их возможности понять и раскрыть сложную  диалектику  политико-дипломатического и геополитического соперничества  и противоборства двух сверхдержав и представляемых ими блоков государств.
Следует подчеркнуть, что, и как председатель КГБ СССР, и как кандидат (с 21 июня 1967 г.), а впоследствии и член Политбюро ЦК КПСС, Ю.В. Андропов принимал самое непосредственное участие в выработке и реализации политики обеспечения безопасности Советского Союза.
Как руководитель КГБ СССРон был обязан предупреждать высшее советское руководство как об имеющихся внешних и внутренних угрозах безопасности Советского государства, о процессах в стране и в мире, так и о возможных негативных последствиях непродуманных, невзвешенных либо поспешных решений. Помимо этого, как член высшего коллегиального партийно-государственного  органа  власти – Политбюро ЦК КПСС,  Андропов был обязан рассматривать предложения и принимать участие в обсуждении, выработке решений по  самым  животрепещущим вопросам государственного управления страной, хотя об этой стороне его деятельности широкой общественности было известно немного.
По вопросам "андроповской" линии к заседаниями Политбюро готовились информации, справки, заключения и  предложения    по вопросам информации из-за рубежа, контрразведки, охраны государственной  тайны и государственной границы СССР, борьбы с идеологическими  диверсиями иностранных государств и многим другим вопросам и проблемам,   причем подчас в условиях  крайнего  дефицита времени – в течение двух-трех дней.
В немалой степени парадоксальным является тот факт, что, находясь на посту председателя КГБ СССР, Ю.В. Андропов в то же время оставался публичным  политиком, что, по-видимому, является одной из составляющих  подлинного уважения, доброй народной памяти к этому выдающемуся сыну нашего Отечества.
По неоднократно высказывавшимся Андроповым мнению, обращение к истории необходимо «не только ради того, чтобы  еще раз вспомнить о славном боевом прошлом», а,  прежде всего для того, чтобы снова обратиться к назревшим проблемам современности, «чтобы  на историческом опыте …. учиться решать задачи сегодняшнего дня»[2].
И для того, чтобы наши сограждане знали и понимали историю страны, для этого и надо обращаться к конкретным историческим фактам.
Вечером 20 декабря 1967 г в Кремлевском дворце съездов состоялось первое публичное выступление председателя КГБ при СМ СССР и кандидата в члены Политбюро ЦК КПССЮ.В. Андропова. Особый интерес и общественно-политическая значимость этого доклада определялись тем, что полувековой юбилей образования органов ВЧК – КГБ предполагал необходимость политической оценки их деятельности и роли в истории страны.
На следующий день отчет о торжественном собрании и доклад Андропов «Пятьдесят лет на страже безопасности Советской Родины» был напечатан  в центральной газете  «Правда». (Впоследствии он был выпущен отдельной брошюрой, в связи с чем его содержание стало широко известно, создало у граждан определенное представление как о самом Андропове, так и о задачах  деятельности возглавляемого им ведомства госбезопасности).
Отметив заслуги органов государственной безопасности в защите советской республики, борьбе с хозяйственной разрухой, должностными преступлениями, борьбе с детской беспризорностью, председатель КГБ СССР подчеркнул: «Мы не вправе забывать и то время, когда политические авантюристы, оказавшиеся у руководства НКВД, пытались вывести органы госбезопасности из-под контроля партии, изолировать их от народа, допускали беззаконие, что нанесло серьезный ущерб интересам нашего государства, советских людей и самих органов безопасности.
За последние годы наша партия провела огромную работу по укреплению социалистической законности. Были ликвидированы извращения и в работе чекистских органов, установлен повседневный партийный, государственный контроль за их деятельностью, созданы надежные политические и правовые гарантии социалистического правопорядка.
Таким образом наша партия ясно показала: нет и не может быть возврата к каким бы то ни было нарушениям социалистической законности. Органы государственной безопасности  стоят и будут стоять на страже интересов Советского государства, на страже интересов советских людей»[3].
Здесь следует подчеркнуть, что Андропов, будучи гостем исторического ХХ съезда КПСС, не только лично слышал взорвавшее общественное мнение в стране и за рубежом выступление Н.С. Хрущева о культе личности И.В. Сталина и его последствиях, но и, в качестве уже Секретаря ЦК,  в июле 1964 г., знакомился с докладом специальной комиссии Президиума ЦК КПСС под руководством Н.М. Шверника по изучению материалов репрессий 30-х – 50-х годов. В выводах комиссии указывалось, что рассмотренные ею дела были фальсифицированы, «массовые репрессии 1937 – 1938 годов были совершенно необоснованными и никакими объективными причинами оправданными быть не могут, являлись следствием произвола и беззаконий»[4].
Следует отметить, что в дальнейшем лишь единожды, через 10 лет Ю.В. Андропов вновь коснулся этой весьма болезненной для нашей страны темы.
В докладе, посвященном 100-летию со дня рождения председателя ВЧК Ф.Э. Дзержинского, Юрий Владимирович вновь подчеркивал: «Известно, что отдельные годы были омрачены незаконными репрессиями, нарушениями принципов социалистической демократии, ленинских норм партийной и государственной жизни. Эти нарушения были связаны с культом личности и противоречили существу нашего строя, характеру политической системы социалистического общества. Но они не могли приостановить поступательное движение социализма. Партия решительно осудила и искоренила подобные нарушения, создав твердые гарантии соблюдения социалистической законности»[5]. (Доклад этот, как и предыдущий, был опубликован в печати, а затем выпущен отдельной брошюрой).
В выступлении 20 декабря 1967 г. председатель КГБ СССР Ю.В. Андропов отмечал: «меняются масштабы и границы разведывательной и подрывной деятельности империалистов. Разведывательные центры некоторых западных государств, и прежде всего США, оказывают значительное влияние на внешнюю политику своих государств. Им отводится большая роль в осуществлении активных акций и подрывных действий. Сегодня острие этой деятельности разведок направлено уже не против вооруженных сил, военной и иной промышленности социалистических и иных миролюбивых государств. Подрывные операции все шире осуществляются империалистами в самых различных сферах общественной жизни».
Касаясь же непосредственных задач органов безопасности Советского Союза, Ю.В. Андропов подчеркивал: «империализм  не гнушается никакими приемами и средствами в тайной борьбе против народов. Он организует и поощряет реакционные перевороты, путчи и провокации, пускает в ход  дезинформацию и клевету. Разведывательные органы служат ему не только для осуществления шпионажа и совершения диверсионных актов, но и для достижения политических целей. Перед разведками ставится задача добиться ослабления могущества социалистических стран, расшатывания их единства, их сплоченности с силами рабочего и национально-освободительного движения. Советские органы государственной безопасности совместно с соответствующими органами братских социалистических стран дают отпор этим враждебным проискам».
