Размер шрифта Цвет:       Доп. настройки: Обычная версия сайта

Интервал между буквами и строками: Стандартный Средний Большой

Свернуть настройки Шрифт: Arial Times New Roman

Если вы обладаете любой информацией о совершенных или готовящихся терактах, просьба обращаться в ФСБ России по телефонам:
+7 (495) 224-22-22 8 (800) 224-22-22
Для получения информации о порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию российских и иностранных граждан (лиц без гражданства), выдачи пропусков для въезда (прохода) лиц и транспортных средств в пограничную зону, выдачи разрешения на неоднократное пересечение иностранными судами государственной границы Российской Федерации на море обращаться в ВЕБ-ПРИЕМНУЮ ФСБ России

Для получения справочной информации обращаться в ПОГРАНИЧНЫЕ ОРГАНЫ

ПОЧЕМУ ФСБ РУКОВОДИТ ОПЕРАЦИЕЙ В ЧЕЧНЕ

27.04.2001
Алексей Александров
"Российская газета". 27.04.2001 года

Неспособность "вождей независимой Ичкерии" установить элементарный правопорядок, организовать процесс мирного созидательного труда, обуздать нарастающую стихию анархии и бандитизма, работорговли и наркобизнеса привела к тому, что силы международного терроризма фактически создали на ее территории свою опорную базу. При попустительстве "официальных властей Грозного" иностранные эмиссары и инструкторы поставили на поток подготовку в специальных школах и лагерях "идейных борцов с неверными", террористов и диверсантов. На специальных мини-заводах ими изготавливались взрывные вещества, для этого использовался труд рабов. В республику начал стекаться сброд из многих регионов мира.

Этого пиратского плацдарма, уверовав в слабость России, летом 1999 года началось вооруженное нападение на Дагестан. Нашей Федерации был открыто брошен вызов: или остановить агрессора, или окончательно потерять право на суверенитет и территориальную целостность. Как известно, захватнические планы экстремистов простирались не только на Дагестан...

Разгром в этой республике бандформирований и созданных ими очагов ваххабизма вызвал злобу и ненависть у их сторонников, прошедших подготовку в лагерях Хаттаба. Они ответили сентябрьскими взрывами жилых домов в городах России. От них кровавые следы вели в Чечню, где их организаторы и исполнители надеялись спрятаться от заслуженного возмездия. С неизбежностью встал вопрос о нанесении удара по гнезду терроризма, разгрому баз и лагерей боевиков, ликвидации созданной ими криминально-мафиозной инфраструктуры. Без решения этой сложнейшей задачи невозможно было прекратить огненную волну насилия, накатывающую на южные рубежи России. Для того чтобы решиться залить этот разгорающийся огонь, усиленно раздуваемый из некоторых стран дальнего и не очень дальнего зарубежья, требовалась решимость и государственная воля, понимание глубинных потребностей своего многонационального народа. И они были проявлены руководством страны осенью 1999 года.

Так началась вторая кампания, призванная вернуть на чеченскую землю закон и порядок, нормы российского и международного права. Она явилась совершенно другой - по формам и методам проведения, отношению российского общества. Да и вряд ли была иная альтернатива силовому вмешательству, в том числе с использованием армейских подразделений. И надо сказать, что армия выполнила поставленные перед ней задачи.

Военная фаза операции была в основном завершена к исходу прошлого года. На начальной стадии контртеррористической операции успешно осуществлялось уничтожение крупных бандформирований и их лидеров. А вот противодействие их малочисленным группировкам, умело маскирующимся под мирных жителей, имело весьма низкую эффективность. Жизнь диктовала необходимость перехода к новым формам и методам борьбы с терроризмом в республике. Пропуск этой новой фазы грозил потерей всех достижений предшествующего периода.

Действительно, главари сепаратистов, осознав свою неспособность противостоять федеральным войскам в открытом бою, перешли к тактике широкомасштабной диверсионно-террористической деятельности. Опора при этом делалась на создание разветвленного бандподполья, в задачи которого входило проведение разведки мест дислокации федеральных сил, организация и осуществление терактов и акций устрашения в отношении представителей власти, военнослужащих, а также местных жителей, поддерживающих усилия по возрождению республики. Цель - любой ценой остановить начавшийся процесс созидания.

