Если вы обладаете любой информацией о совершенных или готовящихся терактах, просьба обращаться в ФСБ России по телефону: +7 (495) 224-22-22

ЧЕЧЕНСКИЕ БУДНИ ВОЕННЫХ КОНТРРАЗВЕДЧИКОВ

ЧЕЧЕНСКИЕ БУДНИ ВОЕННЫХ КОНТРРАЗВЕДЧИКОВ
04.02.2000
Николай Богунов
"Независимое военное обозрение" (Москва). 4.02.2000 года
Они держат под контролем обстановку, обо всем информируют федеральное командование и вызволяют людей из плена.

О РАБОТЕ контрразведчиков широкой общественности известно очень и очень немного. Причем это относится не только к России деятельность органов, призванных противостоять вражеским спецслужбам, во всем мире окружена плотной завесой секретности. О том, чем конкретно они занимаются, можно судить только по отдельным, как правило, очень коротким сообщениям, которые изредка проскакивают в средствах массовой информации. Но даже в этом случае о многоплановой и скрупулезной работе, которая проводилась для достижения обнародованного результата, известно становится очень редко.

За годы войны в Афганистане "за речкой" побывали 1,2 тыс. военных контрразведчиков. А за период чеченской кампании 1994-1996 гг. воевало около 2 тыс. человек, многие из которых отмечены государственными наградами. Тогда погибли девять сотрудников военной контрразведки. К сожалению, этот скорбный список пополнился уже и в этом году 11 января возле населенного пункта Кири Чеберлойского района Чечни погиб оперуполномоченный отдела ФСБ по 136-й отдельной мотострелковой бригаде капитан Яцков. Кроме того, за эту кампанию получили ранения пять сотрудников военной контрразведки.

I. ОПЕРАТИВНАЯ РАБОТА

Для контрразведывательного обеспечения антитеррористической операции на Северном Кавказе при Объединенной группировке федеральных сил была создана и сейчас успешно функционирует специальная структура с довольно громоздким, но зато очень точным названием Временная оперативная группа Управления военной контрразведки ФСБ России в Северо-Кавказском регионе (ВОГ УВКР ФСБ РФ в СКР). Обо всех функциях, которые возлагались и возлагаются на это формирование, говорить нет необходимости, а потому остановимся лишь на некоторых из них. Оговоримся сразу, что выполнение этих функций было бы невозможным без активного и взаимовыгодного сотрудничества контрразведчиков с представителями других силовых структур.

ПОТОКИ

С началом активных боевых действий в Чечне через административную границу этой республики в сопредельные российские территории устремились потоки беженцев. Например, чеченская диаспора Моздока за октябрь численно увеличилась примерно вдвое. Затем, по мере того как федеральные войска освобождали район за районом от бандформирований, беженцы начали постепенно возвращаться в те места, где обозначалась тенденция к налаживанию мирной жизни. Другими словами, через административную границу за последние несколько месяцев в обе стороны проследовали многие тысячи людей. Бывали дни, когда только через один КПП ?14, или как его называют иначе, "Октябрьское", что в Северной Осетии, проходило по 300-400 человек, а то и более. Большинство из них простые люди, которым и засилье бандитов, и эта война уже порядком надоели.

Однако далеко не все. Сотрудники военной контрразведки располагают данными о том, что масхадовско-басаевское руководство Чечни разработало целую программу по стимулированию исхода беженцев с территории республики, которую и осуществляло, преследуя тем самым свои планы. Под видом беженцев на территорию Ингушетии, Северной Осетии. Ставропольского края и Дагестана пытались проникнуть боевики как с целью выполнения каких-либо заданий своего командования, так и просто желавшие пересидеть лихую годину на российских харчах. Сотрудники УВКР совместно с сотрудниками милиции и Федеральной миграционной службы проверяли у беженцев документы, беседовали с ними с целью получить информацию, которая была бы полезной для подразделений федеральных сил. Короче говоря, выполняли комплекс мероприятий по выявлению скрывающихся бандитов и их пособников.