Понятно, что кое-кто из современных читателей, скептически усмехнувшись, может задать вопрос: а зачем повторять забытые постулаты «коммунистической пропаганды»? Но обращение к историческому прошлому и предполагает стремление к установлению реальных событий и фактов, а не их высокомерное игнорирование!
А правда истории как раз такова, что через 7 лет уже комиссии Палаты представителей и Сената США под руководством, соответственно, конгрессмена Отиса Пайка и сенатора Фрэнка Черча установят обоснованность и справедливость приводимых здесь Андроповым характеристик. О чем, впрочем, не принято вспоминатьсегодня!
Председатель КГБ СССР признавал: «было бы неверно закрывать глаза на то, что у нас имеются еще отдельные случаи антигосударственных преступлений, враждебных антисоветских действий и поступков, которые совершаются нередко под воздействием враждебного влияния из-за рубежа».
Однако, подчеркивал Ю.В. Андропов, «… такие отщепенцы никак не отражают настроения советских людей. Конечно, даже в период формирования новых, коммунистических отношений можно отыскать отдельные экземпляры людей, которые в силу тех или иных причин личного порядка или под влиянием враждебной пропаганды из-за рубежа оказываются благоприятным объектом для вражеских разведок.
Но мы знаем и другое. Ни один из таких людей не смог и не сможет получить сколько-нибудь серьезной поддержки. В конце концов  все эти жертвы «охотников за душами» из ЦРУ и других империалистических разведок оказываются разоблаченными с помощью советских людей, которые считают своим священным долгом охранять и беречь безопасность своего Советского государства. Иначе и быть не может. Наше государство – социалистическое, общенародное.Защита и охрана его безопасности являются делом, отвечающим интересам всего народа».
Слушатели и читатели доклада не могли не обратить внимания и на слова председателя КГБ СССР о том, что «в соответствии с лучшими чекистскими традициями органы государственной безопасности ведут большую работу по предупреждению преступлений, убеждению и воспитанию тех, кто допускает политически вредные проступки. Это помогает устранять причины,  могущие порождать антигосударственные преступления.
Борьба партии и Советского государства с фактами нарушения законных прав трудящихся, с пренебрежением к их нуждам, с бюрократизмом, а также воспитание людей в духе социалистического патриотизма, честного выполнения своих гражданских обязанностей способствует устранению почвы для антиобщественных поступков. Этому содействует и повышение благосостояния трудящихся, дальнейшее развитие советской демократии, рост уровня культуры и сознательности масс в нашей стране».
Выделенные нами строки, представляющие политическое кредо Ю.В.Андропова, содержавшееся в его приказах и указаниях, имели самое непосредственное влияние на содержание деятельности  подчиненных председателя КГБ СССР.
Весьма прозорливыми, обращенными в будущее, оказались и следующие слова Юрия Владимировича: «Только наши враги, имеющие все основания бояться и ненавидеть чекистов, изображают советскую службу безопасности как некую «тайную полицию». На самом деле служба безопасности создана самим обществом для своей самозащиты от происков империалистических разведок и действий враждебных элементов. Она строит свою работу на принципах социалистической демократии, она находится под постоянным контролем народа, его партии и правительства».
Обычно, говоря о руководстве Ю.В. Андроповым КГБ СССР вспоминают лишь об образовании Пятого управления – Управления по борьбе с идеологическими диверсиями иностранных спецслужб и зарубежных антисоветских организаций, называя его управлением «по борьбе с инакомыслием», «по работе с интеллигенцией», «жандармским» и т.п.
В действительности же органы государственной безопасности Советского Союза осуществляли разведывательную деятельность, направленную на укрепление научно-технического, экономического и оборонного потенциалов страны, реализацию ее внешней политики, охрану государственных и военных тайн, борьбу с разведывательно-подрывной деятельностью спецслужб иностранных государств и зарубежных антисоветских организаций, борьбу с государственными преступлениями (18 составов преступлений по Уголовному кодексу РСФСР 1960 г.), предупреждение террористических преступлений и охрану государственной границы СССР.
Главнейшими задачами КГБ СССР в области разведки определялись «активное содействие обеспечению мира,  укреплению безопасности  Советского государства, его внешнеполитических позиций и интересов».
Разведка выступает лишь как инструмент добывания политической, военной, научно-технической и дипломатической информации, главными пользователями которой являются другие государственные органы – Совет министров СССР, министерства иностранных дел, обороны, внешней торговли и другие, Академия наук СССР.
В отчете о работе Комитета  в 1967 г. Ю.В. Андропов отмечал, что только на основании полученных разведкой материалов,  было направлено 4 260 информационных сообщений в ЦК КПСС; 4 728 сообщений – непосредственно  в  линейно-функциональные отделы ЦК КПСС; 4 832 сообщений в Министерство иностранных  дел;  4 639 сообщений  – в Министерство обороны и Главное разведывательное управление (ГРУ) Генерального штаба. Помимо этого, в  различные  министерства и ведомства СССР было направлено еще 1 495 информаций; 9 910 материалов и 1 403 образца техники; по заданиям Военно-промышленной комиссии было добыто 1 376 работ по 210 темам и более 330 новейших образцов техники[6].
В отличие от своих непосредственных предшественников, Ю.В. Андропов глубоко вникал в деятельность  разведки – подразделений Первого Главного управления. И, обладая феноменальной памятью, хорошо знал положение в мире.
В этой связи вполне закономерно, что в поле зрения председателя КГБ СССР постоянно находились вопросы стратегии и тактики действий  иностранных спецслужб и используемых ими для проведения разведывательно-подрывных акций против нашей страны различных зарубежных организаций, о чем, в полном соответствии с Положением о Комитете государственной безопасности при Совете министров СССР и его органах на местах,  Ю.В. Андропов систематически информировал Центральный Комитет КПСС.
Наряду с главнейшей функцией -  своевременного и заблаговременного информирования руководства Советского Союза об угрожающих тенденциях в развитии международной и  внутренней обстановки, перед возглавляемым  Ю.В. Андроповым государственным органом стояли задачи выявления,  предупреждения и  пресечения разведывательно-подрывных операций спецслужб  иностранных государств,  направленных против интересов и политики СССР, расстройства их планов и замыслов, а также минимизации негативных последствий уже осуществленных разведывательно-подрывных акций.
