Если вы обладаете любой информацией о совершенных или готовящихся терактах, просьба обращаться в ФСБ России по телефонам:
+7 (495) 224-22-22     8 (800) 224-22-22

ФСБ УМЕЕТ ОТЛИЧАТЬ АНАЛИТИКОВ ОТ ШПИОНОВ


СЕРГЕЙ ДЬЯКОВ
28.04.2001

Интервью с экспертом по правовым проблемам генерал-лейтенантом в отставке Сергеем Дьяковым ("Независимое военное обозрение" N14, 20-26 апреля 2001 года)

(Эксперт по правовым проблемам генерал-лейтенант в отставке Сергей Дьяков считает, что режимные ограничения необходимо ужесточить)

Из досье "НВО" Сергей Васильевич Дьяков родился 26 марта 1939 г. в г. Балашов Саратовской области. Школу и машиностроительный техникум окончил в г. Сталинград. Военную службу начал рядовым в 1958 г. Окончил Ленинградское военно-инженерное училище им. А.А. Жданова (1962 г.), юридический факультет Казанского государственного университета (1969 г.), аспирантуру Высшей школы КГБ СССР им. Ф.Э. Дзержинского (1974 г.). В органах государственной безопасности прошел путь от оперативного работника военной контрразведки до начальника Академии МБ России и начальника Договорно-правового управления ФСБ РФ. В настоящее время ведет преподавательскую работу в Академии ФСБ. Специалист в области криминологии и уголовного права. Заслуженный деятель науки РФ, доктор юридических наук, профессор, почетный сотрудник органов безопасности, генерал-лейтенант в отставке.

-Сергей Васильевич, Вы служили в военной контрразведке, занимали руководящие посты в системе КГБ-ФСБ, потом занялись научно-педагогической деятельностью, то есть имеете знания и опыт в сфере борьбы со шпионажем. Что изменилось за последние десять лет в этой сфере? Возросло ли число посягательств на государственные и военные тайны России?

- За последние годы число дел, связанных с государственной изменой и шпионажем, выросло. Обострение борьбы спецслужб за информацию вполне объяснимо. Она - одно из главных богатств страны. На информационный ресурс опирается руководство страны в управленческой деятельности, при принятии ответственных решений. По своей ценности он сравним с нашими природными богатствами, поскольку интеллектуальный потенциал нашего общества исключительно высок.

- Проще или тяжелей стало бороться с посягательствами на наши секреты?

- В чем-то проще, в чем-то тяжелее. Из тенденций последнего времени отмечу ту, которая у профессионалов часто вызывает недоумение и даже негодование. Практически по каждому уголовному делу борьба с государственной изменой, со шпионажем вступает в противоречие с конъюнктурными моментами. Вместо разговора по существу о юридической квалификации, о точности подходов к правовым оценкам стрелка мгновенно переводится на политический аспект. При этом порой даже решения суда пытаются связать с достижением политических целей.

- А как повлияло на рассматриваемую сферу изменение внешнеполитической обстановки?

- С уходом биполярного мира изменилось и понимание основного противника контрразведки - зарубежных спецслужб. Раньше понятие о враге было совершенно четким и однонаправленным, если речь шла о капиталистической стране. Сегодня поле взаимных интересов спецслужб все больше и больше расширяется. Мы объединяем усилия в борьбе с терроризмом, организованной преступностью, коррупцией, незаконным оборотом оружия, несанкционированным обращением расщепляющихся материалов и в других сферах.
Я только что вернулся с конференции "Разведка в XXI веке", которая проходила в Италии. Основным лейтмотивом форума, а там собирались видные представители разведок стран мира, стала объединительная тенденция разведслужб в борьбе с теми проблемами и общественно-опасными деяниями, которые в равной мере касаются всех стран, независимо от их политической ориентации, экономического положения, состояния с правами человека и целым рядом других. XXI век, по общему мнению, повлечет дальнейшее объединение спецслужб в борьбе с названными явлениями.
Однако сохраняется и то, о чем на конференции почти не говорилось, - есть сферы, где усилия спецслужб никогда не объединятся. Разведка и контрразведка всегда пытались и пытаются получить информацию о другой стране. Любое государство склонно расширить свой информационный потенциал, потому что только тогда его руководители могут адекватно принять управленческое решение. Неслучайно в законе "Об органах федеральной службы безопасности в Российской Федерации" (1995 г.) первая функция, которая возложена на Службу (п. "а" ст. 12) - "информировать президента и председателя правительства России и по их поручению федеральные органы государственной власти, а также органы государственной власти субъектов РФ об угрозах безопасности Российской Федерации".
Стремление некоторых государств, в частности США, быть монополистом в информационном пространстве, конечно, вызывает критику.

ЗАКОНОДАТЕЛЬНЫЕ НОВАЦИИ

- Сказываются ли все эти факторы на законодательстве, связанном с пресечением разведывательной деятельности против государства и с охраной государственной и военной тайны? Что изменилось за десять лет в этой сфере?

- Право - категория вторичная по отношению к реальности. Поэтому дать оценку, какое право лучше - Советского Союза или России, невозможно, базируясь только на нормативной стороне. Нужно смотреть, как законодательство отражает новые приоритеты, новые взгляды на жизнь.
Правовая система стала более адекватной к тем изменениям в нашей жизни, которые существенно повлияли на развитие России в экономическом, политическом, социальном, духовном аспектах.
Новый Уголовный кодекс (УК) изменил приоритеты охраны. На первое место он поставил защиту интересов личности. Триада - "личность, общество, государство" как конституционные приоритеты, - теперь полностью воспринята уголовным законодательством. Например, Особенная часть нашего УК 1996 г. начинается не с государственных преступлений, как это было в кодексе 1960 года, а с преступлений против личности.
Наше законодательство о преступлениях против основ конституционного строя и безопасности государства стало более универсальным, значительно сузилась сфера правового регулирования. Вместо семи форм измены Родине осталось три формы государственной измены: шпионаж, выдача государственной тайны, иное оказание помощи иностранному государству, иностранной организации или их представителям в проведении враждебной деятельности в ущерб внешней безопасности Российской Федерации.
В то же время пробелов в правовом регулировании не образовалось, прежде всего, благодаря совместной работе ученых (в том числе нашей Академии) и практиков. Мы, например, задолго до принятия нового УК говорили, что бегство за границу и отказ возвратиться из-за границы не должны быть формами измены Родине. Не они образуют сущность измены, а то, ради чего эти деяния совершаются. Поэтому Конституционный суд в 1995 году, еще раньше, чем появился новый УК, исключил эти две формы измены.

- А какие еще формы государственной измены исключены и почему?

- Заговор с целью захвата власти не вписывался в понимание государственной измены потому, что объектом в данном преступлении является внешняя безопасность. Заговор же с целью захвата власти связан с посягательством на внутреннюю безопасность. Логично, что в новом УК появилась отдельная норма: насильственный захват власти или насильственное удержание власти (статья 278).

- Почему изменилось название статьи: вместо измена Родине - государственная измена?

- В силу стремления деидеологизировать название этого состава преступления. Считалось, что, мол, "измена Родине" несет на себе эмоциональную окраску, а "государственная измена" звучит более нейтрально. Но и новое название не безупречно. Наши ученые предлагали назвать "измена Российской Федерации" - ясно кому и кто изменяет.

- Какие еще изменения в законодательстве вы хотели бы отметить?

- Новое зак