Распечатать   Закрыть окно
ДЕТИ ПОД КОЛПАКОМ У СВОЛОЧЕЙ
07.02.2006

Турченко Сергей

“Труд”. 07.02.2006 года

После просмотра фильма “Сволочи” первым делом захотелось найти документальные первоисточники сценария. Ведь это же сенсация! 60 с лишним лет прошло после войны, а никто и слыхом не слыхивал о том, что НКВД в 1943 году создало секретную школу, в которой из 13-15-летних сирот готовились диверсанты-смертники для заброски в фашистский тыл.

В Центральном архиве ФСБ выразили скептическое отношение к “сенсации”:

- Мы снова и снова перелопатили все фонды - никаких подростковых диверсионных школ советская сторона не создавала. За все годы войны существовала единственная диверсионная школа подростков, но она работала под эгидой немецкой разведки. На сей счет в архиве имеются многочисленные документальные свидетельства. Если бы автор и режиссер “Сволочей” обратились к нам, они получили бы материалы для не менее остросюжетного, но правдивого фильма.

“ОСОБАЯ КОМАНДА ГЕМФУРТ”

В архиве меня ознакомили с 11 папками оперативно-розыскных и уголовных дел с грифом “Совершенно секретно”.

Из справки ФСБ: “В июле 1943 года в мест. Гемфурт, вблизи гор. Кассель (Германия) “Абверкомандой 203” была организована школа диверсантов из подростков. Именовалась она - “Особая команда Гемфурт”.

В школе обучались подростки обоего пола от 13 до 17 лет. Набор производили из сирот, находившихся в детских домах в Орше и Смоленске. Вербовали подростков-мальчиков якобы воспитанниками в “Русскую освободительную армию”, а девушек - в школу медицинских сестер. После соответствующей обработки подросткам объявляли, что из них будут готовить агентов-диверсантов, добивались согласия и оформляли вербовку. Наряду с изучением средств и способов совершения диверсионных актов агенты усиленно обрабатывались в антисоветском духе и занимались строевой и физической подготовкой.

Переброска окончивших школу агентов осуществлялась “Абверкомандой 203” самолетами.

Агентура снабжалась взрывчатым веществом, имевшим внешний вид каменного угля, и получала задание совершать диверсионные акты на железных дорогах, питающих центральный участок фронта.

В сентябре 1944 года в “Абверкоманду 203” был внедрен агент “Смерша”, который сумел вывести большую часть курсантов в расположение советских войск. Впоследствии по его данным были арестованы начальник школы Роберт Шимек, его помощник Николай Фролов, преподаватели Юрий Евтухович, Николай Горохов, Леонид Уткин, Григорий Абрамов и другие”.

“ПОДРОСТКИ НЕ ВЫЗЫВАЮТ ПОДОЗРЕНИЙ”

Уголовные дела “учителей” школы похожи друг на друга: кроме офицера абвера Шимека, все они - из советских военнопленных, вступивших во власовскую армию, а затем завербованных германской разведкой. Любопытно, что идею использования в подрывном деле детей предложил фашистам бывший советский десантник Фролов, аргументировав ее так: “Подростки не вызывают подозрений”. Фашисты и предатели просчитались в другом: большинство “диверсантов”, несмотря на запугивание репрессиями, после переброски в наш тыл сдалось властям.

Совершенно секретно
Народному комиссару
госбезопасности СССР
товарищу Меркулову В.Н.


ДОКЛАДНАЯ ЗАПИСКА


29 августа с.г. на территории Минской области сдались патрулю подростки-парашютисты, заброшенные немцами в наш тыл с диверсионными заданиями... по совершению диверсий на железнодорожном транспорте, порче автомашин и средств проволочной связи. В этих целях они были снабжены каждый четырьмя шашками взрывчатых веществ, похожих на куски каменного угля весом 600-700 граммов, которые должны были подбрасывать в тендеры паровозов.

Допросом задержанных установлено, что в Орше в сентябре 1943 года из различных детских домов было отобрано немцами до 70 подростков 11-13 лет, которых переправили в Германию.

По прибытии в лагерь в районе деревни Гемфурт им объявили, что они будут обучаться в разведшколе для дальнейшей заброски в Советский тыл. В октябре 1943-го начались занятия по подрывному и парашютному делу.