Против бандгрупп необходимы не войсковые операции, а специальные мероприятия. В сложившейся ситуации в государстве нужно было найти такую структуру со свойственными ей функциями, которая бы профессионально вела борьбу с терроризмом, предотвращала диверсии, принимала превентивные меры в отношении бандподполья, создала условия для мирной жизни населения Чеченской Республики. Не говоря уже о противодействии усилиям спецслужб некоторых иностранных государств, заинтересованных в том, чтобы наша страна, "обесточенная" кризисом на Кавказе, продолжала терять свою геополитическую субъектность. Понятно, что все это не функции армии.

Такой структурой в нашей стране по закону является Федеральная служба безопасности. Так что Указ Президента Российской Федерации "О мерах по борьбе с терроризмом на территории Северо-Кавказского региона Российской Федерации" от 22 января 2001 года ь61 вполне логичен. Анализ развития нынешней обстановки в Чечне свидетельствует о правильности курса по наведению конституционного порядка в регионе и восстановлению территориальной целостности государства. Надо сказать, что и на Западе такой подход был воспринят без каких-либо серьезных претензий и оговорок.

Это решение базируется и на основах российского законодательства о борьбе с терроризмом. Не думаю, что у кого-то возникают сомнения, что на территории Чечни действия боевиков квалифицируются как терроризм. Посмотрите ст. 3 Федерального закона "О борьбе с терроризмом" от 25 июля 1998 года или ст. 205 Уголовного кодекса РФ. Глава 3 вышеупомянутого закона полностью регламентирует проведение контртеррористической операции. В ст. 10 этой главы указано, что для непосредственного управления контртеррористической операцией создается оперативный штаб, возглавляемый представителем ФСБ или МВД РФ - в зависимости от того, компетенция какого федерального органа исполнительной власти будет преобладающей в проведении контртеррористической операции. К чьей компетенции в большей степени на сегодняшний день относятся события на Северном Кавказе, вопроса не возникает.

В пунктах "д" и "е" статьи 12 Федерального закона "Об органах федеральной службы безопасности в Российской Федерации" от 3 апреля 1995 года указано, что органы ФСБ обязаны "выявлять, предупреждать и пресекать акты терроризма", разрабатывать и осуществлять во взаимодействии с другими государственными органами меры по борьбе с коррупцией, незаконным оборотом оружия и наркотических средств, контрабандой, деятельностью незаконных вооруженных формирований, преступных групп, отдельных лиц и общественных объединений, ставящих своей целью насильственное изменение конституционного строя Российской Федерации".

Вместе с тем целесообразно ускорить принятие нового закона "О чрезвычайном положении", который усилил бы правовую базу борьбы с терроризмом и предоставил правоохранительным органам дополнительные возможности в работе по стабилизации обстановки в "горячих точках". В частности, Госдума уже приняла решение об увеличении срока задержания подозреваемых в совершении преступлений на территории, где введено чрезвычайное положение.

Действия террористических и экстремистских групп на территории Северного Кавказа относятся к числу основных факторов, дестабилизирующих ситуацию в стране, и поэтому борьба с ними является одной из приоритетных задач ФСБ. Во многих субъектах Федерации, в том числе и удаленных от Чечни, органы безопасности осуществляют оперативные мероприятия, направленные на упреждение актов терроризма и других преступлений боевиков.

Практически каждый день чекистами совместно с сотрудниками других силовых ведомств задерживаются активные участники незаконных вооруженных формирований, иностранные наемники, предотвращаются диверсионные и террористические акты. Специфика деятельности органов безопасности позволяет использовать их возможности для стабилизации жизни в Чечне более эффективно, чем это делали бы войска или даже органы МВД.

Мы, депутаты Государственной Думы, в подкомитете по вопросам госбезопасности в рамках парламентского контроля внимательно наблюдаем за событиями на Северном Кавказе, анализируем информацию, поступающую по линии правоохранительных органов и спецслужб.

Приведу ряд цифр и фактов, свидетельствующих о некоторых результатах работы федеральных сил буквально за последний месяц, когда руководство операцией осуществлялось уже со стороны ФСБ. Не обо всем, конечно, можно рассказать. Это специфика работы спецслужб. Так, задержаны С. Тембулатов (финансист и вербовщик бандформирования А. Бараева), командир банды М. Омакаев, ряд других "активистов" НВФ. Ежедневно в Чечне сотрудниками ФСБ изымаются тайники с оружием, боеприпасами, военным снаряжением.