Насколько была эффективна эта работа, можно судить по некоторым фактам. Так, например, после прохождения только одной очередной партии беженцев на КПП "Кавказ" в кювете осталось лежать несколько документов. Очевидно, их выбросили владельцы, увидев, насколько строго проверяют лиц, пытающихся покинуть территорию Чечни. И в этом ничего удивительного нет - удостоверения и карточки оформлены на сотрудников чеченских спецслужб. Среди них: капитан Ахмед Ваганов, старший лейтенант Саламбек Витаев, старший оперуполномоченный Министерства шариатской госбезопасности (МШГБ) подполковник Сосланбек Харукаев и другие.

Всего же на контрольно-пропускных пунктах, расположенных вдоль административной границы Чечни, при участии сотрудников военной контрразведки задержаны десятки человек, небезосновательно подозреваемых в том, что они являлись активными участниками банд-формирований. Вот имена лишь некоторых из них: Агашери Алмаз-оглы Алхазов, который, судя по его документам, какое-то время служил в азербайджанской полиции, сотрудник МВД Чечни Руслан Инсаев, находившийся в федеральном розыске с 1995 г., сотрудник МШГБ Муса Мерсиев и другие.

АНАЛИЗ СИТУАЦИИ

Принимали участие военные контрразведчики и в подготовке встреч руководства федеральных сил с главами администраций, представителями общественности и духовенства чеченских населенных пунктов и районов.

Следующий этап работы, выполняемой офицерами Временной оперативной группы, анализ документов, захваченных в административных зданиях и в штабах разгромленных бандформирований. Дело это чрезвычайно важное, ответственное. Причем просто добыть полезные сведения недостаточно. Необходимо оценить, какие факты и каким образом наиболее целесообразно использовать. Одни из них попадают только в сводки для руководства, другие используются в оперативной работе, ну а что-то распространяется через средства массовой информации, дабы общественность имела возможность на конкретных фактах убедиться, какие международные бандитские объединения пытаются противопоставить себя не только России, но и всему цивилизованному миру.

В качестве примера можно привести захваченные документы, которые убедительно показывают, сколько безобразий творилось накануне ввода федеральных войск в Чечню, в частности в деле выплаты зарплаты, пенсий и пособий госслужащим. Подчеркнем, что средства на эти цели верхушка Ичкерии добросовестно получала из федерального бюджета, а потом... расходовала их по своему усмотрению. Зарплата учителям и врачам не выплачивалась по несколько лет, школы и больницы влачили нищенское существование, в то время как денежки на них худо-бедно, но шли... Дело в том, что перечисляемые средства в качестве пособий получали боевики участники военной кампании 1994 1996 гг. Другими словами, Россия, будучи не в силах поддержать материально своих участников войны, по сути дела опосредованно содержала сепаратистов, от рук которых погибло столько наших солдат. Например, в Серноводске не выплачивалось пособие отцу трех сыновей, погибших в боях против федеральных войск; сотрудница Сунженского узла связи Амагова присваивала себе пенсию погибшей Ахмадовой; ответственные за распределение гуманитарной помощи С. Махаури и М. Дадалов машинами вывозили на продажу украденные у своих земляков продукты. И это лишь единичные факты, которые стали известны военным контрразведчикам. Понятно, что такие данные должны были стать достоянием общественности.

Другой пример. Документы убедительно свидетельствуют, что в Чечне активно проводилась оголтелая антирусская кампания. Боевики и их семьи бесцеремонно занимали дома и квартиры, ранее принадлежавшие русским (в данном случае под словом "русский", понятно, имеются в виду не только русские, украинцы, белорусы, казаки, но и цыгане, дагестанцы, осетины, представители других "не чеченских" национальностей). Так, в станице Асиновская в доме, расположенном по адресу ул. Советская, 65, из которого выжили Зинаиду Селезневу, поселилась семья Лейлы Ферзаули, у которой один сын погиб, второй был ранен во время боев на стороне сепаратистов, двое сыновей благополучно проживают в России, а шестеро остальных детей находятся на иждивении матери. В станицах Ишерской, Наурской, да и в других для строительства оборонительных сооружений активно привлекались местные жители "не чеченцы", которые не желали воевать против федеральных войск. Тех же, кто отказывался, безжалостно убивали. Известен случай, когда боевики за такое "преступление" расстреляли даже турка, невзирая на единство веры.

