Распечатать   Закрыть окно
ПРИЧАСТНЫЕ К ВЗРЫВАМ В МОСКВЕ УСТАНОВЛЕНЫ
13.07.2002

Борис СОЛДАТЕНКО, Сергей ПЕТРАЧКОВ

"Красная звезда" (Москва). 13.07.2002 года

Хаттаб оценил жизнь каждого убитого им в 850 долларов США

Осень 1999 года была самой кровавой и самой трагической в истории Москвы конца XX века. Два сильнейших взрыва с разницей в пять дней, прогремевшие на юге столицы, унесли более двухсот жизней безвинных людей. Взлетели на воздух жилые дома и в других городах России - Буйнакске и Волгодонске. Сбывалось "пророчество" полевого командира Шамиля Басаева - потерпевшие поражение боевики пытались всеми возможными бандитскими способами запугать жителей России. Доказать, что для них не существует границ и что они способны провести террористические акты даже в Москве...

ОБВИНЕНИЯ И ВЕРСИИ


Вот уже почти три года после произошедших взрывов по стране все еще продолжает ходить множество домыслов и легенд относительно того, кто совершил эти взрывы и кто является их заказчиком. Спектр причастных к трагедии лиц в таких разговорах широк - от Хаттаба до ФСБ.

Кем же на самом деле устанавливались адские машины в российских городах? Кто стоял за спиной террористов? Эти вопросы слишком долго оставались без ответа. Отсутствие официальной правдивой информации в первые месяцы после трагедии породило массу слухов. В том числе и самых нелепых. Среди прочих предположений высказывалось и такое: будто чеченцы здесь вовсе ни при чем, а ниточки организации всех этих взрывов ведут на самые верхние этажи российской власти. Организаторами терактов в этом случае были представлены едва ли не сами сотрудники российских спецслужб.

Причем в последнее время желающих вылить ушаты грязи на российские спецслужбы все больше и больше. Свои невероятные версии высказывают в своем большинстве иностранные журналисты и олигархи, скрывающиеся от правосудия за рубежом. Так, к примеру, британская газета "Independent" сообщила своим читателям, что располагает секретным документом о том, что взрывы в Москве провели ... офицеры российских спецслужб.

"Секретным документом" оказалась частная видеопленка турецкого журналиста, на которой запечатлен момент допроса в одном из бункеров Грозного пленного российского офицера полевым командиром Абу Мусаевым. Пленный называет себя старшим лейтенантом Алексеем Галтиным, проходящим службу в Главном разведывательном управлении Генерального штаба Вооруженных Сил России. Избитый офицер говорит в видеокамеру, что был захвачен в плен в момент закладки мин на границе Дагестана и Чечни. При этом он объявляет, что вся ответственность за террористические акты в Москве, Буйнакске и Волгодонске лежит на... ФСБ и ГРУ, которые якобы и были исполнителями и заказчиками взрывов.

Однако в Министерстве обороны РФ и в Федеральной службе безопасности РФ эту видеокассету назвали провокационной. А сенсационные признания российского офицера - результатом пыток чеченскими боевиками.

К слову, это уже не первая попытка чеченских боевиков представить общественности свои преступления как результат деятельности Российской армии. Несколько месяцев назад за рубежом была распространена видеокассета, в которой неизвестные в форме российских военнослужащих обирали на одном из перекрестков на окраине Грозного мирных жителей, а затем убили водителя и угнали его машину. Сотрудникам Военной прокуратуры и ФСБ тогда пришлось немало потрудиться, прежде чем общественность узнала, что на специально снятой для иностранцев видеопленке запечатлены действия боевиков банды Гелаева, которые с провокационной целью специально переоделись в форму российских солдат.

Когда выяснилось, что "откровения офицера ГРУ" и "беспредел на блокпосту" - всего лишь очередные провокационные "утки", "горячую тему" продолжил известный в середине 90-х годов политик и предприниматель Борис Березовский. Выступая в Лондоне в ходе телемоста, Борис Абрамович заявил, что уверен в причастности российских спецслужб к взрывам зданий в Москве и Волгодонске.