…В ночь с 27 на 28 августа 1944 года группа была попарно сброшена с двух транспортных самолетов в районах крупных железнодорожных узлов.

Народный комиссар
госбезопасности БССР
Л.Цанава.
31.08.44 г.


Таких документов в оперативно-розыскном деле множество. Ребята сдавались пачками. Школа фактически работала вхолостую. Зафиксировано лишь около десяти достоверных случаев, когда “диверсанты” подкладывали шашки под рельсы.

БОЯЛИСЬ И НЕМЦЕВ, И СВОИХ

Итак, создатели “Сволочей” перепутали “всего лишь” принадлежность диверсионной школы: они клеймят позором НКВД за дела абвера.

Ну а как обстоит дело с правдивостью в изображении бывших советских детдомовцев? В фильме они показаны жестокими зверятами.

А судя по протоколам допросов, реальные “диверсанты” были вполне нормальными детьми, правда, в большинстве запуганными и оглушенными бедами и потерями войны.

Вот характерная судьба.

Александр Строганов, 1928 года рождения. В период фашистской оккупации вместе с отцом и братом ушел в партизанский отряд имени Суворова.

В одном из тяжелейших боев подразделение отряда было рассеяно. Брата и отца убили. Александр, не зная, что делать дальше, пошел в свою деревню. По дороге его арестовал немецкий патруль. Мальчишку отправили в детдом в Оршу. Оттуда его обманом увезли в Гемфурт. После выброски в наш тыл Строганов долго скрывался в лесу, боясь своих. Потом нашел силы пойти с повинной.

Некоторые нюансы быта “диверсантов” зафиксированы в показаниях Александра Якубова: “Распорядок в школе был таким. Подъем в 8 часов. После завтрака нас собирали в одной из комнат общежития и проводили теоретические занятия примерно до 12 часов. После обеда - тактические занятия до 17 часов. Остальное время мы были свободны: ходили по лесу, летом купались в озере, в комнате отдыха играли в шашки, слушали патефон. Иногда с нами проводили политзанятия. Обычно начальник школы. Он говорил, что германская власть лучше, чем в Советском Союзе, и что детям в Германии (а также всему народу) живется лучше, чем в СССР.

Перед выброской в тыл советских войск нас переодевали в гражданскую одежду, выдавали толовые шашки, зажигательные капсулы, продукты питания на пять дней и 400 рублей денег. Начальник школы лично инструктировал и угрожал, что за каждым из нас будет следить специальный человек, который расстреляет того, кто не выполнит задание”.

О том, что “диверсанты” в своем большинстве были неопасны, свидетельствует и беспрецедентно мягкая реакция “органов” на их действия. Для тех, у кого руки не были в крови, особое совещание при НКВД СССР постановило: “Зачесть в наказание срок предварительного заключения и из-под стражи освободить”. Часть подростков была отправлена в детские ИТЛ до совершеннолетия. И лишь единицы, те, кто действительно взрывал и убивал, получили сроки от 10 до 25 лет.

Остается вопрос: почему вместо вполне доступной правды о преступном использовании детей на войне по России пошла гулять злая, показанная в фильме ложь - по недомыслию это делается или с подлым умыслом?

PS:

Павлючик Леонид

НИ ЛЮБВИ, НИ ТОСКИ, НИ ЖАЛОСТИ В ШИРОКО РАЗРЕКЛАМИРОВАННОМ ФИЛЬМЕ “СВОЛОЧИ” ИСТОРИЧЕСКОЙ ПРАВДОЙ И НЕ ПАХНЕТ

“Труд”. 07.02.2006 года

Выходу в прокат фильма “Сволочи”, как теперь водится, предшествовала мощная рекламная артподготовка. Толпа пацанов с обнаженными торсами, брутально смотрящих с рекламных афиш и телевизионных экранов, буквально впечаталась в сознание. Деваться некуда: иди и смотри.

