Если вы обладаете любой информацией о совершенных или готовящихся терактах, просьба обращаться в ФСБ России по телефонам:
+7 (495) 224-22-22     8 (800) 224-22-22

"ПРАВДУ, ПРАВДУ И ТОЛЬКО ПРАВДУ... НО НЕ ВСЮ"


ВАЛЕНТИН ВЛАСОВ
02.03.2001

"Век" (Москва). № 9, 2.03.2001 года

В российскую контрразведку люди приходят разными путями. И начинаются они у одной двери - центрального подъезда Академии ФСБ. Это высшее учебное заведение является "кузницей кадров" для отечественных спецслужб. Нынешний начальник Академии генерал-лейтенант Валентин ВЛАСОВ тоже был когда-то в числе ее слушателей. "Штирлицами не рождаются, ими становятся, - шутит Валентин Власов, - вот мы их и готовим".
Конечно, не каждый из слушателей Академии - будущий Штирлиц. Однако уровень подготовки здесь весьма серьезный. Конкурс при поступлении тоже.
Наверное, поэтому многие выпускники Академии успешно продвигаются по служебной лестнице, даже завершив свою работу в спецслужбах. Сам Валентин Власов пришел работать в контрразведку уже в достаточно зрелом возрасте и считает, что сделал правильный выбор.


- Валентин Александрович, говорят, что армия должна быть вне политики. А спецслужбы?

- Спецслужбы тоже. Однако мы являемся составной частью политической структуры государства и обязаны участвовать в осуществлении государственной политики. Было бы странно, если бы наши действия противоречили Конституции, законам, указам президента.

Одной из главных задач ФСБ является своевременное, качественное, достоверное и упреждающее информирование президента по всем вопросам, отнесенным законом к нашей компетенции. Президент, принимая важные решения, во многом учитывает информацию, предоставляемую нашей службой. Поэтому вполне можно сказать, что мы участвуем в формировании государственной политики.

- Расскажите, пожалуйста, об истории вашей Академии. Когда она была создана, как проходило ее становление?

- Двери Академии впервые открылись для слушателей в конце апреля 1921 года. Сначала это были курсы оперативного состава, которые размещались на улице Покровка, а затем в Большом Кисельном переулке. На их базе в 1922 году были созданы Высшие курсы, впоследствии Высшая школа КГБ, которая в 1992 голу получила статус Академии.

В этом году наша Академия будет праздновать свое 80-летие. К этой дате мы серьезно готовимся.

- Что представляет собой Академия сегодня?

- Наша Академия - головное учреждение в системе высших учебных заведений Федеральной службы безопасности. Помимо нее существуют еще и институты, которые в основном занимаются переподготовкой кадров.

К нам можно поступить сразу после окончания средней школы. В Академии десять факультетов, более 50 кафедр, из которых 18 - общеакадемические. Мы готовим контрразведчиков, следователей, переводчиков, а также специалистов в области информационной и компьютерной безопасности. Здесь же проходят переподготовку действующие сотрудники ФСБ. Существует и заочная форма обучения для тех, кто уже поступил на службу, но не имеет высшего профильного образования. Кроме того, можно без лишней скромности сказать, что Академия сегодня - это крупный научный центр. Здесь работают свыше 40 академиков и членов-корреспондентов Российской Академии наук, больше 100 докторов наук, свыше 400 кандидатов наук. Мы регулярно выполняем поручения Совета безопасности Российской Федерации, правительства, Госдумы: практически все решения и постановления этих органов проходят научную оценку и апробацию в наших стенах.

- Какие критерии отбора слушателей существуют при приеме в Академию, сколько человек обычно претендует на одно место?