И сразу же привел в качестве примера случай в Рязани. Тогда в подвале одного из жилых домов были обнаружены подозрительные мешки с белым веществом и детонаторы. Позже руководство Федеральной службы безопасности заявило, что в городе проводились учения, а в мешках находился безобидный сахар.

"То, что произошло в Рязани - точная модель того, что происходило в Москве и Волгодонске. Модель, которую не удалось реализовать", - заявил Березовский.

Но были и другие версии - взрывы в российских городах были организованы, наоборот, полевыми чеченскими командирами, решившими перевести войну с территории Чечни на территорию России. Запугать россиян, и тем самым подорвать доверие людей к власти. Да и показать всему миру, что российские спецслужбы не в состоянии навести порядок даже у себя в столице.

Имели место и еще более неожиданные версии. Понятно, что закрытость результатов в следствии по делу о терактах в российских городах осенью 1999 года не давала возможности ни согласиться, ни опровергнуть ни одной из них. Возможно, подобная ситуация сохранялась бы и дальше, но российские спецслужбы в ходе проведения оперативно-розыскных и следственных действий получили достоверные сведения, указывающие, что осенние теракты в прошлом году организованы и финансированы полевыми командирами незаконных военных формирований Чечни, и никем кроме.

В ГОРАХ "КАВКАЗА"

...Эти два небольших ухоженных пионерских лагеря под Сержень-Юртом в последний раз принимали подростков еще в конце восьмидесятых. После того, как Чеченская Республика обрела с помощью Джохара Дудаева свою "независимость", о детях все забыли, и красивые корпуса лагерей оставались пустынными. Но, как оказалось, ненадолго. Первыми о существовании превосходной базы и отличного спортивного городка вспомнили в так называемом министерстве обороны Ичкерии. По решению президента Дудаева здесь было решено создать военную базу, которая готовила бы молодых людей к предстоящей борьбе с Россией. О том, что война такая будет, в Ичкерии не сомневались, более того - усиленно к ней готовились. Поэтому и название дали соответствующее - Центр "Кавказ". Название было выбрано специально для чеченцев, чтобы помнили о борьбе предков с русскими.

При этом сказать, что Центр "Кавказ" - обычная рядовая база боевиков, каких были сотни на территории Чечни, будет не совсем верно. Эти два полевых лагеря были скорее прообразом военного училища и академии Ичкерии, где готовили не "пушечное мясо" для предстоящих боев с российскими войсками, а военных специалистов, в том числе подрывников и снайперов. Наиболее отличившихся отбирали для "спецдисциплин", которые преподавали лично "профессора" из террористических групп дальнего зарубежья.

"Командиром лагеря" был назначен к тому времени уже достаточно известный полевой командир Хаттаб.

Одним из наиболее способных курсантов в полевом лагере "Кавказ" оказался житель города Карачевска некто Гочияев. Он не только сам прошел профессиональную подготовку у наемников, но и, возвратившись в конце 1998 года к себе на родину, возглавил мусульманскую организацию, где и стал проповедовать ваххабизм. Сюда, к духовному наставнику, расположившемуся вместе с прихожанами в подвальном помещении бывшей бильярдной, приходили мусульмане отовсюду. Ваххабизм стал не только новой, но и весьма денежной верой. В своих проповедях Гочияев в открытую призывал свою паству к борьбе с неверными - русскими, евреями, армянами... Там же проходила и вербовка в лагеря в Чечне. Дополняя слова о религии материальной помощью в долларах США, лидер Карачевских ваххабитов отбирал для вербовки лучших. Возможно, именно поэтому за глаза Гочияева стали называть "командиром".

Мало кто из обманутых и пришедших к "командиру" юношей мог знать, что "великий военачальник" и "духовный лидер" в начале 90-х годов был самым обыкновенным рядовым стройбата, а потом - дезертиром из Советской Армии. К счастью, в период развала СССР о беглеце никто не вспомнил, да и бежал он без оружия, а, значит, и дело быстро замяли.

