Размер шрифта Цвет:       Доп. настройки: Обычная версия сайта

Интервал между буквами и строками: Стандартный Средний Большой

Свернуть настройки Шрифт: Arial Times New Roman

Если вы обладаете любой информацией о совершенных или готовящихся терактах, просьба обращаться в ФСБ России по телефонам:
+7 (495) 224-22-22 8 (800) 224-22-22
Для получения информации о порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию российских и иностранных граждан (лиц без гражданства), выдачи пропусков для въезда (прохода) лиц и транспортных средств в пограничную зону, выдачи разрешения на неоднократное пересечение иностранными судами государственной границы Российской Федерации на море обращаться в ВЕБ-ПРИЕМНУЮ ФСБ России

Для получения справочной информации обращаться в ПОГРАНИЧНЫЕ ОРГАНЫ

ПЕРЕГОВОРЫ С БАНДИТАМИ - БЕСПОЛЕЗНОЕ ЗАНЯТИЕ

АЛЕКСАНДР ЗДАНОВИЧ
18.04.2001
Интервью с начальником управления ФСБ России генерал-майором А.Здановичем ("КРАСНАЯ ЗВЕЗДА". 18.04.2001 года)

- Александр Александрович, изменилась ли, по вашему мнению, тактика действий частей ОГВ(с) на территории Чечни после того, как операцией стала руководить ФСБ?

- Бесспорно. В настоящее время тяжелое вооружение с территории Чечни частично выводится. Прежде всего, это танки и артиллерия. Ставка теперь делается не на широкомасштабное применение войск, а на действия спецподразделений ФСБ, органов внутренних дел и армейского спецназа, которые мелкими группами выходят в рейды, ставят засады, уничтожают боевиков в лесах и горах, отыскивают их схроны.

Совсем недавно, например, нами проведена успешная спецоперация. Перехватили радиопереговоры на арабском языке. Установили место выхода на связь. Срочно направили туда группу спецназа. Наемников настигли и уничтожили.

У одного из убитых, кроме оружия, обнаружили довольно мощную радиостанцию, которая позволяет связываться с большим числом абонентов. Предполагаем, что, по крайней мере, двадцать два канала были задействованы, то есть на связь выходили как минимум двадцать два адресата.

- Стало быть, наемники из-за рубежа в Чечне все еще есть. Если не секрет, сколько их еще осталось?

- По нашим сведениям, на сегодня порядка ста человек. В основном - арабы, но есть и представители других национальностей: боевики из Средней Азии, русские, украинцы: Чтобы заработать деньги на крови, необязательно быть чеченцем или еще кем-то. Бандит - он везде бандит. Без национальной принадлежности. К слову, около 20 террористов сейчас находятся не только в российском, но и в международном розыске.

- Надо полагать, успех контртеррористической операции напрямую зависит от ликвидации самых известных террористов?

- А как иначе? Ведь именно на главарей ориентируются те, кто поставляет деньги из-за границы. А деньги, как известно, идут немалые. В основном финансовые средства сейчас поступают к Хаттабу и Басаеву. Также объявилась здесь и новая одиозная личность (хотя нам этот человек давно известен) - это идеолог ваххабизма Абу Омар. Он фактически выполняет роль идейного вдохновителя всего террористического движения Чечни. Ему тоже поступают огромные средства. А деньги, как известно, определяют в бандитской среде все.

Анекдотичный случай произошел в Веденском районе Чечни. Есть такой полевой командир Абу Джафар. Он устроил драку со своим напарником из-за дележа денег и убил его несколькими ударами ножа. Потом, чтобы имитировать геройскую гибель сотоварища, втащил его труп в машину, заложил взрывчатку и взорвал. После всем объявил о том, что погибший по законам шариата - шахид, так как пал смертью героя:

- А есть ли у вас информация о том, где сейчас обитают бандитские главари Басаев, Хаттаб, Масхадов и другие?

- По сведениям, которые мы имеем, они находятся в горах. До начала нынешней контртеррористической операции, я имею в виду период с 1996 по 1999 год, у них было время для создания сети баз и подземных сооружений, в которых они в настоящий момент и скрываются.

- Сейчас то и дело раздаются голоса с требованием пойти на переговоры с Масхадовым. Как вы к этому относитесь?

