Если вы обладаете любой информацией о совершенных или готовящихся терактах, просьба обращаться в ФСБ России по телефонам:
+7 (495) 224-22-22     8 (800) 224-22-22

Органы советской военной контрразведки в Сталинградской битве


Кузяева С.А.
02.02.2018

Органы советской военной контрразведки в Сталинградской битве
С.А. Кузяева
 
О судьбе и боевом пути в годы Великой Отечественной войны советских войсковых контрразведчиков открытой информации почти нет. Их работа долгие годы оставалась под грифом «совершенно секретно», и доступ к документальным материалам исследователям и историкам был закрыт. Сами участники событий о своём военном прошлом, как правило, ничего не рассказывали. На сегодняшний день ситуация начинает меняться, в первую очередь, благодаря продвижению в средства массовой информации рассекреченных документов, хранящихся, в том числе, в Центральном архиве ФСБ России. Документы позволяют не только определить участие советской контрразведки в конкретных операциях, но и более обстоятельно оценить её вклад в достижение Великой Победы в целом. На основе документальных материалов выходят в свет книги, публикуются статьи в российских и зарубежных журналах, готовятся теле- и кинопроекты.
По уточнённым на сегодняшний день данным, 61882 сотрудника отечественных органов государственной безопасности не вернулись с полей сражений, и большинство из них – военные контрразведчики, оказавшие неоценимую помощь Красной армии и Красному флоту в борьбе с врагом.
С первых дней войны численный рост вооруженных сил государства требовал расширения аппарата особых органов в войсках, на которые руководство страны возлагало массу неотложных задач: разоблачение вражеских шпионов и диверсантов, предотвращение утечки секретных сведений к противнику, предупреждение перехода военнослужащих на сторону врага, борьба с распространителями провокационных листовок, панических слухов и прочее. Контрразведчики направлялись во все соединения Красной армии и Красного флота. Опытных кадров не хватало, но молодые люди, мобилизованные на службу в особые органы, с упорством и настойчивостью осваивали основы контрразведывательной деятельности в армейских и флотских частях. Именно благодаря их труду – незаметному со стороны, абвер не смог провести за весь период войны ни одной сколь-нибудь существенной операции по подрыву боеспособности советских войск.
События Сталинградской битвы в отечественной истории и в истории органов советской военной контрразведки занимают особое место. В архивных документах отмечены примеры четкого выполнения сотрудниками особых отделов частей и соединений Красной армии заданий по наведению порядка в частях, штабных учреждениях, аэродромах, по налаживанию связи между командными пунктами, по пресечению панических настроений, дезертирства и трусости. Однако основной задачей контрразведки на протяжении всей войны была борьба с вражескими шпионами и диверсантами, которые накануне и в дни сражения на Волге активнее пытались проникнуть в Красную армию и ее тылы. Немцев интересовали численность и дислокация советских войск, нахождение артиллерийских складов, состояние оборонительных сооружений. Немецкая агентура пыталась подорвать боеспособность красноармейцев, распространяя провокационные слухи и склоняя их к измене Родине.
Так, в период с 15 июля по 15 ноября 1942 года особыми отделами Сталинградского и Юго-Восточного фронтов были обезврежены 218 агентов противника, в том числе два агента-боевика, готовивших террористический акт против командующего 62 армией генерал-лейтенанта В.И. Чуйкова, пресечена деятельность более 160 фашистских агентов-пропагандистов, привлечено к ответственности около 190 провокаторов и распространителей панических слухов.
Постепенно накапливался опыт работы за линией фронта. Зафронтовые агенты и оперативные группы органов военной контразведки сумели установить расположение стратегических резервов противника в районах Касторное, Миллерово, Морозовская, Новочеркасск, а также нанести ощутимые удары по железным и шоссейным дорогам фашистов на глубину 250-400 километров от линии фронта. Зафронтовые группы особого отдела Сталинградского фронта с 15 сентября по 15 октября 1942 года совершили в тылу противника более 20 диверсий на железных дорогах и 11 налётов на узлы связи и склады материальных средств.
В августе 1942 года в тыл противника было направлено 30 агентов, из них 22 готовились проводить контрразведывательные мероприятия на оккупированной территории. И именно в этот период для командования Сталинградского и Донского фронтов были добыты сведения о том, что в 6 немецкую армию Паулюса включаются 8 и 51 армейские, 14 и 24 танковые корпуса, а в 4 танковую армию Гота – 4 армейский, 48 танковый и 6 румынский корпуса.
На основе донесений зафронтовых групп составлялись обзоры положения населения во временно оккупированных районах, определялись формы и методы работы немецких спецслужб, полиции и жандармерии, выявлялись агенты, которых немцы готовили к внедрению в советские структуры, составлялись списки предателей и пособников оккупантов.