Бывший в 1962 – 1966 гг. заместителем директора ЦРУ США Рэй Клайн писал по этому поводу: "ученым известно,  что судьбы народов  формируются  комплексом трудно улавливаемых социальных, психологических и бюрократических сил. Обычные люди, чья жизнь - к худу ли, к добру ли, - зависит от игры этих сил, редко понимают это, разве что смутно и весьма поверхностно. Одной из таких сил – с начала 40-х годов стала разведка.
При Трумене Совет национальной безопасности в декабре 1947 г.  возложил на  ЦРУ проведение тайных операций и акций психологической войны, хотя этой задачи ЦРУ и не было указано в законе о его  образовании,  принятом двумя месяцами ранее»[7].
В соответствии с изменениями в организации, задачах, методах и тактике действий зарубежных спецслужб противодействие им также требовало  совершенствования.
В записке  в ЦК КПСС  от 3 июля 1967г. N 1631-А с обоснованием целесообразности создания этого нового подразделения председателем КГБ Ю.В. Андроповым подчеркивалось:
"Имеющиеся в Комитете государственной безопасности материалы свидетельствуют о том,  что реакционные силы империалистического лагеря,  возглавляемые правящими кругами США,  постоянно наращивают свои усилия в плане активизации подрывных действий против Советского Союза. При этом одним из важнейших элементов общей системы борьбы с коммунизмом они считают психологическую войну...
Замышляемые операции на идеологическом фронте противник  стремится переносить непосредственно на территорию СССР, ставя целью не только идейное разложение советского общества,  но и создание условий для приобретения у нас в стране источников получения политической информации….
Пропагандистские центры, спецслужбы и идеологические диверсанты, приезжающие в СССР,  внимательно изучают происходящие в  стране социальные процессы и выявляют среду, где можно было бы реализовать свои подрывные замыслы.  Ставка делается на создание  антисоветских подпольных групп,  разжигание националистических тенденций, оживление реакционной деятельности церковников и сектантов…».
Позднее, представляя на согласование в Политбюро ЦК КПСС  проект решения Коллегии КГБ при СМ СССР «О задачах органов госбезопасности по борьбе с идеологической диверсией противника», в сопроводительном письме к  нему Ю.В. Андропов подчеркивал: «Учитывая важность данного решения, которое является фактически определяющим документом Комитета по организации борьбы с идеологической диверсией, просим высказать замечания по этому решению, после чего оно будет доработано и разослано на места для руководства и исполнения…».
Далее в этом письме отмечалось: «в  отличие  от  ранее имевшихся в органах госбезопасности подразделений (секретно-политический отдел,  4 Управление  и  др.), которые  занимались  вопросами  борьбы  в  идеологической области с враждебными элементами,  главным образом, внутри страны, вновь созданные  пятые подразделения призваны вести борьбу с идеологическими диверсиями, инспирируемыми нашими противниками из-за рубежа. В решении Коллегии основное внимание обращается на своевременное разоблачение  и срыв враждебных происков империалистических государств, их разведок,  антисоветских центров за рубежом в  области идеологической борьбы  против  Советского  государства,  а также на изучение нездоровых явлений среди отдельных слоев  населения  нашей страны, которые могут быть использованы противником в подрывных целях.
Должное место в решении Коллегии отводится профилактической работе с лицами, допускающими политически вредные поступки, с помощью форм и методов, отвечающих требованиям партии о строгом соблюдении социалистической законности. Коллегия исходила из того,  что результатом профилактической работы должно быть предупреждение преступлений,  перевоспитание человека, устранение причин, порождающих политически вредные проявления. Задачи  борьбы против идеологической диверсии противника будут решаться в тесном контакте с партийными органами в центре и на местах, под их непосредственным руководством и контролем"[8].
Главная наша задача, вспоминал один из руководителей секретариата КГБ Н.М. Голушко, – довести установки и требования руководства КГБ до исполнителей в борьбе с идеологическими диверсиями спецслужб  враждебных СССР империалистических государств. Тогда мы называли их «установками Андропова». Лично я их знал наизусть, как верующий «Отче наш». Мы не должны были позволять вовлечению отдельных советских граждан в антиконституционную, противоправную деятельность, и бороться за каждого человека, подпавшего под враждебное  влияние и оказавшегося в беде. Если не удавалось предупредить преступление, дело доходило до суда. А это уже рассматривалось как брак в чекистской работе.
В среде сотрудников КГБ укоренялся вдумчивый, гуманистический, политически выверенный подход к методам деятельности, воспитывалось строгое законопослушание. Сотрудники пятых подразделений проводили политический анализ сложившегося положения, изучали причины возникновения вредных последствий деятельности идеологических противников, осуществляли контроль и пресечение негативных процессов в стране[9].
Кстати, обоснованность андроповской оценки этого вида подрывной деятельности подтверждают и сами наши противники.
Так, президент США Р. Рейган, выступая 8 июня 1982 г. в британском парламенте с самой продолжительной из когда либо произнесенных им речей «Демократия и тоталитаризм», которую обосновано назвали «призывом к крестовому походу против коммунизма», заявил, характеризуя сущность и логику психологической войны против нашей страны:
- Решающий фактор происходящей сейчас в мире борьбы – не бомбы и ракеты, а проверка воли и идей, испытание духовной смелости, испытание тех ценностей, которыми мы владеем, которые мы леем, идеалов, которым мы преданы[10].
В справедливости данного положения речи Рейгана всем нам, гражданам СССР, еще предстояло убедиться в последующие годы…
В отчете о работе КГБ СССР за 1967 г. относительно образования  пятых подразделений отмечалось, что это решение «позволило сконцентрировать необходимые усилия и средства на мероприятиях по борьбе с идеологическими диверсиями извне и с возникновением антисоветских проявлений внутри страны. В результате принятых мер удалось в основном парализовать попытки спецслужб и пропагандистских центров противника осуществить в Советском Союзе серию идеологических диверсий, приурочив их к полувековому юбилею Великого Октября. Наряду с разоблачением ряда иностранцев, приезжавших в СССР с заданиями подрывного характера, в советской и иностранной прессе опубликованы материалы, разоблачающие подрывную деятельность спецслужб противника…
Исходя из того, что противник в своих расчетах расшатать социализм изнутри делает большую ставку на пропаганду национализма, органы КГБ  провели  ряд  мероприятий по пресечению попыток проводить организованную националистическую  деятельность  в  ряде   районов страны (Украина, Прибалтика, Азербайджан, Молдавия, Армения, Кабардино-Балкария, Чечено-Ингушская, Татарская и Абхазская АССР)…