ФИЛЬТРАЦИЯ

В период массового исхода мирных жителей из северных районов Чечни в селе Красногвардейское боевиками был устроен фильтрационный лагерь, откуда едва ли не всех русскоязычных мужчин-беженцев принудительно направляли на строительство оборонительных сооружений на северных склонах Терского хребта. В населенном пункте Чернокозово была зверски замучена чета Леновых, причем над трупами супругов бандиты издевались даже после их смерти. В станице Мекенской некий Ахмед Ибрагимов просто так, ни за что ни про что, расстрелял из автомата 39 русских односельчан. ВОГ располагает поименным списком жертв этого расстрела. Казачьего атамана одной из станиц утопили в Тереке, скрутив ему руки и ноги проволокой. Его мать до сих пор не знает об этом, ждет и надеется, что он где-то в плену. Огромный список можно составить из имен русских женщин, изнасилованных "борцами за ислам".

А чего стоят захваченные в одном из местных районных отделов Шариатской госбезопасности списки местных жителей, которые добровольно сотрудничали с ШГБ (читай: оставшихся в нашем тылу вражеских агентов, а то и потенциальных террористов)? А списки лиц, причастных к распространению наркотиков? А списки местных жителей, которые воевали против федеральных войск и которым было выдано оружие? А информация о гражданах сопредельных государств, которые помогали главарям банд-формирований?..

Попадают в руки военных контрразведчиков и материалы иного рода. Это документы, захваченные непосредственно на поле боя. Такие разрозненные бумаги могут рассказать о многом. Например, о численности и составе подразделений банд-формирований, которые обороняются на данном участке фронта.

Так, в районе высоты 500.8, где проходили тяжелые бои, было найдено захоронение, в котором оказалось восемь тел, в том числе один боевик, засыпанный живьем, убитый своими в затылок из пистолета командир группы Магомед Хямзатов, двое родных братьев Исмаиловых. Обнаруженные у них документы позволили определить состав и численность отошедшей группировки. Кстати, у одного из убитых в кармане оказалось портмоне с визитными карточками, которые свидетельствовали об обширных связях убитого в мире российского бизнеса, а также с политическими деятелями некоторых сопредельных государств. Информация по ним с целью проверки передана в соответствующие органы.

ДОЗОРЫ ТЫЛУ

Большая работа проводится и в тылу федеральных войск, которые, выполнив свою задачу, продвигаются вперед. Дело в том, что за спиной армии остается немалое число диверсантов и террористов, которых необходимо обезвредить как можно более оперативно. Например, неподалеку от Грозного в районе боевых действий обнаружен и задержан боевик без документов. Выдавая себя за чеченца, уроженца Зибир-Юрта, по-чеченски он говорил очень слабо. Даже в собственном имени путался, называя себя то Ваха Ильясов, то Бислан Юнусов. Своего участия в составе бандформирований не отрицал, говорил, что воевал в отряде некого Рамзана, где получил личное оружие. Судя по всему, он являются либо цыганом, либо таджиком, но никак не чеченцем.

Другой лазутчик, попавший в руки контрразведчиков, оказался русским бомжем Александром Набычаевым, который под видом пастуха следил за передвижениями федеральных войск и передавал сведения "за харчи".

Был задержан также Магомед Астаханов, снайпер-смертник, которого на период боя приковывали за ногу к дереву. Он должен был прикрывать отход "борцов за ислам", если их вышибут с занимаемых позиций. Однако Магомеду одному помирать не хотелось, и он исхитрился сбежать от своих единоверцев.

Список задержанных можно продолжать до бесконечности, Равно как и рассказывать, о чем поведали задержанные.

Допросы вообще нередко приносят интереснейшую информацию. Так, некий Джимми Тандуев, ныне отбывающий срок за бандитизм, в 1996 1998 гг. проходивший подготовку у Хаттаба, подробно рассказал о путях проникновения международных террористов на территорию Чечни через сопредельные государства.