- Чтобы поступить в Академию, нужно сначала обратиться с заявлением в подразделение ФСБ по месту жительства. При этом в отличие от других высших учебных заведений мы работаем по заказу. Существует система направлений для обучения в Академии, которая заключается в следующем: органы ФСБ, заинтересованные в подготовке определенного числа специалистов, дают заявку в управление кадров, и уже с учетом возможностей Академии и потребностей практики формируем состав слушателей. Получаем мы заказы на подготовку специалистов и от других специальных служб и ведомств: ФАПСИ, СВР, ФПС, ГРУ, ФСО и так далее. Абитуриенты проходят предварительную подготовку и спецпроверку. Подготовительный период длится около года. Если абитуриент отвечает требованиям работы в спецслужбах, то его допускают к вступительным экзаменам. Конкурс у нас достаточно велик - до десяти человек на одно место. Срок обучения - пять лет. Хочу особо отметить, что Академия имеет лицензию и сертификат на обучение в соответствии с государственным стандартом, утвержденным Министерством образования Российской Федерации. Таким образом, диплом нашего выпускника является полноправным свидетельством о получении высшего образования. Это имеет определенное значение и для социальной защиты наших сотрудников в случае их перехода на гражданскую службу. Мы в Академии шутим, что наши выпускники-контрразведчики получают три с половиной высших образования: собственно контрразведчика, юридическое, языковое и среднее военное. Учиться у нас сложно, но интересно, да и уровень образования говорит сам за себя. Скажем, по качеству юридической подготовки мы соперничаем и с юрфаком МГУ, и с МГИМО, и с другими лучшими вузами страны.

- Кого больше среди ваших слушателей - юношей или девушек?

- Юношей больше. Практика показала, что работа следователя, контрразведчика достаточно тяжелая и с ней пока лучше справляются мужчины. Хотя, конечно, девушек мы тоже принимаем - в основном на переводческий факультет.
- Что для вас предпочтительнее: когда вашими слушателями становятся вчерашние школьники или люди со стажем работы, прошедшие службу в армии?

- Я думаю, что в принципе это не имеет значения. Сама система обучения, сложившаяся в Академии, настолько гибкая и многоуровневая, что позволяет успешно готовить как тех, так и других. Однако человеку с определенным жизненным опытом, отслужившему в армии или проработавшему на производстве и получившему специальные знания и навыки, пусть только теоретические, будет проще адаптироваться в дальнейшей профессиональной деятельности, чем молодому человеку, у которого за плечами только средняя школа. Но, например, среди руководящего состава ФСБ и других спецслужб много выпускников нашей Академии, которые пришли к нам как после службы в армии, так и сразу после школы. Поэтому все зависит, прежде всего, от самого человека.

Кроме этих категорий слушателей в Академии обучаются лица с высшим (базовым) образованием. Срок их обучения - 2 года. Эти люди сознательно выбрали своей профессией службу в органах ФСБ, и, конечно, они лучше учатся и быстрее осваиваются в новой профессии.

- Какое место в Академии отводят спортивной подготовке?

- Во-первых, перед началом конкурсных экзаменов абитуриенты должны выполнить нормативы по физической подготовке. Это относится как к юношам, так и к девушкам. Тот, кто не сдал этот зачет, к вступительным экзаменам не допускается. Конечно, для девушек нормативы несколько ниже, но, уверяю вас, не всякий парень их сможет выполнить. В учебной программе у нас для физкультуры выделены определенные часы. Существует также подготовка в различных спортивных секциях: рукопашный бой, волейбол, футбол, лыжи, тяжелая и легкая атлетика, для девушек - аэробика. Словом, все как в обычном вузе, только в усиленном варианте, по образцу военного училища.

Недавно у нас закончилась сессия, и начались офицерские военно-спортивные сборы для преподавательского состава: стрельба, плавание, бег, подтягивание. Каждую среду весь ректорат в "добровольно-принудительном" порядке играет в футбол в спортзале. Сам я очень люблю спорт, давно им занимаюсь. Конечно, нельзя сказать, что на высоком профессиональном уровне, но, тем не менее, по различным видам спорта у меня были первые разряды, и еще мальчишкой я стал чемпионом Москвы по футболу.

- Как вам видится работа спецслужб вчера, сегодня, завтра? Насколько, с вашей точки зрения, структура и штатное расписание нынешней ФСБ соответствуют стоящим перед ней задачам?

- Сложившаяся сегодня структура ФСБ отвечает основным требованиям времени. Появляется угроза - создается конкретное подразделение. У нас есть подразделения контрразведки, борьбы с террором, экономической безопасности, информационной безопасности и другие. Конечно, структура спецслужбы должна быть не застывшей, а гибкой, адекватно реагировать на изменения оперативной обстановки. Однако принципиально важно, чтобы основные стратегические направления деятельности спецслужбы были достаточно стабильны, четко определены и кадрово обеспечены. В этом случае спецслужба полностью соответствует стоящим перед ней задачам. В то же время если структура спецслужбы часто меняется без видимых причин, то это не идет ей на пользу.