Достоверная информация армейской контрразведки была востребована партийным и военным руководством страны. В августе-ноябре 1942 года, в условиях крайне сложной военной и оперативной обстановки на Сталинградском направлении, особые отделы НКВД Донского и Сталинградского фронтов ежедневно направляли донесения руководству наркомата внутренних дел, которые незамедлительно докладывались в Государственный комитет обороны и Генеральный штаб Красной армии. Военные контрразведчики постоянно находились как при штабах и командных пунктах действующих армий, дивизий и полков, так и в первых эшелонах войск, поэтому были в курсе всех планов командования. Особые отделы фиксировали просчёты и недостатки при проведении боевых операций и информировали о случаях паникёрства, трусости, дезертирства, самострелов, перехода бойцов Красной армии на сторону противника.
В документах сообщалось о положении на фронте, наступательных действиях немецких войск, налетах вражеской авиации и результатах бомбардировки военных, транспортных и промышленных объектов Сталинграда, о ситуации в окрестностях города. В сводки, как правило, включалась информация о деятельности заградотрядов, 10 стрелковой дивизии войск НКВД и батальонов охраны особых отделов.
На всех фронтах судьба и солдатская доля войсковых контрразведчиков была неотделима от судьбы тех, кто носил форму военнослужащего Красной армии. Большинство «особистов» участвовало в боях в составе войсковых частей, хотя каждый понимал, что потерю младшего командира можно было восполнить опытным бойцом, а полкового или дивизионного контрразведчика заменить просто другим военнослужащим было невозможно. Но ситуация в сражении складывалась таким образом, что место погибшего командира зачастую занимал военный контрразведчик. И те красноармейцы, которым довелось находиться вместе с «особистами» в окопах, траншеях, блиндажах, на поле боя, становились свидетелями их мужества и героизма.
В одном из информационных документов особого отдела Сталинградского фронта отмечалось: «В период ожесточённых боёв с противником на подступах к Сталинграду и в самом городе от оперативного состава требовалось не только умение ориентироваться быстро в обстановке, но и самому практически участвовать в выполнении отдельных заданий».
Первыми из «особистов» на сталинградском направлении к правительственным наградам были представлены Михаил Артамонов и Евгений Лукашевич, которые, как отмечалось в наградных документах, «невзирая на артиллерийско-миномётный обстрел и бомбардировку с воздуха, выполняли самые сложные и ответственные задания». В сентябре 1942 года оба предотвратили «паническое бегство с поля боя целых воинских подразделений, задержали сотни дезертиров и направили их в свои части».
Трагически сложилась судьба военного контрразведчика Ивана Антоновича Ткаченко. 15 марта 1942 года он был направлен для прохождения службы в особый отдел 308 стрелковой дивизии, образованной в Сибирском военном округе на базе Омского военно-пехотного училища. им. М.В. Фрунзе. В конце мая из Омска дивизия была направлена в Приволжский военный округ в район Саратова, а в середине августа выступила на фронт. Путь ее был к Сталинграду, где уже два месяца шли ожесточённые бои. На десятые сутки первый эшелон дивизии достиг станции назначения – разъезда Кумалча, и к исходу 6 сентября 1942 года вышел на рубеж пунктов Котлубань-Самохваловка. С 29 августа по 6 сентября дивизии предстояло преодолеть пешком около 300 км, а 9 сентября в составе 24 армии соединение приняло боевое крещение на территории совхоза «Котлубань».
Много времени в среде красноармейцев проводил Иван Ткаченко. Он не только организовывал контрразведывательную работу, но и оказывал помощь в обучении бойцов военному делу, а зачастую и сам оказывался на поле боя. В одном из документов можно прочитать, что при выполнении разведывательных заданий ему приходилось по несколько часов лежать в снегу всего в 20-ти – 30-ти метрах от противника. Но затем Иван Антонович сообщал ценные разведданные о живой силе противника и расположении его огневых точек. Так, совершенно неожиданно, довоенное увлечение Ткаченко изучением немецкого языка оказалось востребовано на фронте.
В один из дней в середине сентября 1942 года части 308 стрелковой дивизии, находясь в северо-западной части Сталинграда, по приказу командования 1 гвардейской армии повели наступление на противника с целью овладеть важнейшими высотами 154,2 и 143,8. Иван Ткаченко находился на передней линии огня вместе с наступавшими батальонами. В ходе боя между 351 и 339 полками образовалась брешь, в которую проникли немецкие автоматчики, переодетые в советскую форму, и стали в упор расстреливать растерявшихся красноармейцев. Началась паника. Иван Антонович смог оценить ситуацию и начать действовать. Он приблизился к обгоревшему немецкому танку и, прикрываясь грудой металла, открыл огонь по противнику. Фашистская группа была уничтожена, десятки жизней советских бойцов были спасены, и наступление продолжилось.