К слову, о том, что бандиты планируют применить в Чечне химическое оружие, офицеры Временной оперативной группы УВКР своевременно предупредили командование еще в октябре прошлого года. Военным контрразведчикам стало известно, что Басаев пытался найти оружие массового поражения непосредственно в России, а Удугов вел переговоры о том же с неофициальными лицами и организациями Ирана, Пакистана и Афганистана. Не исключается и вероятность того, что федеральные войска будут подвергнуты радиационному облучению, для чего можно использовать, например, отработанные промышленные радиоактивные стержни, оставленные в местах предположительного размещения российских подразделений. Контрразведчики информировали соответствующие структуры и о том, что в районы, которые боевики вот-вот должны были покинуть под натиском федеральных войск, активно завозились наркотики.

Предупреждение преступлений также забота офицеров ВОГ. В частности, именно они неоднократно информировали командиров и гражданские власти о возможности совершения терактов на том или ином объекте, а также о тех лицах, которые могут быть в этом повинны. Общеизвестно, что в лагерях Хаттаба активно готовились террористы самой широкой специализации. Информация, которую военные контрразведчики получали из различных источников, оперативно поступала в соответствующие, как принято говорить, компетентные органы.

Ну, и конечно же, военные контрразведчики сообщают о том, какие преступления были совершены на освобожденных территориях в период "шариатского правления". Например, Селим-мулла с одним из старейшин из населенного пункта Первомайское Надтеречного района вступили в переговоры с командиром подразделения федеральных сил. В тот же вечер местный головорез Арби Закаев со своими "нукерами" приехали в село на двух "уазиках", согнали жителей и на глазах у всех зарезали несчастных стариков. В окрестностях Ведено в подвале одного из домов обнаружены трупы 19 врачей, в основном русских, которые были убиты за то, что отказались лечить раненых бандитов. В Надтеречном районе был зверски забит палками до смерти активный сторонник контактов с федеральной властью, авторитетный представитель местной администрации Шамиль Лабазанов. Бандиты пытались свалить это преступление на российские войска, однако сделали это настолько неуклюже, что опровергнуть обвинения сотрудникам ВОГ УВКР не составило особого труда. Их аргументацию местная общественность признала убедительной.

Вполне понятно, что это лишь некоторые аспекты многоплановой работы военных контрразведчиков в зоне проведения антитеррористической операции. Но, наверное, и эти отдельные штрихи дают достаточно полное представление о том, насколько их работа нелегка и в то же время плодотворна.

II. ТЕРНИСТЫЙ ПУТЬ НА ВОЛЮ

Незаконно удерживаемые лица, в обиходе заложники или пленные... До недавнего времени в чеченских застенках томилось, по разным данным, от 350 до 1000 человек. Сколько сейчас не знает никто. Одних бандиты и поныне используют в качестве "рабсилы" на строительстве оборонительных рубежей в горных районах Чечни, других расстреляли и замучили при отступлении, третьих, за кого по-прежнему надеются получить выкуп, сумели переправить за границу... Кого-то удалось выкупить или обменять.

За каждым случаем освобождения стоит сложнейшая и кропотливая работа, в которой, как правило, участвует немало людей. О некоторых подробностях того, как именно это происходит, и пойдет речь ниже.

СУДЬБА ПЕРВАЯ: АНЗОР УСАМОВ

Это произошло в феврале прошлого года. Четырнадцатилетнего парня похитили, когда он шел в школу. Похитили свои же, чеченцы. Все было просто и буднично: подъехала машина, в которой сидели четверо мужчин, Анзора схватили и втащили в джип. Никто из находившихся вокруг людей ничего не заметил.

Затем похитители позвонили родителям парня, уведомили о случившимся, назвали сумму выкупа, запретили обращаться за помощью в правоохранительные органы... По логике бандитов, деньги у Усамова-старшего должны были водиться: опытнейший специалист-энергетик, в прошлом он руководил "Грозэнерго", сейчас занимает солидный пост в РАО ЕЭС.

Однако Усамов-старший решил не идти на поводу у похитителей. И причина этого была самой естественной: незадолго до описываемых событий у Усамова уже похищали брата. И освободили за выкуп. Отец Анзора понял, что, если вновь отдать деньги, бандиты и впредь не оставят семью в покое.

Телефон Усамова поставили "на прослушку". Номер, с которого раздавались звонки с требованием выкупа, вычислили быстро. Это оказался мобильный телефон... близкого родственника Усамовых, некоего Бислана С., активного ваххабита-боевика.