Осуществляя вербовку, Гочияев говорил молодым людям, что в центр "Кавказ" люди приходят постигать азы священной религии - ислама. И действительно, прибыв в террористический лагерь, "рекруты" в первое время изучали ислам и ваххабизм, а потом наиболее подготовленные по мнению арабских инструкторов обучались азам боевой подготовки и проходили специальные дисциплины. Лучшие из лучших отправлялись дальше - в своеобразную академию, которой стал на время полевой лагерь "Мутафаджират". Здесь готовили высококлассных подрывников, а инструкторами были только лишь иностранные наемники. На какой основе строились взаимоотношения Гочияева с Хаттабом, мы не знаем до сих пор. Согласно оперативной информации, это может быть и просто дружба, и финансовая помощь, и даже религия. Как бы там ни было, а российские спецслужбы располагают информацией о том, что в течение 1998-1999 годов Гочияев систематически общался с руководством лагерей "Кавказ" и "Мутафаджерат".

ПОДГОТОВКА К ДИВЕРСИЯМ

После того как попытка ваххабитов захватить Дагестан потерпела крах, многие из влиятельных полевых командиров, в том числе и Шамиль Басаев, заявили, что перенесут войну на территорию России. Именно тогда у лидеров боевиков и появилась идея провести серию взрывов в крупных российских городах. На август 1999 года был запланирован взрыв жилого дома в Буйнакске. В сентябре - в Москве и Волгодонске.

Специалисты ФСБ РФ, немало поработавшие на местах терактов, сделали однозначный вывод: технология изготовления и методика приведения в действие взрывных устройств во всех этих российских городах были одинаковы. И то и другое разработано взрывниками из числа боевиков Хаттаба. И в Москве, и в Буйнакске, и в других городах заряд самодельных взрывных устройств состоял из смеси тротила, аммиачной селитры, алюминиевой пудры и сахара, в качестве главных составных частей адских машин использовались электронные часы "Casio" и батарейки "Крона".

Любопытны результаты оперативно-розыскных мероприятий на территории Чеченской Республики в районе населенных пунктов Урус-Мартан и Сержень-Юрт. Именно здесь, как мы уже говорили, до недавнего прошлого действовали базы подготовки террористов-взрывников. Здесь сотрудниками российских спецслужб были обнаружены большие запасы алюминиевой пудры и аммиачной селитры, установка для смешивания компонентов взрывчатых веществ, целый цех по изготовлению взрывателей, элементы самодельных взрывных устройств, полностью аналогичных примененным в Москве, Буйнакске, Волгодонске. В районе чеченского населенного пункта Шали обнаружены и изъяты принадлежавшие боевикам конспекты, где подробно описаны способы совершения взрывов в местах массового скопления людей и в жилых домах. В этих конспектах подробно разрисованы электрические схемы взрывных устройств, в которых задействованы часы "Casio" и прочие элементы, аналогичные деталям взрывных устройств, использованных при терактах в российских городах осенью 1999 года. Здесь же подробно описаны и способы подрыва жилых домов различной конструкции. Экспертиза ФСБ РФ установила, что террористы, осуществившие взрывы в Москве, Волгодонске, Буйнакске, Владикавказе, использовали именно эту методику. Установлено и большинство участников этих преступлений.

Сегодня российским спецслужбам уже известно, что взрыв жилого дома в городе Буйнакске был совершен группой лиц аварской национальности, куда входили Иса и Зайнутдин Зайнутдиновы, Алисултан и Магомед Салиховы, а также Абдулкадыр Абдулкадыров. Многие из них, в том числе отец и сын Зайнутдиновы и Абдулкадыров, уже арестованы.

В ходе следствия выяснилось, что все террористы прошли диверсионную подготовку у полевого командира Багаутдина Дагестани, принимали участие в боях с федеральными войсками в августе 1999 года в приграничных с Чечней районах Дагестана. По оперативным данным, Иса Зайнутдинов за совершение теракта в Буйнакске получил лишь часть "причитавшегося вознаграждения", так как взрыво-техники ФСБ России успели разминировать вторую начиненную взрывчаткой автомашину. До своего ареста террорист входил в близкое окружение полевого командира Хаттаба, был командиром противотанковой установки "Фагот" и, по совместительству, его личным поваром.

Установлены и террористы, совершившие взрывы 8 и 13 сентября в Москве. Это приверженцы ваххабизма Ачемез Гочияев, Денис Сайтаков, Юсуф Крымшамхалов, Хаким Абаев, Тимур Батчаев и Адам Деккушев, которые объявлены в федеральный и международный розыск. В настоящее время они находятся за пределами Российской Федерации.