Сходил. Посмотрел. Смотреть между тем не на что. Особенно сколько-нибудь “продвинутому” в современном кинопроцессе зрителю. Ни тебе компьютерных эффектов, как в “Дневном дозоре”, ни головокружительного сюжета, как в “Турецком гамбите”, ни масштабных батальных сцен, как в “9 роте”, ни завлекательной детективной интриги, как в “Статском советнике”, ни хотя бы внятно рассказанной истории…

Между тем “Сволочи” - фильм не проходной, претендует ни много ни мало на новые подходы в освоении военной темы в нашем кино. Мол, раньше нас кормили полуправдой, а нынче будет рассказана вся правда о бесчеловечном государстве, о взрослых дядях-сволочах, которые бестрепетно посылали 14-летних детей на верную гибель. По этому поводу сценарист Владимир Кунин, срыватель всяческих стыдливых драпировок с запретных ранее тем (прославился в перестройку пионерским для нашего кино фильмом о проститутках - нашумевшей “Интердевочкой”), соответствующий сюжетец придумал. О том, как малолетнюю уголовную шпану, грабящую, убивающую не хуже взрослых бандитов, вместо того, чтобы строго карать по законам военного времени, отправляют в спецшколы, где из них готовят камикадзе-диверсантов для засылки в тыл врага.

- Не было таких спецшкол для подростков, - в один голос заявляют историки и ветераны войны. Но сценаристу Кунину и режиссеру Александру Атанесяну историки и ветераны не указ. Не было, но могло ведь быть, бодро отвечают они на все упреки в антиисторизме, в недостоверности. “А “Мастер и Маргарита” достоверен? - наивно вопрошает режиссер в одном своем интервью. - Что, Воланд действительно посещал Москву?”

Как говорится, приехали. Неужели опытный режиссер и впрямь не понимает разницы между фантастическим, щедро замешанным на мистике романом и фильмом о событиях Великой Отечественной войны. Многие миллионы погибших в той войне - и так непомерно горькая цена за победу. Гуманно ли, милосердно ли добавлять в эту страшную статистику еще и выдуманные, нафантазированные авторами фильма детские потери - пусть они в данном случае и чисто кинематографического свойства?

Ставка на заведомую неправду всегда мстит создателям произведения. В рассказе о том, чего не было, трудно быть хоть сколько-нибудь убедительным, доказательным. Не оттого ли в фильме, тяготеющем все-таки не к фантастике, а якобы к строгому документализму, многое из происходящего на экране кажется обыкновенной липой? И крутые пацаны с засвеченными в “Ералаше” лицами бранятся в фильме как-то подозрительно по-сегодняшнему. И одежки на них какие-то живописно киношные, и кровь в сценах лютых подростковых драк проливается на экране вполне клюквенная. И взрослые лиходеи-инструкторы в исполнении Андрея Панина и Андрея Краско, которые поначалу не испытывают к своим подопечным ни любви, ни тоски, ни жалости, достаточно скоро превращаются для пацанов чуть ли не в чадолюбивых отцов. Глотая невидимые миру скупые мужские слезы, они, тем не менее, усердно готовят подростков к верной погибели. Малолетние уркаганы тем временем постепенно перековываются, становятся почти нормальными ребятами, вот только беспрестанно курят тайком. Хотя где они берут курево в отрезанной от внешнего мира спецшколе - непонятно.

И уж совсем таинственными, загадочными кажутся мне приключения юных диверсантов в горах Румынии, куда их забрасывают на самолете для диверсионной работы. Два оставшихся в живых пацана (других малолетних парашютистов немцы расстреляли еще в небе) под занавес фильма лихо взрывают хорошо охраняемый стратегический объект. Израненные, окровавленные, окруженные со всех сторон врагами, юные герои, тем не менее, остаются в живых. В финальных кадрах они неожиданно для зрителей предстают уже убеленными сединами ветеранами. Как они спаслись - опять-таки загадка. То ли выбрались каким-то чудом из румынских гор к своим - но для этого, подобно Гарри Поттеру, они должны уметь летать на метле, - то ли, получается, фашисты оказались гуманнее кровожадных русских и спасли, выходили юных диверсантов, которых родная страна послала на верную гибель…

Такой вот неожиданный поворот военной темы в нашем кино, на который Федеральное агентство по культуре и кинематографии в год 60-летия Победы, когда снимался этот фильм, денег решило не жалеть…

Особая команда Гемфурт