Размер шрифта Цвет:       Доп. настройки: Обычная версия сайта

Интервал между буквами и строками: Стандартный Средний Большой

Свернуть настройки Шрифт: Arial Times New Roman

Если вы обладаете любой информацией о совершенных или готовящихся терактах, просьба обращаться в ФСБ России по телефонам:
+7 (495) 224-22-22 8 (800) 224-22-22
Для получения информации о порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию российских и иностранных граждан (лиц без гражданства), выдачи пропусков для въезда (прохода) лиц и транспортных средств в пограничную зону, выдачи разрешения на неоднократное пересечение иностранными судами государственной границы Российской Федерации на море обращаться в ВЕБ-ПРИЕМНУЮ ФСБ России

Для получения справочной информации обращаться в ПОГРАНИЧНЫЕ ОРГАНЫ

ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬСЯ, АНОНИМ

ВЛАДИМИР ЛЕВИН
29.03.2001
"Парламентская газета" (Москва). 29.03.2001 года

Что делают в ФСБ с нелегальными обращениями рядовых граждан

С чего начинает работу сотрудник ФСБ, получивший анонимку с информацией об угрозе взрыва? С того, что "выдавливает" из собеседника, если это телефонный звонок, из рукописного или печатного текста, если это письмо, факс или сообщение по электронной почте, максимум информации об обстоятельствах возможного преступления и авторе полученных сообщений. Бывает, что "доброжелатель" еще и трубку не успевает опустить на рычаг телефона, а в названный адрес для предотвращения преступления уже выезжает колонна спецмашин с техникой и дежурной бригадой взрывотехников, следователей и оперативных работников.

ПОСЛЕДНИЕ 10-12 лет стали для российских граждан весьма тревожными.

Взрывы жилых домов, захват заложников, расширение "черного рынка" торговли оружием и наркотиками, заказные убийства и теракты воспринимаются буднично и даже привычно.

Но есть среди 150 миллионов люди, для которых активное противодействие террору стало профессией. Это сотрудники спецслужб и правоохранительных органов. Увы, профессионалов в этой области немного. Не раскрою большого секрета, если скажу, что на каждых 300000 россиян приходится аж по одному такому специалисту! И живем мы не на цивилизованном и демократически обеспеченном Западе, где террористы с джентльменскими замашками заранее предупреждают спецслужбы о заложенной бомбе и берут на себя всю ответственность за совершенное преступление. У нас все страшнее и циничнее. Если бомбы - так в местах наибольшего скопления людей, если диверсии - так на самых опасных и уязвимых объектах.

Именно поэтому при получении любой значимой информации оперработников, прежде всего, интересует не столько источник получения этих сведений, сколько возможность предотвращения преступления или локализации трагических последствий. Дальнейший расклад прост и понятен. Если с помощью анонимного сообщения удалось предотвратить диверсию и спасти человеческие жизни - низкий поклон тому анониму, который помог предупредить ЧП, а то, что он скрыл свои анкетные данные, не имеет принципиального значения. В случае, когда информация оказалась ложной, спецслужбы сделают все возможное, чтобы установить шутника и предъявить ему через суд финансовый счет по оплате всех проведенных оперативно-технических и поисковых мероприятий. В прошлом году только в Республике Коми, например, авторы ложных звонков по 15 исковым заявлениям выплатили более 40 тысяч рублей. Но такие штрафные санкции могут составлять и несколько сотен тысяч рублей. Всего же в прошлом году сотрудники ФСБ установили 850 телефонных анонимов, на которых заведено почти триста уголовных дел.

ОСНОВНУЮ головную боль представляют анонимки с угрозами террористических актов. Тогда в поиск включаются все силы и средства спецслужб. И речь тут идет и о защите людей, в чей адрес прозвучала угроза, и о поиске террористов, а также авторов анонимного послания. Когда же информация содержит клевету или ложный навет для того, чтобы свести личные счеты или расправиться с конкурентом (кстати, такие подметные письма профессионалы Лубянки различают без особого труда), то кляуза прямиком следует в мусорную корзину. И, наконец, последний вариант: если в анонимке есть признаки противоправного деяния, не относящегося к компетенции органов госбезопасности, то такие документы направляются для проверки в иные правоохранительные органы.

С 4 декабря 2000 года сотрудники ФСБ работают согласно Инструкции о порядке рассмотрения предложений, заявлений и жалоб граждан в органах Федеральной службы безопасности. Казалось бы, можно приветствовать тот факт, что деятельность спецслужб по охране интересов личности, общества и государства все больше и больше соответствует букве и духу закона. Но вот почти три десятка депутатов Госдумы от фракции "Союз правых сил" направляют в Генпрокуратуру письмо с просьбой "принять меры прокурорского реагирования" для приведения инструкции ФСБ "в соответствие с законом". Получив такую отмашку, в прессе поднялся девятый вал публикаций, направленных против возможности рассмотрения спецслужбами анонимных обращений.

Чего здесь больше, желания помочь делу в борьбе с экстремистско-террористическими проявлениями или еще раз засветиться на политтусовке с громкими, но достаточно легковесными заявлениями? А как воспринимать действия одного из подписантов письма в прокуратуру Сергея Юшенкова, который два года назад с пеной у рта требовал, чтобы ФСБ разобралась с анонимом, который угрожал лично ему, депутату Государственной Думы? Ну, взял бы, да и выбросил кляузу в мусоропровод, как ныне требует это делать от сотрудников спецслужб. Так ведь не выбросил, а использовал весь свой депутатский ресурс, чтобы найти и наказать.