- По крайней мере на уровне регионального штаба по проведению контртеррористической операции этот вопрос не рассматривается вообще. Я так скажу: вести переговоры с Масхадовым - бесполезное занятие. Он уже не пользуется в Чечне никакой властью. Хотя издает различные указы и приказы, их никто не выполняет, потому что он лишился самого главного - единоличного распоряжения финансовыми потоками, которые поступают от экстремистских исламских организаций. Прежде всего из Арабских Эмиратов, Иордании, Саудовской Аравии. Не от правительственных учреждений, я хотел бы это подчеркнуть, а от различных организаций экстремистского толка.

Да что там говорить, даже по радиоперехватам становится ясно, каким авторитетом пользуется Масхадов у своих сотоварищей-бандитов. Между собой боевики называют его ушастым.

- Периодически в прессе появляется информация о том, что люди в масках и российской военной форме чинят расправы над мирными жителями Чечни. Как вы это прокомментируете?

- Мы захватили компьютер одного из крупных бандитов Ризвана Читигова. Там в широком ассортименте представлены фотографии его боевиков, одетых в российскую военную форму. У нас есть информация, что именно они переодеваются в нашу форму и с оружием российского же производства нападают и убивают людей, уничтожают тех, кто сотрудничает с федеральными властями. А потом все это пытаются представить как дело рук российских военных. Это не новая тактика. Метод обмана применялся и раньше. В прошлую чеченскую кампанию мы имели немало подобных фактов. Но тогда таким образом уничтожалось в основном русское население. Теперь стреляют и по чеченцам.

- Несколько слов о минной войне...

- Сейчас бандиты не могут объединиться в крупные банды. Они терпят поражения, поэтому и переходят к действиям в составе мелких групп: три, четыре, пять, максимум десять человек.

Оружия и боеприпасов в республике накоплено много, недостатка во взрывчатых веществах боевики не испытывают. Что остается непримиримым? Только минная война.

Приведу недавний пример. Учитель-чеченец вез учебники в школу. Его автомобиль бандиты подорвали с помощью дистанционного устройства. И этот случай, к сожалению, не единичен.

- Что вы скажете по поводу недавних терактов в Минводах, Есеннтуках и Карачаево- Черкесии?

- Эти акции произошли в один день и практически в один час. То есть случайное совпадение исключено.

Вот к чему все это приурочено? Одна из многочисленных версий - возможно, бандиты хотели отвлечь наши силы из Чечни. Судите сами: в последнее время мы успешно провели несколько операций. Изъяли из бандитского оборота довольно большое количество взрывчатки, оружия. Задержаны или уничтожены многие известные полевые командиры. В общем, бандитам наступают на пятки. Вот они и нервничают.

- От минной войны к войне информационной...

- Определимся: я занимаюсь информационным обеспечением контртеррористической операции. И на заявления известных информационных структур о том, что мы что-то там проигрываем, отвечу так: это неправда. В Чечне есть реальная работающая власть. Мирное население от нас не отвернулось. А это, согласитесь, серьезный индикатор.

Теперь самое главное. В Чечне мы твердо и четко знаем, с кем и за что боремся. Народ уже насмотрелся на бандитский беспредел. Народ хочет мира. И мы помогаем ему этот мир устанавливать. Любой здравомыслящий человек это понимает.

- Журналистка "Новой газеты" Анна Политковская утверждает, что русские солдаты понастроили в Чечне самодеятельных фильтрационных лагерей, якобы похищают мирных жителей?

- Все это придумано. Видимо, у Анны Степановны было слишком эмоциональное состояние. Многие вещи ей просто-напросто померещились. Углубления в грунте показались ямами и зинданами. Между тем это обычные военно-инженерные сооружения, капониры, в которые загоняется техника, чтобы уберечь ее от возможных обстрелов.

Многое из высказываний госпожи Политковской мне просто непонятно. В части, где она побывала, ее надлежащим образом приютили, поселили вместе с женщинойвоеннослужащей, предоставили возможность нормально питаться. Откуда потом все взялось - загадка.

Повторял и еще раз повторю: никаких лагерей в Чечне нет. Есть официальные изоляторы временного содержания. В них работают представители министерства юстиции России. Учреждений такого типа два. Одно - в Чернокозово, другое (временный изолятор) - в Гудермесе. Только в этих официальных местах содержатся подозреваемые в любого рода преступлениях, все без исключения проходят там обязательную регистрацию.