- Вы имеете в виду начало 1990-х годов?

- Понимаете, ценность сложившейся структуры госбезопасности до 1991 года заключалась в том, что была четко выстроена ее вертикаль и система управления. В то же время в этом были и определенные минусы, поскольку отсутствовало то самое гибкое реагирование, о котором мы говорили выше. Однако после 1991 года, на мой взгляд, появились не совсем разумные мысли по поводу деятельности спецслужб. Вы помните, наверное, что доходило даже до высказываний о необходимости их ликвидации, так как они якобы представляют собой угрозу демократии. И определенные шаги в этом направлении предпринимались. В результате мы тогда потеряли Комитет государственной безопасности. То, что он требовал реорганизации, никаких сомнений не вызывает. Однако исходить в этом вопросе следовало, прежде всего, из интересов государства. Да, мы строим новую государственную структуру в новой демократической России - все правильно. Однако строить можно по-разному. Никогда не стоит забывать, что любая страна должна иметь свою спецслужбу. Сильная страна имеет сильную спецслужбу - это аксиома. У нас же на заре становления демократии действовали по-большевистски: "...до основанья, а затем...". Вот и получили мы то, что получили: большой отток квалифицированных кадров, по сути дела, ликвидацию контрразведки, развал системы управления спецслужбами, лишение высшего руководства страны достоверной информации. Кто от этого выиграл? Только не Россия.

Теперь о кадрах. Если в принятии решений о деятельности спецслужбы стали преобладать политические мотивы, то, естественно, началась и кадровая чехарда. За десять лет спецслужба сменила, если не ошибаюсь, шесть названий и восемь директоров. С этими переименованиями вообще доходило до смешного: сотрудники спецслужбы, предъявляя свои удостоверения, должны были долго объяснять, где они работают, потому что никто не мог уследить за бесконечными изменениями названий - АФБ, МСБ, МБВД, МБ, ФСК и так далее. На одну бумагу для бланков и удостоверений сколько денег ушло! Больше того, при каждой реорганизации все сотрудники выводятся за штат. Вполне естественно, что офицер, у которого по тем временам социальные гарантии и социальная защита были практически нулевыми, мог думать только об одном: а как ему дальше прокормить себя и семью? Я уж не говорю об авторитете организации. Разве в таких условиях можно было нормально работать? Конечно, люди уходили.

Правда, сказать, что в тот период нас полностью деморализовали, нельзя. Преданные делу люди остались, хотя отток кадров произошел мощный. Может быть, это и побудите нас в последнее время более активно готовить новых специалистов для работы в спецслужбах.

- Значит, вы считаете, что сегодня происходит возрождение спецслужб России, в том числе и с точки зрения кадровой политики?

- Я полагаю, что кадровый потенциал почти восполнен. В ФСБ пришли новые люди, подготовленные к работе в современных условиях, с новым уголовным законодательством, в том числе с законами о Федеральной службе безопасности и оперативно-розыскной деятельности. Над этими людьми не довлеют прежние стереотипы. С одной стороны, это благо. С другой - у них, конечно, нет необходимого опыта оперативной работы. Человека можно научить многому, но оперативное мастерство приходит только с опытом. Поэтому мне нравится, что сейчас в ФСБ возрожден институт наставничества и за новичком в плановом порядке закрепляется, что называется, "дядька" из числа опытных сотрудников. Правда, у меня, как, наверное, у любого человека, болеющего за свое дело, чувство неудовлетворенности остается. Нам сегодня, с моей точки зрения, особенно не хватает руководителей среднего звена. Это самый большой кадровый дефицит.

- Серьезным испытанием для российских спецслужб явилась Чечня. Какие уроки, с вашей точки зрения, можно извлечь из обеих чеченских кампаний?

- Я сам некоторое время работал по этой линии, участвовал в ряде контрразведывательных операций, поэтому о Чечне знаю не понаслышке. Эти две кампании совершенно разные по подготовке, способам проведения и результатам. Первая кампания была, мягко говоря, слабо подготовлена со всех точек зрения: организации, методики, пропаганды, материально-технического обеспечения.