"Парламентская газета" обратилась к начальнику Управления делами Федеральной службы безопасности России генерал-майору Владимиру ЛЕВИНУ. Более четверти века отдал он службе в органах госбезопасности, активно участвовал в поиске армянских террористов, взорвавших в 1977 году мощное самодельное устройство в вагоне московского метро, занимался расследованием других преступлений.

- Владимир Павлович, насколько Инструкцию о порядке рассмотрения предложений, заявлений и жалоб граждан в органы ФСБ, кстати говоря, сугубо ведомственный документ, можно считать соответствующим закону?

- Инструкция в полной мере соответствует российскому законодательству. Она прошла независимую экспертизу во многих инстанциях и государственную регистрацию в Минюсте России, где полностью была одобрена. Более того. Этот документ соответствует и мировым стандартам. Во всех цивилизованных странах работа с анонимными обращениями о готовящихся или совершенных преступлениях является общепринятой и законной практикой. Конечно, хотя инструкция и ведомственный документ, но она защищает интересы миллионов россиян, поэтому ее текст был опубликован в печати. Ознакомиться с ним может каждый человек.

- А не вступает ли этот документ в противоречие с еще действующим Указом Президиума ВС СССР от 12.04.68 года с изменениями и дополнениями от 04.03.80 г. и 02.02.88 г., согласно которым анонимные обращения органами госбезопасности не брались во внимание? Ведь в пору перестройки отказ от рассмотрения анонимок считался одним из важнейших демократических завоеваний.

- Начнем с того, что в те времена на территории страны по пальцам можно было пересчитать все взрывы, диверсии и террористические акты. Сегодня обстановка совершенно иная. Но даже в этих условиях мы сохранили в инструкции главные позиции перечисленных вами документов - квалификацирующие признаки поступившего к нам обращения как анонимного, отказ от рассмотрения и принятия к производству в качестве жалоб и заявлений этих материалов, а также их обязательное уничтожение. И это правильно. Однако если в анонимных письмах и телефонных звонках есть сведения о лицах и проводимой ими преступной деятельности, то вступает в действие Федеральный закон "Об оперативнорозыскной деятельности" - и мы обязаны вести проверку таких сигналов. Уверен, именно это и есть реальная, а не абстрактная защита прав и интересов граждан, общества и государства.

- Владимир Павлович, если можно - конкретный пример.

- 16 декабря прошлого года в московское 000 "Спорт Сити" позвонил неизвестный и сообщил, что в урну у подъезда офиса заложена взрывчатка. Тут же по указанному адресу выехала наша оперативно-следственная группа. Первичное изучение показало, что автор анонимного звонка не обманывал. Самодельное взрывное устройство большой силы было уничтожено нашим гидроразрушителем.

А теперь представьте, сколько человек могли погибнуть, не будь этого звонка неизвестного доброжелателя.

- А если аноним сообщает о подготовке преступника к теракту, например, в отношении депутата Госдумы?

- Подобные факты имели место в нашей практике, и мы всегда проводили комплекс оперативно-розыскных мероприятий. Согласитесь, это необходимо и по закону, и с точки зрения здравого смысла. При этом ведомство всегда исходит как из презумпции невиновности, так и защиты интересов личности. Если в результате мы получим доказательные материалы, свидетельствующие о реальной подготовке к преступлению, то наша задача сделать все возможное, чтобы оно не состоялось, Именно таким образом реализуется предупредительно-профилактическая функция органов госбезопасности. Если же преступление произойдет - это огромный минус в нашей работе. Но бывает и так, что первичные материалы не находят своего подтверждения. Тогда лица, в отношении которых велась проверка, даже не будут знать, что ими интересовались органы безопасности.

- Ну а тот аноним, который заварил всю кашу?

- Его мы постараемся установить, но, конечно, не всегда для того, чтобы наказывать. Иногда бывает, что авторы писем искренне заблуждаются, оценивая какие-либо события.

- Почему авторы обращений в органы безопасности довольно часто предпочитают оставаться инкогнито?

- Мотивы самые различные. Если в письме, направленном лично объекту покушения, содержится реальная угроза, то только душевнобольной экстремист подпишется своим настоящим именем. Довольно часто кто-либо из злоумышленников, осознав всю тяжесть возможных последствий, дает нам знать о готовящемся преступлении, чтобы предотвратить его. Кто-то просто боится официально сообщить о готовящейся террористической акции, так как не хочет проходить по уголовному делу в качестве свидетеля - ведь наши законы еще не могут гарантировать ему полную безопасность от бандитских посягательств. Кому-то просто не хочется связываться со спецслужбами, а сам он не в силах помешать возможному ЧП.

- Сколько сигналов поступает в органы ФСБ России?

- Цифра достаточно большая. За прошлый год поступило около 65000 обращений, 13 тысяч граждан лично обратились в приемную ФСБ, более 1000 писем пришло по электронной почте. Обращения разные - и с подписью, и без. Более половины полученных по разным каналам документов касались вопросов, относящихся к компетенции органов безопасности. Около 400 свидетельствовали о готовящихся или совершенных преступлениях, отнесенных законом к сфере деятельности ФСБ. Сегодня невозможно подсчитать, какую пользу принесли эти люди, сколько спасли жизней и материальных ценностей. С полной ответственностью могу только заявить, что значение помощи граждан в борьбе с преступными посягательствами на интересы личности, общества и государства переоценить невозможно.

Записал Александр ВИТКОВСКИЙ


Телефон доверия:
(495) 224-2222 (круглосуточно)

107031, г.Москва,
ул.Большая Лубянка, дом 1

Веб-приемная

© Федеральная служба безопасности Российской Федерации, 1999 - 2021 г. При использовании материалов ссылка на сайт ФСБ России обязательна.