В 1967 г.  на  территории СССР зарегистрировано распространение 11 856 листовок и других антисоветских документов...  Органами  КГБ установлено 1 198 анонимных авторов.  Большинство из них  встало  на этот  путь в силу своей политической незрелости,  а также из-за отсутствия должной воспитательной работы в коллективах, где они работают или учатся.  Вместе с тем отдельные враждебно настроенные элементы использовали этот путь для борьбы с Советской властью. В связи  с возросшим числом анонимных авторов,  распространявших злобные антисоветские документы в силу своих враждебных убеждений, увеличилось и количество лиц,  привлеченных к уголовной ответственности за этот вид преступлений: в 1966 г. их было 41, а в 1967 году - 114 человек».
Отметим также, что именно на пятые подразделения КГБ СССР была возложена также борьба с терроризмом (с 1967 по 1991 г. имели место около 100 попыток совершения преступлений террористического характера, подавляющее большинство из которых связано с попытками захватов гражданских самолетов) и возникновением массовых беспорядков.
При этом следует подчеркнуть, что единственной статьей, появившейся в Уголовном кодексе РСФСР при Ю.В. Андропове 17 апреля 1973 г.,  стала статья 213.2 «Угон воздушного судна».
Ю.В. Андропов был убежден в необходимости укрепления  органами госбезопасности связей с  населением,  в  необходимости проведения систематической разъяснительной работы об угрозах безопасности страны,  направленной на повышение бдительности граждан, о задачах деятельности органов безопасности, о роли помощи им со стороны граждан. В этой связи 2 июня 1969 г. было образовано Бюро по связи КГБ с издательствами и другими органами массовой информации (чаще именовавшееся "Пресс-бюро КГБ"), которое являлось подразделением «по вопросам обнародования в открытой печати, а также в кино, радио и телепередачах материалов и документов, относящихся к сфере деятельности органов государственной безопасности».
Целями деятельности Пресс-бюро назывались «способствовать повышению политической бдительности советских граждан, дальнейшему укреплению авторитета органов госбезопасности в массах, создание атмосферы непримиримости  по отношению к негативным фактам и явлениям, могущим причинить ущерб делу охраны госбезопасности».
И образование этого подразделения объясняется далеко не  "идеологией осажденной  крепости",  якобы существовавшей в советском обществе в те годы,  а конкретными реалиями "холодной  войны"  как жесткого политико-идеологического противостояния и противоборства двух социально-политических систем на мировой арене.
Председатель КГБ СССР неоднократно указывал на целесообразность шире привлекать материалы следствия и суда для публичного разоблачения подрывных действий иностранных разведок и зарубежных центров, направленных против интересов советского общества и государства.
По неоднократно высказывавшимся Ю.В. Андроповым мнению, «чекистские меры должны быть понятны обществу. Для трудящихся нашей страны должны быть понятны и репрессивные, и профилактические меры, которые органы госбезопасности предпринимают».
Еще обращаясь к выпускникам Высшей школы  КГБ  СССР  им.  Ф.Э.Дзержинского  в  июле 1967 г. Ю.В. Андропов подчеркивал: «Нам надо беречь и укреплять доверие советских людей,  всего советского народа  к  органам государственной безопасности,  потому что это доверие – залог всех наших успехов».
Чрезвычайно актуально и сегодня звучат следующие слова из того  же выступления председателя КГБ:  «важным средством завоевания доверия масс является гласность в чекистской работе. Советский народ должен быть больше и лучше информирован о подрывной деятельности иностранных разведок, зарубежных антисоветских центров, а также о подрывной деятельности антисоветских элементов внутри страны.  Советские люди должны больше знать о трудной и  сложной  работе  чекистских  органов»[11].
Дальнейшие реорганизации в системе КГБ СССР отражали сложную диалектику изменения содержания и тактики скрытого противоборства с умным и изощренным противником, имеющим к тому же немалые финансовые ресурсы.
По устоявшейся в то время традиции организационно-штатные преобразования структуры Комитета определялись решениями Политбюро ЦК КПСС и оформлялись постановлениями Совета министров СССР, после чего следовал соответствующий приказ председателя КГБ.
Следующим важным организационным изменением стало образование 27 ноября 1970 г. Инспекторского управления КГБ СССР. Его целью являлась активизация помощи центрального аппарата периферийным органам госбезопасности, повышение уровня и качества их работы, что самым непосредственным образом сказывалось и на результативности работы КГБ в целом, и на состоянии оперативной обстановки в стране.
Еще одной важной стратегической новацией Ю.В. Андропова стало образование 21 июня 1973 г. 16 управления КГБ, отвечавшего как за ведение электронной разведки, так и радиоперехват и дешифровку перехватываемых сообщений. Это подразделение, аналогом которого является известное Агентство национальной безопасности США, стало важным источником разведывательной и контрразведывательной информации, хотя и уступало многократно по численности сотрудников своему заокеанскому праобразу.
В сентябре 1981 г.  было создано самостоятельное 4  («транспортное»)управлениеКГБ СССР.
Ю.В. Андроповым были подготовлены и последующие преобразования в структуре Комитета государственной безопасности СССР, последовавшие уже после его возвращения на Старую площадь. Так, 15 октября 1982 г.  по предложению секретаря ЦК Ю.В. Андропова Политбюро ЦК КПСС приняло решение о выделении управления «П» Второго главного управления КГБ в самостоятельное управление – линию работы по   защите экономики страны.
Последней реорганизацией структуры органов госбезопасности, связанной с именем Ю.В. Андропова, стало создание 13 августа 1983 г. в  структуре  3  Главного управления (военная контрразведка) КГБ Управления "В" для контрразведывательной защиты органов МВД СССР. Ранее, в соответствии с решением Политбюро ЦК КПСС от 27 декабря 1982 г., на укрепление органов МВД из КГБ СССР было командировано более 2 000 сотрудников, в том числе 100 офицеров из "числа  опытных  руководящих оперативных и следственных работников".
Эти меры стали важным шагом на пути активизации борьбы с преступностью и коррупцией в стране, укрепления законности и правопорядка, защиты законных прав и интересов граждан.
Не только о стремлении, но и о реальном умении Юрия Владимировича «заглянуть за горизонт», свидетельствует и целый ряд  иных инициатив председателя КГБ СССР.
К числу важнейших из них можно отнести образование в 1970 г. Курсов усовершенствования офицерского состава (КУОС) –  на  их базе была организована подготовка сотрудников спецподразделений КГБ СССР.