Дудаевский режим в то время сделают все, чтобы полностью ликвидировать в Чечне структуры ФСБ и МВД. Способов хоть как-то проконтролировать развитие событий в то время не осталось. ФСБ в Чечне не было, МВД не было, агентура, я говорю об этом прямо, отсутствовала. Плюс Министерство обороны "любезно" предоставило оружие в руки Дудаева. Что еще нужно? Есть укрепления, оружие, люди, готовые воевать, обладающие боевым опытом командиры. Идеальные условия для создания ударной боевой группировки. Таковая, причем замешенная на идеологии ваххабизма как наиболее оголтелой разновидности религиозного экстремизма, и была создана. Когда же ситуация стала совсем неуправляемой, решили, что с ней можно справиться с ходу. Помните, наверное, "танками за месяц" или "десантным полком за один день взять Грозный"? При этом забыли, что с народом воевать бессмысленно. Началось деление на чеченцев и нечеченцев, а это порочная практика. Народ чернить нельзя, наоборот, его нужно поддерживать и опираться на лучшие его силы.

В ходе второй кампании учтены многие просчеты и ошибки, изменились подходы к ее проведению, четко обозначено, кто враг. Это не чеченский народ, а бандиты, международные террористы. Боевые действия ведутся в национальных интересах населения республики. Министерство обороны, МВД, ФСБ и другие силовые структуры взаимодействуют достаточно согласованно, хотя без ошибок порой не обходится. И все же результаты налицо.

- Сейчас продолжение операции в Чечне передано под руководство ФСБ. Что это даст, с вашей точки зрения?

- Войсковая часть операции в основном завершена. Сейчас необходимо действовать иными способами. Во-первых, чеченскому народу надо предоставить право самому строить свою жизнь. Во-вторых, в республике необходимо воссоздать органы власти, которые формировались бы из представителей чеченского народа. В-третьих, восстановить силовые структуры: милицию, ФСБ, то есть государственные институты. Словом, надо налаживать нормальную мирную жизнь.

Чеченская проблема, по моему мнению, будет существовать еще долго. Однако передача руководства операцией ФСБ говорит о прекращении широкомасштабных боевых действий и переходе к оперативным формам борьбы с бандитским подпольем, опираясь при этом на местное население. А доверие населения, кстати, не приходит само собой. Его надо завоевывать шаг за шагом: справедливостью власти, разумной социальной политикой. Нужно открывать школы, больницы, создавать рабочие места. Тогда народ поймет - да, это та власть, которой можно верить. Если основная часть населения пойдет нам навстречу, тогда и бандитов будет добить куда проще.

- Скажите, а ваши выпускники могут попасть в Чечню сразу после окончания Академии?

- Как правило, нет. Для того чтобы профессионально решать вопросы в столь сложной обстановке, необходим опыт. Более того, мы даже уроженцев Северо- Кавказского региона, закончивших Академию, сначала на год-другой отправляем служить в другие места, чтобы они могли набраться опыта, и только потом возвращаем их к себе домой. Молодых необстрелянных ребят посылать в бой нельзя. Мы не готовим пушечное мясо.

- Что вы думаете об отношении общества к работе спецслужб? Считаете ли вы, что наше общество преодолело "синдром ГУЛАГа"?

- Отношение общества к работе спецслужб всегда было достаточно неоднозначным. Раньше был страх перед КГБ, хотя многие наши сограждане, в том числе и высокопоставленные государственные служащие, просто не понимали, что это такое. Они думали, что КГБ интересуется всем и вся и знает все про всех. Сегодня, к сожалению, этот стереотип мышления во многом сохранился у определенной части населения. Есть и другая категория людей, которая испытывает отрицательные эмоции в отношении любой государственной структуры как аппарата принуждения. И это в какой-то мере нормальное явление, поскольку любой человек противится насилию. Следовательно, и ФСБ они тоже не жалуют. Есть и третья, меньшая категория людей, которая люто нас ненавидит, потому что мы не даем им делать то, что противоречит закону. Но если говорить в целом, то, на мой взгляд, у большей части населения России в последнее время формируется правильное представление о том, чем занимаются спецслужбы. Мы стали более открыты, наша деятельность строго регламентирована законами, и эти законы публикуются. Когда нормальный здравомыслящий человек все это видит и читает, то у него и реакция адекватная. А вообще если человеку бояться нечего, если он чист перед законом, то он и к спецслужбам относится нормально. Если же у него, как говорится, "рыльце в пушку", то он, естественно, при упоминании о спецслужбах трясется. Поэтому мне кажется, что проблема - боятся нас или не боятся - во многом надумана.