Ачемез Гочияев за реализацию идеи чеченских полевых командиров о взрывах жилых домов в Москве и Волгодонске получил денежное вознаграждение в размере 500 тысяч долларов. До недавнего прошлого он находился в составе чеченских незаконных вооруженных формирований, среди боевиков известен под кличкой "Лиса".

Выявлены исполнители взрыва и в городе Волгодонске. Это карачаевцы Юсуф Крымшамхалов, Адам Деккушев и Тимур Батчаев. Участники теракта объявлены в федеральный и международный розыск.

Закончено расследование уголовного дела в отношении членов ногайской террористической группы, куда входили Михаил Муласанов, Алимхан Аманкаев и Асмамбет Отемисов, которые прибыли в Пятигорск для совершения серии взрывов в местах массового скопления людей.

Переданы в суд материалы в отношении Николая Епринцева и Игоря Мирошкина, лиц славянской национальности, арестованных 23 сентября 1999 года во Владикавказе во время подготовки террористического акта.

КТО СДАЕТ ЖИЛЬЕ?

Чеченскими террористами еще только готовилась операция по захвату Дагестана летом 1999 года, а полевые командиры Хаттаб и Басаев уже знали, что война шагнет далеко за пределы Чечни.

Так, Ачемезу Гочияеву была поставлена задача произвести серию взрывов на территории России. Были выбраны города для проведения террористических актов - Буйнакск, Волгодонск и даже Москва. На взрывах в столице лично настаивал сам Хаттаб.

Людей для проведения террористического акта Гочияев выбирал сам. Лучших из лучших. Он же разделил их еще в Чечне на две группы. Первая должна была доставить груз в Ставропольский край, а оттуда в Москву, вторая самолетом сразу же вылетала в столицу, где должна была разыскать временный склад для хранения взрывчатки, а позже -помещения в жилых домах, где должны будут прозвучать взрывы.

После того как взрывные устройства и взрывчатые вещества были подготовлены и закамуфлированы под мешки из-под сахарного песка, их доставили первой группой автотранспортом в Ставропольский край. Там террористы стали решать, как сделать "официальные" документы на груз. Водителей для "тайной операции" отбирали по объявлениям в местной газете, обещая за одну поездку в столицу огромный гонорар. Причем в валюте. Спецслужбы уже располагают данными, как были оформлены "липовые" документы на транспортировку "мешков с сахаром" из Ставропольского края в Москву. Вскоре "смертельный" автопоезд был готов к выезду в столицу. В его чреве лежало около 9 тонн взрывчатки.

Милицейских постов террористы больше не боялись. Даже если бдительные сотрудники МВД и захотели бы открыть машину, то увидели бы только мешки из-под сахара. Да к тому же у сопровождающего был "единый российский спецпропуск" - валюта, которой он мог бы расплатиться с любым придирчивым постовым.

В начале сентября 1999 года груз доставили в Москву. Поначалу автопоезд был оставлен на стоянке на Московской автомобильной кольцевой дороге. А на следующее утро террористы второй разведгруппы Гочияева уже показывали место для хранения взрывчатки. "Временным тайником" стал столичный ангар-склад, расположенный по адресу: улица Краснодарская, дом 70.

Также боевиками было найдено около ста адресов подвальных помещений в жилых домах, а также однокомнатные квартиры на первых этажах в разных районах столицы, которые сдавались в аренду. Многие коммерсанты, разместившие свои объявления в многотиражных газетах "Из рук в руки" и "Аренда", сразу же соглашались сдавать жилую площадь неизвестным лицам, порой даже не проверив их документы. К тому же им предлагалась щедрая оплата.

Гочияев полностью подтверждал свою кличку Лиса. Он не только воспользовался при въезде в Москву поддельным паспортом на имя Лайпанова, но и почти три раза "путал следы", меняя адреса своего жительства. Отлично понимая, что правоохранительные органы рано или поздно могут заинтересоваться "бизнесменом с Кавказа", псевдо-Лайпанов торопил подельников и остановил свой выбор на нескольких складских помещениях на юге Москвы.