Перед сотрудником ФСБ Сергеем З. , которому было поручено это дело, встал вопрос: является ли Бислан организатором киднэппинга или же просто кто-то воспользовался его аппаратом, чтобы ввести в заблуждение следствие? Усамов-старший категорически отрицал саму вероятность соучастия родственника в преступлении. Тем не менее, следователь ставить крест на этом варианте не собирался.

В дальнейшем выяснилось, что Бислан невиновен. Нужно было искать другие варианты.

И тут в дело вмешался Его Величество Случай.

На стол Сергею З. легло письмо от московского адвоката Андрея Князева. Суть письма такова. В следственном изоляторе уже почти 2 года сидит некий Мавлит Мутузов, чеченец по национальности. Хотя выдвинутые против него обвинения были отнюдь не бесспорны, Мутузов вполне мог получить большой срок заключения. В полной мере отдавая себе отчет в происходящем, Князев предложил руководству ФСБ: давайте попробуем обменять Мутузова на кого-нибудь из тех наших ребят, кто содержится в чеченском плену. У этого предложения был свой резон: Мавлит происходил из многодетной семьи, и, по меньшей мере, двое его близких родственников имели определенный вес в масхадовской Чечне (напомним: события разворачивались весной-летом 1999 г., до начала антитеррористической кампании на Северном Кавказе).

Естественно, в ФСБ за предложение ухватились. Здесь прорабатывалось несколько вариантов освобождения парня, но обычный обмен виделся одним из лучших. Князеву был направлен положительный ответ, к которому прилагался список из восьми человек, в обмене на которых Мутузова были заинтересованы федеральные власти. Первым в этом списке стоял Анзор Усамов.

Тут на сцене появляется еще один человек, которого мы назовем просто Посредник. Он чеченец. По определенным личным обстоятельствам изъявил готовность помочь в осуществлении обмена, однако, при условии сохранения его инкогнито. Посредник активно взялся за дело, согласовывая каждый свой шаг с сотрудниками соответствующих структур ФСБ.

Первым делом Посредник направился в Чечню и явился к двоюродному брату Мутузова Таусу Багураеву, бригадному генералу Чеченской Республики Ичкерия. Таус оценил "обменный" вариант освобождения родственника. Сразу принялся искать и тех людей, которые могли похитить Анзора, и тех, чье мнение могло повлиять на похитителей Анзора.

Что касается Посредника, тот рассудил, что для быстрого успеха освобождения мальчика путем обмена на Мутузова нужно задействовать как можно больше каналов. Поэтому параллельно Посредник обратился к председателю Совета национальной безопасности ЧРИ Хултыгову...

В результате активных действий Посредника четырнадцатилетний Анзор Усамов был освобожден безо всякого выкупа (!) в июле 1999 г. Хултыгов с гордостью объявил об этом в своем телеинтервью, представив данный факт как заслугу и проявление гуманности спецслужб Чечни. Он даже направил в Москву благодарность участникам операции со стороны "российских правоохранительных органов".

Было бы наивно думать, что со стороны бандитского руководства Чечни такой шаг и в самом деле был "актом доброй воли". Чеченцы пошли на подобный шаг исключительно из неких конъюнктурных соображений.

Однако факт остается фактом. Для семьи Усамовых возвращение сына домой было счастьем. Полугодичный кошмар остался в прошлом. Однако для Мавлита Мутузова, Посредника, адвоката Андрея Князева, для сотрудника ФСБ Сергея 3. удача обратилась коварным ударом. Причина проста: в связи с тем, что мальчик был освобожден официальными структурами Чечни без всяких условий, об освобождении Мутузова теперь не могло идти и речи. Напрасно Посредник пытался доказать, что Багураев также приложил к данному делу немало усилий, российская Фемида была непреклонна.

Все приходилось начинать сначала.

СУДЬБА ВТОРАЯ: АЛЕКСЕЙ НОВИКОВ

Верный своему намерению добиться освобождения Мавлита, согласовав свои действия с сотрудниками ФСБ, Посредник вновь отправился в Чечню. Теперь ему нужно было отыскать кого-нибудь из тех, за чье освобождение Мутузова освободили бы. Посредник получил примерный список из десяти человек, кого желательно было бы найти. В него входили захваченные бандитами поляки, югослав, израильтянин, а также российские журналисты, генерал Шпигун... Очень скоро Посредник понял, что эта задача для него непосильна. Тогда он решил действовать на свой страх и риск, попытать счастья без заранее оговоренных условий.