Факты же пропажи людей можно объяснить и следующим образом. Человек по тем или иным причинам уходит в банду. Родственники поднимают шум, дескать, пропал, исчез: Такие случаи есть, и мы о них знаем.

Скажу и о том, что по любому факту противоправных действий со стороны военнослужащих мы досконально разбираемся. Если надо, заводим уголовное дело, которое расследует прокуратура. Но поверьте, это единичные случаи. А слухи о массовых расстрелах - это миф, вымысел, необходимый и для создания определенной обстановки, и для того, чтобы бросить тень на российские Вооруженные Силы.

- Александр Александрович, к слову "зачистка" привыкли даже те, кто ни разу не был в Чечне. Есть ли необходимость в зачистках сегодня?

- Я стараюсь не применять этого слова. Кого чистить-то? Людей? А вот проверки паспортного режима проводились и будут проводиться. Многие граждане в результате боевых действий утратили свои паспорта, некоторые стали пользоваться поддельными документами.

Если у человека нет необходимых бумаг, он задерживается до выяснения его личности. А иначе, подскажите, как бороться с бандитами? Я другого способа не знаю. Тем более что подобные мероприятия особенно эффективны в смысле поиска и отлова наемников. У них ведь нет российских документов и официальным путем они их получить не могут.

- В Грозном по-прежнему неспокойно. Некоторые считают, что сегодня обитать в чеченской столице опаснее, чем, к примеру, полгода назад...

- Обстановка сложная, не спорю. Обстрелы случаются практически каждую ночь, по утрам наши саперы обнаруживают очередные фугасы и мины. Почему так происходит? Да потому, что в город под видом мирных жителей возвратились боевики, которые ранее отсюда же были вытеснены.

У бандита на лбу не написано, кто он. Поэтому мы и ведем разностороннюю работу, взаимодействуем с чеченской милицией, собираем информацию от граждан. Кстати, недавно в Шали чеченские милиционеры ликвидировали одну бандитскую группу. Применили оружие, сопротивлявшихся уничтожили, остальных задержали. Обращу внимание: среди боевиков были чеченцы.

Конечно, Грозный не Москва и не Санкт-Петербург. Происходят здесь и вопиющие, потрясающие случаи жестокости, как, например, беспричинные убийства мирных русских граждан:

Словом, ситуация требует, чтобы ее решительно исправлять. И мы работаем в этом направлении.

- Скоро появится пресловутая "зеленка". Это осложнит операцию?

- От прогнозов воздержусь. Замечу только, что это обстоятельство никого особенно не пугает, поскольку "зеленка" скроет не только бандитов, но и наши подразделения. Все решит степень подготовленности спецгрупп, профессионализм каждого из бойцов.

Подчеркну, мы наносим точечные удары. И "зеленка" этому не помеха.

- Александр Александрович, из Чечни выводятся части и подразделения, с честью выполнившие свои задачи. Как это отражается на настроении местного населения?

- Многие с сожалением воспринимают вывод войск. Они привыкли к ним, поверили им, потому что армия в республике реально сдерживала активность боевиков.

Я недавно присутствовал на заседании правительства Чечни. Первое, что бросилось в глаза, - люди очень устали от войны, они хотят жить и работать в мире.

- И последний вопрос. Сколько, по вашему мнению, еще продлится контртеррористическая операция?

- Не моя это компетенция. Одно очевидно: когда будут задержаны и ликвидированы главари бандгрупп, перекрыты основные потоки поступления сюда финансовых средств, тогда и произойдет стабилизация обстановки.

И второй, не менее важный компонент. Необходимо как можно быстрее решить проблему безработицы. Людям нужна работа. Человек должен получать деньги за нормальный, созидательный труд, а не сомнительные (зачастую и вовсе фальшивые) бандитские подачки за установку мины или фугаса.

Беседу вели Андрей ПИЛИПЧУК, Александр ДИОРДИЕВ


Телефон доверия:
(495) 224-2222 (круглосуточно)

107031, г.Москва,
ул.Большая Лубянка, дом 1

Веб-приемная

© Федеральная служба безопасности Российской Федерации, 1999 - 2021 г. При использовании материалов ссылка на сайт ФСБ России обязательна.