- Как вы сами пришли на свой нынешний пост и в спецслужбы вообще?

- Я пришел на работу в спецслужбу в достаточно зрелом возрасте и совершенно осознанно. Случилось это уже более двадцати лет назад. До этого я закончил Московский энергетический институт, работал инженером на московских оборонных предприятиях, был депутатом районного совета и Моссовета. Так что моя карьера на гражданке развивалась вполне нормально. А потом я закончил курсы подготовки кадров в Академии ФСБ и был направлен в Московское управление ФСБ; начав службу, что называется, с низов. Участвовал во многих серьезных контрразведывательных операциях по борьбе с незаконными поставками оружия, наркотиков, по внедрению оперативных сотрудников в бандформирования. Пять лет возглавлял подразделения по борьбе с терроризмом в Московском управлении и затем продолжал службу в должности первого заместителя начальника Московского управления ФСБ, а с 24 августа 2000 года стал начальником Академии ФСБ.

- Как семья отнеслась к таким переменам в вашей жизни?

- Нормально. Естественно, с женой я посоветовался, но она знала, что я поступлю так, как считаю нужным. Возражений не было. Вообще это очень важно, когда семья тебя поддерживает. - У вас большая семья? - Я бы сказал, средняя. Жена, двое детей - сын и дочь, есть внучка. Сын пошел по моим стопам. Дочь закончила с отличием гражданский вуз, продолжает учиться и работать.

- Какое влияние оказали на вас в жизни ваши родители?

- Родители мои были простые люди. Они не занимали высоких постов, никогда не были связаны со спецслужбами. Отец войну прошел от Москвы до Берлина, мама была в эвакуации. Я знал, что всегда могу на них опереться, они всегда подскажут, что и как делать, помогут, посочувствуют в трудную минуту. Когда твои родители с тобой, это великое счастье. У каждого человека должно быть нечто такое, к чему он может духовно прикоснуться, снять часть своей боли. К сожалению, моих родителей не стало. Теперь такая роль в семье у меня. Я стараюсь быть для своих детей тем, чем были мои родители для меня - надежной опорой.

- Есть ли у вас хобби, увлечения? Как вы проводите свое свободное время?

- Дачи у меня нет. Да и свободного времени немного, и это самая большая проблема. Но если оно появляется, люблю бывать на природе, охотиться, рыбачить и по просьбе друзей приготовить что-нибудь вкусное из добытой дичи. Как уже говорил, выкраиваю время для игры в футбол.

- В каком качестве - нападающего, защитника, вратаря?

- Чаще всего в полузащите, там надо больше думать, быть "диспетчером".

- Можно ли привыкнуть к постоянной секретности собственной работы?

- Это одна из составляющих нашей профессии, поэтому ничего необычного тут нет. Как говорил один мой хороший друг, для контрразведчика важно уметь говорить правду, правду и только правду, но... не всю.

- Чем больше всего гордятся люди, работающие в спецслужбах?

- Мы - государевы люди и служим государству. Я считаю, что сочетание таких качеств, как гордость за свою Родину и ответственность за ее судьбу, - главное в нашей профессии. Чтобы обладать этими качествами. Надо быть, прежде всего, сформировавшейся личностью. Этому мы и стараемся научить наших слушателей.

СПРАВКА:
Власов Валентин Александрович - генерал-лейтенант. Родился в 1947 голу в Москве. В 1971 году окончил Московский энергетический институт. Более 10 лет работал на московских предприятиях оборонного комплекса. С 1975-го по 1982 год - депутат районного Совета. С 1977-го по 1980 год - депутат Моссовета. Свою работу в спецслужбах начал в феврале 1981 года. 24 августа 2000 года назначен начальником Академии ФСБ России. Награжден знаком "Почетный сотрудник контрразведки", орденом Почета.

Беседовал Валерий Кондрашов



Телефон доверия: (495) 224-2222 (круглосуточно)
Почтовый адрес: г.Москва. 107031, ул.Большая Лубянка, дом 1/3

© 2018. © Федеральная служба безопасности Российской Федерации. 1999 - 2018 г.
При использовании материалов ссылка на сайт ФСБ России обязательна.