Посредник задумал отыскать и самостоятельно выкупить солдата, а затем попытаться обменять его на Мавлита. При этом необходимо было учитывать следующее обстоятельство. Не секрет, что военнослужащие нередко попадают в плен по собственной, как бы это выразиться помягче, недисциплинированности. Поэтому посредник решил найти такого солдата, которого взяли в плен непосредственно на поле боя, при обстоятельствах, не оставляющих и места для малейшего намека на его трусость или недисциплинированность.

И он такого нашел!

Им оказался младший сержант Алексей Новиков, уроженец башкирского города Салават. Во время боя был ранен командир взвода лейтенант Дмитрий Кортиков. Алексей Новиков бросился его спасать. В это время рядом взорвалась не то граната, не то мина... Двое суток раненый, истекающий кровью Алексей пролежал на поле боя, пока его не подобрали чеченские боевики. Новикову повезло: он не попал в руки отъявленным головорезам, его не добили на месте и не оставили просто умирать. Алексею даже оказали необходимую медицинскую помощь. Ранение оказалось тяжелым, и чеченцы, опасаясь заражения крови, склонялись к мысли о необходимости ампутировать Новикову ногу...

Тут-то и объявился Посредник. Он не только выкупил солдата у боевиков, но и обеспечил ему должную медицинскую помощь, ухаживал за ним. Узнав, что Алексею грозит ампутация, Посредник закупил лекарства, которые должны были остановить начинавшуюся гангрену, даже "утку" за ним выносил... Он взялся и за передачу родителям письма от Алексея и видеопленки, на которой тот заснят...

Не забывая о своем обещании об освобождении Мутузова и Новикова, Посредник привлек к участию в деле председателя башкирского Комитета по защите прав военнослужащих и членов их семей Владимира Самарчука. С его подачи судьбой воина заинтересовались депутаты парламента Башкирии и России... Казалось бы, вот-вот эта история завершится...

Однако нежданно коррективы в развитие ситуации внесла война. В Чечне началась крупномасштабная антитеррористическая операция. Вся выстроенная комбинация оказалась на грани срыва. Сама жизнь солдата мгновенно оказалась под угрозой.

И вновь проявил себя Посредник. Он в который раз отправился к боевикам и довел начатое дело до конца. Посреднику обеспечили свободный пропуск на территорию, которую тогда еще не контролировали федеральные войска. Он устремился по знакомому адресу...

Однако Посредника ждал новый удар. Оказалось, что Новикова забрали басаевцы. Они поместили Алексея в больницу и приставили к нему усиленную охрану. Что планировалось сделать с парнем в дальнейшем, трудно сказать. Посредник на этот счет не обольщался: "смена хозяев" ничего доброго Алексею не сулила. Поэтому Посредник не стал пассивно ждать развития ситуации и опять бросился за помощью к Таусу Багураеву, который, в свою очередь, по-прежнему мечтал об освобождении своего двоюродного брата Мавлита Мутузова. Багураев пишет личное письмо Басаеву. Послание везет все тот же Посредник. И Басаев идет навстречу просьбе сподвижника. Алексея Новикова не только отдают Посреднику, но и под охраной доставляют к ингушской границе.

Дальше солдата ждали госпиталь в Назрани, "борт" в Москву, встреча с родственниками, госпиталь в Подмосковье, квалифицированное лечение... Ногу Алексею спасли.

Что касается Мавлита Мутузова, то в Комиссию по помилованию при президенте России направлено ходатайство о его освобождении.

Две судьбы. Две истории. Две строчки в Книге судеб пленных этой войны.


Телефон доверия: (495) 224-2222 (круглосуточно)
Электронный адрес:
Почтовый адрес: г.Москва. 107031, ул.Большая Лубянка, дом 1/3

© 2014. © Федеральная служба безопасности Российской Федерации. 1999 - 2014 г.
При использовании материалов ссылка на сайт ФСБ России обязательна.