Первым из них стала легендарная группа  антитеррора  "Альфа"  – Отделение "А"  7-го  управленияКГБ СССР,  как она официально именовалась во внутриведомственных документах.
Это подразделение было создано по предложению Ю.В. Андропова в соответствии с решением Политбюро ЦК КПСС (приказ Председателя КГБ СССР № 0089/ОВ от 29 июля 1974 г.) на основе учета зарубежного опыта и тенденций в сфере обеспечения безопасности.
Первоначально ее штат составлял 30 человек,  но к лету 1991 г. он увеличился почти до 500 бойцов,  что  обусловливалось  реальными изменениями в  оперативной  обстановке в стране и в мире  и потребностями оперативной практики. Бойцы группы принимали участие в десятках операций по освобождению заложников, силовому пресечению противоправных действий и задержанию преступников. При этом за одиннадцать лет существования группа потеряла лишь трех бойцов.
19 августа 1981 г. была образована спецгруппа ПГУ КГБ СССР «Вымпел».
Хорошо понимая  исключительное влияние  результатов научно-технической революции (НТР) на все стороны жизни  современного общества, Ю.В. Андропов постоянно  держал  в  поле зрения все новации в этой сфере,  особенно способные оказать воздействие на состояние или содержание процесса обеспечения безопасности страны.
И именно поэтому еще одной его новацией стало создание в системе КГБ в 1969 г.информационных ианалитических подразделений, работавших на самых современных в то время технологиях и аппаратно-программных комплексах обработки информации.
В том же году по инициативе Ю.В. Андропова были созданы Научно-исследовательский институт разведывательных проблем (НИРП)  и НИИ «Прогноз», в сентябре 1977 г. – Центральный научно-исследовательский институт специальных исследований (ЦНИИСИ). В составе ЦНИИСИ была организована взрыво-техническая лаборатория, впоследствии оказавшаяся незаменимой для предотвращения и расследования актов терроризма.
Юрий Владимирович внимательно относился к развитию «чекистской» науки, занимавшейся созданием новых технологий обеспечения безопасности страны.
Для Ю.В. Андропова характерным было стремление, не довольствуясь достижениями сегодняшнего дня, попытаться заглянуть в будущее, увидеть его во всей его противоречивости и многогранности, подготовиться к тем угрозам, что могут встать в повестку дня завтра, стремление понять логику и диалектику исторического процесса, закономерности и принципы социальной эволюции. И, на наш взгляд, именно поэтому его характеристики тех или иных событий и процессов звучат вполне актуально и сегодня.
Того же самого – умения заглядывать в будущее, Андропов требовал и от своих подчиненных, требовал от них учить молодую смену и учиться самим.
Председатель КГБ считал необходимым осмысление опыта, конкретных задач, форм и методов борьбы с разведывательно-подрывной деятельностью противника, обеспечения государственной безопасности. Это проявлялось как в отношении Андропова к учебным заведениям КГБ СССР, так и собственно к становлению и развитию чекистской науки.  
Также еще в 1975 г. им была поставлена задача, наряду с обеспечением безопасности государства, обеспечения безопасности советского общества, включавшая, в частности, необходимость выявления очагов социальной напряженности и профилактику негативных социальных процессов. Что приобрело особую актуальности в свете принятия 7 октября 1977 г. новой Конституции Союза Советских Социалистических Республик.
Подчеркивая объективный характер разворачивавшегося в мире  глобального информационно-политического противоборства, председатель КГБ отмечал настоятельную необходимость «глубже изучать и знать политические настроения в ряде слоев населения… Нам надо всесторонне анализировать важнейшие социальные явления в жизни страны. Тогда наша работа встанет  на подлинную научную основу, будет более целеустремленной и эффективной. Речь идет в особенности об изучении тех социальных процессов, которыми по понятным причинам труднее заниматься другим организациям и изучение которых является прямой обязанностью органов государственной безопасности». По его мнению, «должен последовательно осуществляться принцип системного подхода к исследованию оперативной обстановки, состояния наших собственных сил и средств в качестве основы для научно-практической разработки выводов и управленческих решений. Такие выводы и решения должны содержаться в указаниях и инструкциях по вопросам практики чекистской работы, а также находить отражение в текущем и перспективном планировании деятельности органов и войск КГБ. Именно это составляет один из основных элементов руководства».
Однако было бы неоправданным не коснуться и еще одной крайне деликатной темы в деятельности органов госбезопасности в эпоху Андропова. Речь идет об установленном еще в 1956 г. под лозунгом «не допустить повторения репрессий 1937 года!» запрете на осуществление контрразведывательного обеспечения и проведения проверочных мероприятий в отношении «номенклатурных» лиц.
Однако, несмотря на запрет собирать компрометирующие материалы на подобных чиновников, подчас такая информация все же поступала в органы госбезопасности в процессе проведения оперативных мероприятий и расследования уголовных преступлений. И тогда перед следователями и руководителями оперативных подразделений вставали сложные вопросы, что с ней делать. Но информация обязательно докладывалась «в центр».
О проверенной и подкрепленной соответствующими доказательствами подобной информации председатель КГБ СССР Ю.В. Андропов докладывал лично Генеральному секретарю ЦК КПСС Л.И. Брежневу.
«Оргмеры», как правило, принимались, но «по тихому»: без громких разоблачений и привлечений к уголовной ответственности. И все же главная цель достигалась: коррупционер или расхититель покидал свой пост, и полученный результат можно было оценивать, хотя как и половинчатую, но все же «победу».
Ю.В. Андропову, известному своей принципиальностью и щепетильностью приходилось мириться с подобной «мягкостью оргвыводов», хотя они вряд ли его устраивали и соответствовали его убеждениям.
Председатель КГБ мог, помимо этого, как член Политбюро ЦК КПСС, деликатно обозначить эту проблему на его заседания; давал команды руководителям территориальных управлений проинформировать соответствующих партийных секретарей. Для «привлечения к уголовной ответственности» – возбуждения уголовного дела в отношении номенклатурных работников требовалась «санкция» (формальное согласие) соответствующего партийного органа: этот порядок был прописан в подзаконных нормативных актах правоохранительных органов. А «партийные инстанции», понятно, не «горели желанием» давать санкции для привлечения виновных к уголовной ответственности. Не горели, но все же вынуждены были  это делать!
Таким образом, к 1981 году добытые органами госбезопасности образовали «критическую» массу, которая и начала череду громких «резонансных дел» не только в Москве, но и других городах и столицах союзных республик.