Достигнув северного подножья высоты 154,2, красноармейские части попали под пулемётный огонь из сооружённых противником дзотов. Приказ уничтожить дзоты казался невыполнимым, но выбора не было. Вооружившись противотанковыми гранатами, пятеро бойцов во главе с Иваном Антоновичем под непрекращающимся обстрелом поползли по снегу, медленно преодолевая метр за метром, к вражеским укреплениям, и, приблизившись, стали неожиданно для немцев забрасывать их гранатами. Последний из немецких пулемётов замолк в тот момент, когда Иван Ткаченко получил смертельное ранение, и пришедшие на помощь к «особисту» солдаты подняли с земли уже бездыханное тело.
Боевой подвиг Ивана Ткаченко ещё долго вспоминали и его коллеги, и красноармейцы 308 стрелковой дивизии, сумевшие выжить в тех страшных боях под Сталинградом. Посмертно приказом Военного совета Донского фронта от 26 ноября 1942 года сержант госбезопасности Ткаченко И.А. награждён Орденом Красного Знамени. Он похоронен в братской могиле посёлка Колтубань.
Фёдор Фёдорович Зайцев накануне Сталинградского сражения в составе особого отдела 50 армии провёл огромную работу в Туле и Калуге, руководил оперативной группой в боях на Юхновском участке. «За смелость, умение выполнять задания и действовать в боевых условиях, не жалея жизни», старший лейтенант госбезопасности Фёдор Зайцев в марте 1942 года был награждён медалью «За Отвагу». Учитывая высокий профессионализм и личные качества Фёдора Фёдоровича, руководство назначило его на должность начальника особого отдела 173 стрелковой дивизии. Организованная им контрразведывательная работа получила высокую оценку командующего дивизией и начальника особого отдела армии. Имея высшее военное образование, он оказывал большую помощь командованию в тяжелейших боях на Волге, часто выезжал на передовую. В одном из боёв, когда немцы теснили обескровленные красноармейские части, Фёдор Зайцев встал в ряды бойцов. По окончании сражения, тяжело раненного, его доставили в госпиталь, где 6 октября 1942 года он умер. Похоронили начальника особого отдела дивизии в братской могиле в селе Лозное. На мемориальной плите написано «красноармеец Зайцев Фёдор Фёдорович».
В ходе Сталинградской битвы отличились многие сотрудники органов военной контрразведки. Так, уполномоченный 39 гвардейской стрелковой дивизии Павел Куприн во время боя проник в расположение противника, где, невзирая на смертельную опасность, начал в упор расстреливать немецких солдат. В ходе перестрелки он отбил у гитлеровцев пулемёт, открыл из него по врагу огонь, но получил тяжёлое ранение и был вынесен с поля боя.
После гибели в ноябре 1942 года начальника особого отдела 10 стрелковой дивизии внутренних войск НКВД Петра Трофимовича Твардовского его заместитель – Станислава Войцеховна Циховская, проявила большую ответственность при исполнении служебных обязанностей. В экстремальной обстановке она смогла сберечь оперативную документацию и имущество отдела, своевременно переправив их в безопасное место. По её инициативе и при непосредственном участии была создана группа по разминированию местности вокруг командного пункта дивизии в районе Астраханского моста. Станислава Войцеховна стала примером для подчинённых в проведении контрразведывательной и профилактической работы в красноармейских частях.
Уполномоченный особого отдела 124 стрелковой бригады Григорий Коваленко в середине ноября 1942 года проявил исключительное мужество и отвагу в бою с неожиданно прорвавшим оборону противником в районе села Рынок. На похоронах Григория Яковлевича присутствовал весь личный состав бригады, а в момент его погребения из всех видов оружия был дан залп в сторону противника.
Трудно переоценить значение Сталинградской битвы, её влияние на ход Второй мировой войны, как и нельзя описать подвиги всех военных контрразведчиков, сражавшихся у города на Волге. Погибшие «особисты» были похоронены в братских могилах у командного пункта батальона 932 стрелкового полка, у завода «Красный Октябрь», в посёлке Колтубань, хуторах Питомник, Бурковский, Вертячий и в других населённых пунктах.
В Волгограде возвышается монумент, посвящённый чекистам, офицерам контрразведки, бойцам и командирам 10 дивизии войск НКВД, работникам милиции, погибшим при защите города от немецко-фашистских захватчиков в августе 1942 года – феврале 1943 года.
Приказом Министерства культуры Российской Федерации от 13 декабря 2017 года памятник отнесён к объектам культурного наследия федерального значения.



Телефон доверия: (495) 224-2222 (круглосуточно)
Почтовый адрес: г.Москва. 107031, ул.Большая Лубянка, дом 1/3

© 2018. © Федеральная служба безопасности Российской Федерации. 1999 - 2018 г.
При использовании материалов ссылка на сайт ФСБ России обязательна.