Итак, в начале сентября 1999 года в складские помещения домов на улице Гурьянова, Каширском шоссе и Борисовских прудах были завезены мешки со взрывчаткой, которые доставлялись на малотоннажном автотранспорте в несколько приемов. Для всех окружающих, кто видел разгрузку "товара", это был сахар, который добропорядочные коммерсанты привезли со Ставрополья.

В опечатанных складских помещениях все было приготовлено к взрывам. О "готовности N1" Гочияев доложил в Чечню, лично Хаттабу.

В ночь с 8 на 9 сентября столицу потрясло эхо сильнейшего взрыва. На воздух взлетел многоэтажный жилой кирпичный дом N 19 на улице Гурьянова. В одно мгновение под завалами погибли более ста человек.

Уже через час после ЧП к оперативно-розыскным мероприятиям приступила совместная группа сотрудников ФСБ России и МВД РФ. Внимательно, миллиметр за миллиметром осматривалось место трагедии, оперативники искали любую зацепку, которая могла бы пролить свет на это дело. К концу четвертых суток следователям из ФСБ стало известно, что одним из возможных исполнителей террористического акта мог быть некто Лайпанов, арендовавший склад в этом доме.

Еще не успели разобрать груды искореженных панелей и установить личности погибших, как второй ночной взрыв 13 сентября на Каширском шоссе унес еще десятки жизней ни в чем не повинных москвичей. Вновь была кропотливая работа следователей. И опять в списке потенциальных исполнителей появилось имя Лайпанова.

Задержать по горячим следам Лайпанова-Гочияева сотрудникам ФСБ не удалось. Как стало известно чуть позже, он скрылся из столицы сразу же после взрывов. Но зато оперативникам удалось установить, что этим "коммерсантом" был арендован еще один подвал по адресу: Борисовские пруды, дом 16, корпус 2. Саперы успели вовремя - взрывное устройство должно было сработать в ближайшие дни. Вновь в многоэтажном доме.

В складе-ангаре, ранее использованном Гочияевым, сотрудники спецслужб обнаружили еще более 4 тонн взрывчатых веществ и около двадцати адресов, отмеченных красным карандашом, предназначенных под сдачу в аренду. Ими боевики воспользоваться не смогли.

Уже к 20-м числам сентября 1999 года Следственное управление ФСБ РФ заочно предъявило обвинение всем к тому времени уже установленным членам террористических групп. Однако арестовать их в то время не удалось. Все причастные к московским взрывам террористы исчезли на территории Чечни, где воевали против российских войск в так называемом "Карачаевском батальоне".

"МОСКВУ НАДО ПОСТАВИТЬ НА КОЛЕНИ"

В первой половине 2000 года Гочияев получает очередное задание от Хаттаба - провести серию взрывов на территории России. Гонорар за предстоящие террористические акты вновь оценен в сотни тысяч долларов США. "Москву надо поставить на колени", - напутствовали террористов в Чечне.

На этот раз Лиса создал группу из проверенных в боях людей, каждый из которых был профессиональным разведчиком и взрывником. Им удалось через территорию Ингушетии выйти на Ставрополье и в КЧР, где, действуя на нелегальном положении, они ставили перед собой задачу провести серию взрывов в Москве, Ростове-на-Дону. Планировалась установка взрывных устройств в жилых домах и в больницах, в автомобилях, на железнодорожном транспорте и вокзалах, в аэропортах и даже в посылках мин-ловушек. Однако сотрудниками ФСБ все члены террористической группы Гочияева были арестованы. Но Лиса успел скрыться. Несмотря на это, заслуга сотрудников ФСБ в том, что все эти преступления остались только лишь в планах боевиков.

Оперативниками ФСБ РФ были установлены исполнители. Но кто выступал заказчиков, оставалось неясным до весны 2002 года.

Анализ имеющихся материалов, которыми располагают спецслужбы, свидетельствует: руководители и большинство членов групп, организовавших теракты в российских городах осенью 1999 года, прошли все стадии спецподготовки в районе чеченских населенных пунктов Урус-Мартан и Сержень-Юрт. Доказано, что они принимали участие в боевых действиях против федеральных сил на территории Чечни и Дагестана и являются приверженцами радикального течения ислама - ваххабизма. Установлено также, что непосредственный подбор кандидатов для исполнения терактов на территории России осуществлялся по поручению полевых командиров чеченских незаконных военных формирований.