На Пленуме ЦК КПСС 27 апреля  1973  г.  Ю.В. Андропов  был  избран полноправным членом Политбюро ЦК КПСС, что однозначно свидетельствовало о признании его компетентности,  авторитета, а также росте его влияния в вопросах выработки и реализации политики Советского Союза.
Представляется целесообразным познакомить читателей с некоторыми выдержками из доклада Ю.В. Андропова на Пленуме, поскольку они не только показывают, как и о чем информировал председатель КГБ  высший орган политического руководства СССР, но и являются историческим фактом и источником для постижения непростой истории нашей страны (в СССР его текст не публиковался).
 В частности, Ю.В. Андропов отмечал:
- Сила внешней политики нашей партии заключается в том, что она учитывает объективные условия, складывающиеся в мире. Эти новые условия связаны прежде всего с изменившимся соотношением сил. Империализм, несмотря на всю его хищническую природу, вынужден считаться с возросшей оборонной и экономической мощью нашей страны и всего социалистического содружества... Условия разрядки диктуют свои формы,  свои методы,  свои приемы борьбы,  которыми нужно овладеть как можно лучше и быстрее.  В этом видят свой долг и чекисты, работники советской разведки и контрразведки....
Отличительной чертой работы Политбюро, как это хорошо знают все члены Центрального Комитета, является вдумчивый, глубокий подход к планируемым политическим акциям. Такой подход требует точного и своевременного анализа в сдвигах, происходящих и намечающихся  в политике империалистических держав. В решении этой задачи принимает участие и наша разведка. Она в меру своих возможностей помогает отвечать на те или иные вопросы, участвует в осуществлении отдельных внешнеполитических акций, нацеленных на разрядку напряженности.
Центральный Комитет нашей партии поставил перед разведкой и другую задачу – вовремя предупреждать о тех или иных нежелательных поворотах  в политике империалистических государств, а они, как было подчеркнуто в докладе т. Брежнева, отнюдь не исключены. Поэтому Центральный Комитет справедливо требует от  нас высокой бдительности, чтобы никакой поворот в обстановке, никакое важное для интересов нашей страны событие не застали нас врасплох.
Политический авторитет нашей страны,  рост ее экономической  и военной мощи,  общее усиление позиций социализма заставили империалистов отказаться от попыток сломить социализм путем "лобовой  атаки".  Эти перемены,  безусловно, отвечают нашим интересам. Вместе с тем нельзя не видеть того,  что противник не отказался от своих целей.  Теперь,  особенно в условиях разрядки, он ищет и будет искать иные средства борьбы против социалистических стран, пытаясь вызывать в них "эрозию", негативные процессы, которые бы размягчали, а в конечном счете – ослабляли социалистическое общество.
В этом плане немалые надежды возлагаются империалистическими силами на подрывную деятельность, которую империалистические заправилы осуществляют через свои специальные службы.  В одной из секретных инструкций американских спецслужб в этой связи прямо говорится: "В конечном счете мы должны не только проповедывать антисоветизм и антикоммунизм,  но и заботиться о конструктивных изменениях в странах социализма. О каких же «конструктивных изменениях» идет речь?
Ответом на этот вопрос может служить заявление сотрудника американской разведки, одного из руководителей "Комитета "Радио  свобода". Не так давно в беседе с нашим источником этот человек заявил: «Мы  не в состоянии захватить Кремль,  но мы можем воспитать людей, которые могут это сделать,  и подготовить условия,  при которых это станет возможным». 
Вообще, говорит он: "Зачем мы изучаем Советский Союз и положение в этой стране? Для чистой науки? Она ни в чем нам не поможет.  Одной  наукой  освободиться  от коммунизма невозможно,  нужны действия. Значит, за нами должны быть силы, которые в состоянии действовать". Это я цитировал.
Разумеется, товарищи,  перед лицом сплоченности советского общества, преданности  советских  людей  идеалам  социализма подобные высказывания нельзя воспринимать иначе как бредовые. Но планы такие есть, и  не учитывать их нельзя.  Империалисты весьма огорчены тем, что у нас в стране нет оппозиции,  поэтому  различные  подрывные  и пропагандистские центры на Западе всеми способами стараются ее создать.
Центральное разведывательное управление Соединенных Штатов Америки разработало даже специальный план в этом направлении. На первоначальном этапе предусматривается установление контактов с разного  рода  недовольными  лицами в Советском Союзе и создание из них нелегальных групп. На последующем этапе намечается консолидировать такие группы и превратить их в "организацию сопротивления", то есть в действующую оппозицию.
Иной раз может вызывать удивление, почему такие лица, как Солженицын, или совсем безвестные субъекты вроде Амальрика, Якира, Чалидзе, Марченко и другие, поднимаются на щит буржуазной прессой, различными политическими деятелями и даже сенаторами Соединенных Штатов. Некоторые буржуазные газеты называют этих лиц даже представителями «демократического движения» в Советском Союзе.
На самом деле на Западе знают, что эти люди, как бы громко о них не кричали, являются откровенными подонками общества, которые  погоды не делают и не сделают. Но поскольку у западных идеологов нет ничего лучшего, они вынуждены возиться и с этим отребъем.
Недавно некий Аллен фон Шарк в  книге,  посвященной  борьбе против нашего государства,  писал: "если государство (т.е. Советский Союз), предпримет  какие-либо  шаги  против подобного рода отщепенцев (обратите внимание, - подчеркивал Ю.В.Андропов, - он сам называет  их  отщепенцами - О.Х.),  необходимо как можно шире афишировать эти меры,  как несправедливые, что бы вызвать, с одной стороны, сочувствие к ним,  к отщепенцам,  а,  с другой стороны,  недовольство коммунистической системой". Вот, собственно, и вся мораль.
Империалистическим разведкам неважно,  что люди,  которых  они поднимают на щит, - подонки и отщепенцы, важно, что это дает им повод лишний раз выступить с нападками на нашу систему,  бросить тень на нашу партию, а в этом и состоит их главная цель.
Особенно серьезную ставку делает противник на разжигание национализма, который в ряде случаев, смыкается с антисоветизмом.
 В последнее время органами КГБ проведены профилактические  мероприятия в отношении ряда лиц,  вынашивавших враждебные политические намерения в форме злейшего национализма. На Украине,  в Литве,  в Латвии,  в Армении ряд  националистов привлечены к уголовной ответственности за откровенную антисоветскую деятельность.  Почти во всех этих случаях, как теперь признают сами виновные и профилактируемые нами лица, их деятельность инспирировалась подрывными  центрами,  находящимися на Западе.
Органы государственной безопасности все  чаще  сталкиваются  с враждебной деятельностью  эмиссаров различных антисоветских организаций, прибывающих из-за границы под видом туристов. Только в прошлом  году  была  выявлена  и пресечена деятельность свыше 200 таких эмиссаров,  направленных в Советский Союз для передачи своим  подопечным инструкций, денег, средств тайнописи и печатной техники.
Зарубежные подрывные центры делают немалую ставку на использование в  антисоветских целях сионизма.  Различного рода сионистские организации стремятся организовать на  нашей  территории  враждебные вылазки, возбуждать антипатриотические настроения среди лиц еврейской национальности.  И тут, разумеется, дело не столько в эмиграции евреев в Израиль,  размеры которой не так уж велики,  сколько в попытках создать так называемый "еврейский вопрос"  для  того,  чтобы опять-таки использовать его для дискредитации советского строя.
Можно было бы привести и другие факты  из  этой  специфической области борьбы, которая получила наименование идеологических диверсий.
Идеологические диверсии  осуществляется в самых различных формах: от попыток создания антисоветских подпольных  групп  и  прямых призывов к  свержению Советской власти (есть еще и такие) до подрывных действий, которые проводятся под флагом "улучшения социализма", так сказать, "на грани закона".
Комитет госбезопасности осуществляет целый комплекс чекистских мер по пресечению различных форм идеологической диверсии, по разложению зарубежных идеологических центров и их компрометации.  Мы видим свою задачу в том,  чтобы и впредь не ослаблять  свою  деятельность на этом участке,  но это требует от нас, коммунистов, повышения бдительности к любым идеологическим враждебным  проявлениям,  а также ко всякого рода колебаниям и шатаниям в любой сфере идеологии и политики,  которые так или иначе помогают нашему противнику в его попытках ослабить прочность советского общества.
Хотелось бы сказать, что и в условиях разрядки  борьба  на  так  называемых  "тайных фронтах" не  прекращается.  Империалистические  разведки продолжают охотиться за сведениями,  составляющими государственную  и  военную тайну, прежде  всего  относящимися  к нашему оборонному потенциалу.
Они пытаются использовать в этих целях расширение контактов в  экономической и научно-технической областях.  Только за прошлый год мы вынуждены были выдворить из Советского Союза более  100  различного рода агентов, эмиссаров, других иностранцев, занимавшихся, как принято выражаться у дипломатов,  недозволенной деятельностью. Нам известно, что многие лица в дипломатических, торговых и других официальных представительствах западных стран в Москве, в том числе имеющие дипломатические  паспорта,  являются  кадровыми разведчиками и пребывают тут,  конечно,  не зря. В отношении их Комитетом госбезопасности ведется необходимая работа. В последнее время органами государственной безопасности арестовано несколько агентов империалистических разведок.  Они  лезли  к самым сокровенным секретам нашего государства и действовали с применением всех средств  классического шпионажа…
Факты свидетельствуют о том, что нормализация отношений нашей страны с западными державами происходит в обстановке борьбы, в ходе которой каждая сторона преследует свои цели…  
Работники органов понимают свою роль,  свою  обязанность  способствовать успешному осуществлению внешнеполитических мероприятий, намеченных Центральным Комитетом. Они видят свою задачу в том, чтобы работать гибче,  четче, эффективнее, непрерывно совершенствовать формы и методы своей деятельности. Мы понимаем, что нами еще далеко не все сделано,  что мы еще в долгу перед партией и советским народом…
Позвольте заверить, что ленинские принципы партийного руководства, связь с трудящимися,  неукоснительное соблюдение социалистической законности  и впредь будут незыблемой основой деятельности органов государственной безопасности.  Советские чекисты при помощи и поддержке  Центрального  Комитета,  Политбюро и местных партийных органов сделают все,  чтобы поднять уровень своей работы на  высоту задач, вытекающих из внешнеполитического курса нашей партии»[12].
По нашему убеждению, в приводимых словах Юрия Владимировича Андропова содержится немалая доля  исторической правды. Именно той, о которой ныне кое-кто стремится забыть, и о которой многие молодые читатели попросту не знают, ведь ныне около 40 миллионов наших сограждан попросту не имеют представления о подлинной истории СССР.
Необходимо сказать еще об одной чрезвычайно важной инициативе КГБ СССР. 25 декабря  1972  г.  Президиум  Верховного Совета СССР принял Указ "О применении органами государственной безопасности  предостережения в качестве меры профилактического воздействия". Цель профилактического мероприятия – это предупреждение, недопущение совершения противоправных поступков и преступлений,  предотвращение чрезвычайных происшествий и возникновения подобных ситуаций,  ликвидация предпосылок к их возникновению.
Иллюстрацией к сказанному, представляющей несомненный интерес и сегодня, является записка КГБ СССР в ЦК КПСС «О некоторых итогах предупредительно-профилактической работы органов госбезопасности» (№ 2743-А от 31 октября 1975 г.», подготовленная для рассмотрения на Политбюро «третьей корзины» (третьего раздела – «Гуманитарные вопросы») Заключительного акта Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе.
В ней, в частности, подчеркивалось:
«Сопоставление двух периодов: 1959 – 1966 гг. и 1967 – 1974 гг. показывает, что число привлеченных к уголовной ответственности  сократилось почти в два раза (с 8 664 человек до 4 879 человек).
По некоторым видам особо опасных государственных преступлений это сокращение еще более значительно:
- за измену Родине с 1 467 чел. до 773 чел. (в два раза);
- за антисоветскую агитацию и пропаганду с 2 103 чел. до 729 чел. (почти в 3 раза)».  
  Безусловно, эта тенденция была обусловлена не «либерализмом» Ю.В. Андропова, а повышением эффективности деятельности органов КГБ по выявлению подготовки преступных действий, а также расширением обще-профилактической и воспитательной работы государственных органов и  частно-предупредительной деятельности чекистов.
«Факторами, влияющими на снижение государственных преступлений в последние годы, - продолжал председатель КГБ, - являются: дальнейшее укрепление морально-политического единства нашего общества, повышение политической сознательности советских людей, правильная карательная политика Советского государства, доминирующая роль предупредительно-профилактической работы по предотвращению преступлений.
Соотношение числа лиц, подвергнутых уголовным репрессиям и профилактированных органами КГБ в период 1967 – 1974 гг. составляет 1 : 25, а по такому виду особо опасных государственных преступлений, как антисоветская агитация и пропаганда 1 : 96.
Комитет госбезопасности принимает меры к дальнейшему совершенствованию предупредительно-профилактической работы».
К записке прилагалась справка, отражавшая статистику привлечения к уголовной ответственности за совершение государственных преступлений в 1959 – 1974 годы.
В ней, в частности, указывалось:
 