Арестованный террорист Михаил Муласанов поведал, что летом 1999 года он прошел минно-взрывную подготовку в исламском боевом учебном центре "Кавказ". Там же он получил от одного из инструкторов-чеченцев предложение за денежное вознаграждение совершить серию взрывов в Пятигорске. Получив пять самодельных взрывных устройств и собрав группу из земляков-ногайцев, в конце 1999 года он выехал в Пятигорск, где был арестован правоохранительными органами.

В марте 2000 года в ходе проведения оперативных мероприятий и следственных действий была арестована вышеупомянутая группа Гочияева, направленная из Чечни в Россию для совершения диверсии. В СИЗО "Лефортово" оказались Бостановы, Французов, Байрамуков, Кубанов и Туганбаев.

В ходе следствия выяснилось, что они, находясь в январе-феврале в составе незаконных вооруженных формирований на территории Чечни, принимали участие в боевых действиях. По предложению. Гочияева они вступили в созданную главарем одной из банд, арабом по национальности Абу-Умаром, группу боевиков для совершения терактов на территории России.

Пройдя в Шатое подготовку по взрывному делу, террористы получили от инструкторов около 40 кг взрывчатки для детонирующих зарядов, более 100 электродетонаторов и прочее необходимое для терактов оборудование и в начале марта этого года через Ингушетию добрались до города Черкесска. Здесь, на территории Карачаево-Черкесии, при активном содействии местных жителей из числа ваххабитов террористы продолжили подготовку к выполнению "поставленной задачи". Осуществить преступные планы им помешал арест.

Согласно своим показаниям, члены этой группы должны были действовать по двум направлениям под руководством Гочияева и Крымшамхалова. Объектами диверсии были избраны военные госпитали в Краснодаре и Ростове-на-Дону, пассажирские поезда Пятигорск - Москва, жилые дома в Москве. Террористам были также поставлены задачи отправить по различным адресам 30 почтовых посылок со взрывными устройствами, а также изучить возможность совершения терактов на общественно опасных промышленных объектах. По словам арестованных, Гочияев и Крымшамхалов, находясь в лагерях чеченских боевиков, не скрывали среди окружения своего участия в совершении взрывов жилых домов в Москве и Волгодонске.

Следствие продолжается. Выясняются новые подробности терактов, совершенных осенью 1999 года в российских городах. Пополняется список арестованных преступников. С каждым установленным и преданным гласности фактом остается все меньше почвы для слухов и кривотолков. Весной 2002 года в руки сотрудников Следственного управления ФСБ РФ попали неопровержимые документы, говорящие о том, что организатором взрывов в российских городах был лично полевой командир Хаттаб.

***

Из досье "Красной звезды":

Эмир ибн Аль Хаттаб, он же "Ахмед однорукий", он же "Черный араб", примерно 1963 года рождения, рост 176-178 см, подданный Королевства Саудовская Аравия. Выходец из состоятельной семьи, имел семерых братьев и множество родственников. Был женат.

Был подполковником Вооруженных Сил ЧРИ, удостоен высших воинских наград Чечни: двух орденов "Честь нации" и золотой медали "Доблестный воин". С 1988 года принимал активное участие в боевых действиях против советских войск в Афганистане, затем воевал в Таджикистане на стороне оппозиции. В Чечню прибыл в 1994 году в составе группы выходцев из стран Ближнего Востока.

По некоторым данным Хаттаб в течение 17 лет принимал, участие в различных боевых действиях, в том числе в Афганистане на стороне моджахедов, в странах Персидского залива (предположительно в Ираке) и против Израиля, был инструктором в лагерях афганских моджахедов на территории Пакистана.

Был командиром отряда иностранных наемников "Джамаат Ислами" в Чеченской Республике. Опытный и хорошо подготовленный боевик-террорист владел всеми видами стрелкового оружия. Имел репутацию специалиста минно-подрывного дела. Лично вел обучение подчиненных ему боевиков. Для передвижения Хаттаб использовал автомобили "Нива" белого цвета, КамАЗ, ЗИЛ.

Владел несколькими иностранными языками, в том числе и русским. По имеющимся данным, погиб весной 2002 года.