Годы

1959-1962

1963 - 66

1967 - 70

1971 – 74

Всего привлечено к уголовной ответственности

5 413

3 251

2 456

2 423

- в том числе за измену Родине

1 010

457

423

350

- за шпионаж

28

8

10

9

- незаконный переход границы

926

613

704

553

- разглашение гос.тайны или утрату документов, содержащих гос.тайну

22

31

19

18

- за антисоветскую агитацию и пропаганду

1 601

502

381

348

- за другие преступления

1 003

1 011

328

258

 Профилактировано

централизованного учета не было

централизованного учета не было

58 298

63 108

 Объявлено официальное предупреждение (в 1973 – 74 гг.).

 

 

 

981

  Привлечено к уголовной ответственности ранее профилактированных

 

 

100

50

 
Враждебная деятельность и ее активизация со стороны отдельных  антигосударственно настроенных лиц, в число  которых входило и немало «диссидентов», не только использовалась в своих политических целях, но и прямо или косвенно направлялась многочисленными зарубежными антисоветскими центрами и организациями. Так бывший идеолог «Народно-трудового союза» (НТС) Андрей Редлих в интервью российскому телевидению в 2000 году прямо заявлял: «Нашей целью являлось свержение Советской власти в СССР!».
Немало писалось и говорилось о  якобы  "ужесточении репрессий" в тот период,  когда КГБ СССР возглавлял Ю.В. Андропов. Реальные же факты противоречат подобным утверждениям. Представляется целесообразным подробнее остановиться на этом вопросе,  взяв за основу самую "щекотливую" его составляющую,  касающуюся  привлечения  к уголовной ответственности за антисоветскую агитацию и пропаганду.
Исторической правды ради, подчеркнем и следующее чрезвычайно важное обстоятельство. За годы, когда КГБ возглавлял  И.А. Серов (с 1956 – 1958 гг.) за «антисоветскую пропаганду по статье 58-10 УК 1928 г., или, как ныне говорят, за «инакомыслие», были осуждены 3 764 гражданина, при А.Н. Шелепине, уже по статье 70 УК 1960 г., – 1 442, и при В.Е. Семичастном – 600.
То за те 15 лет, с 1967 по 1982 г., что КГБ СССР возглавлял Ю.В. Андропов, по статье 70 были осуждены 552 человека, и по статье 190-1 были осуждены еще 1 353 гражданина,  то есть почти в три раза меньше, чем за предыдущие 10 лет – 1 905 против 5 806 осужденных![13].
Поскольку вопрос о «репрессиях за инакомыслие» вызывает немалый интерес и сегодня, в целях избавления от всевозможных спекуляций по этому поводу ограничимся сухим приведением данных уголовной статистики о числе лиц, привлекавшихся к уголовной ответственности за антисоветскую агитацию и пропаганду.
Справка  5 управления КГБ СССР № 5/5 – 167 от 4 марта 1988 г.
в ЦК КПСС о количестве лиц, осужденных по статьям 70 и 190-1 УК РСФСР
                                                                                                  Секретно
 
Статистические сведения о числе лиц, осужденных за антисоветскую
агитацию и пропаганду и за распространение ложных
измышлений, порочащих советский государственный
и общественный строй, за период с 1956 по 1987 гг.
 

Года                  Осуждено по

                 Ст. 70             Ст.190

                           УК РСФСР

Года                  Осуждено по

                 Ст. 70                 Ст.190

                           УК РСФСР

 1956           384

 1976                5                      55

 1957        1 964

 1977                6                      54

 1958        1 416

 1978              12                      44

 1959           750

 1979               4                      65

 1960           162

 1980              35                      67

 Всего      4 676                                             

  Всего           62                    285   

 1961           207

 1981              39                      88

 1962           323

 1982              26                      69

 1963           341

 1983              44                    119

 1964           181

 1984              25                      57

 1965            20     

 1985              16                      57

 Всего     1 072

 Всего           150                   390

 1966            48

 1986               11                     17

 1967            38                      65

 1987                 1                       6

 1968            54                      75

 

 1969            72                    123

 

 1970            83                    121

 

  Всего       295                    384

 

 1971            66                    102

 

 1972            68                    115

 

 1973            73                    105

 

 1974            47                    131