Можно привести и ряд других примеров: 27 марта под Гудермесом обнаружен склад тяжелого вооружения, миномет, безоткатное орудие, которые предназначались для провокационного обстрела со стороны блокпоста федеральных сил трассы Ханкала - Гудермес. Чуть раньше, 24 марта, были предотвращены три теракта. В районе Бачи-Юрта, Гудермесе и в Грозном были обезврежены машины с взрывчаткой. Можно только представить себе трагические последствия, если бы все это было пущено в ход боевиками.

В результате работы по розыску находящихся в плену военнослужащих и других насильственно удерживаемых лиц освобождены пять военнослужащих федеральных сил и гражданин России А. Фабрицин, находившийся в рабстве у боевиков с 1991 года. Вскрыта деятельность преступной группировки, готовившей серию тяжких преступлений в Волгограде и Нижнем Новгороде, Дагестанским управлением ФСБ во взаимодействии с другими органами безопасности и правоохранительными структурами установлены и привлечены к уголовной ответственности организаторы и исполнители ряда преступлений, совершенных в республике.

Надо прямо сказать, что решительная борьба с проявлениями терроризма и экстремизма не терпит кампанейщины и шумихи. Нужна планомерная, если хотите, рутинная работа.

Но ключ к успеху лежит не только в оперативно-розыскной сфере. Важно оторвать чеченскую молодежь, население от носителей террористической, экстремистской идеологии, пресечь каналы подпитки боевиков, а главное - создать возможности для мирной жизни, запустить созидательные процессы в республике. Тогда каждый прожитый день, открытие новых школ и больниц, забота о стариках и детях, мирные заботы землепашцев и строителей будут обессиливать "непримиримых", размывать их социальную базу поддержки. Для этого, прежде всего, нужна государственная воля, воля и самих здравомыслящих представителей чеченской элиты, понимающих, что отделение Чечни от России - это путь в никуда. Чтобы такое понимание решительнее пробивало себе дорогу, важно пресекать все слухи и домыслы, что Россия вновь, как это было в 1996 году, уйдет из Чечни, вновь бросит на произвол судьбы тех, кто поверил федеральному центру...

А пока враг не сломлен, надо готовиться к тяжелой и длительной борьбе. Благодушие и самоуспокоенность здесь недопустимы. Кровавое эхо недавних взрывов, прокатившееся по Ставрополь и Карачаево-Черкесии, наглядное тому свидетельство. В ходе оперативно-розыскных действий получены достоверные данные о причастности к этим преступлениям известного бандглаваря Э. Хаттаба и его единомышленников. Уже задержаны двое участников этих терактов - А. Хубиев и О. Айбазов. Непосредственным организатором преступлений, по данным ФСБ, является активный боевик, приверженец ваххабизма, житель Малокарачаевского района Карачаево-Черкесской Республики И. Байрамкулов. Участники его группы установлены и объявлены в федеральный розыск. Всего же органами ФСБ в настоящее время разыскивается свыше 700 лиц, совершивших особо опасные и иные государственные преступления. Рано или поздно все они предстанут перед законом.

Среди положительных результатов Указа ╧ 61 эксперты отмечают и такое обстоятельство: фактически создан своего рода "законченный цикл" в борьбе с терроризмом на Северном Кавказе. При этом ФСБ и МВД России, играющие ключевую роль в проведении контртеррористической работы, не только физически подавляют террористическую деятельность, но и проводят разъяснительную работу, участвуют в восстановлении органов государственного управления, наконец, эффективно ведут расследование уголовных дел.

Серьезным вопросом является и обеспечение экономической безопасности России в Северо-Кавказском регионе. За последние месяцы подразделениями ФСБ только на территории Чечни обнаружено несколько миллионов фальшивых долларов. В этом контексте вспоминаются уголовные дела о фальшивых "авизовках", возникших на территории Чечни много лет назад.

Сейчас активизирована защита важных экономических объектов. Перед правоохранительными органами и спецслужбами поставлена прямая задача по обеспечению безопасности восстановительных работ в республике, охране промышленных предприятий, по предотвращению случаев хищения и нецелевого использования выделяемых средств. Особое внимание при этом уделяется нефтяной промышленности как бюджетообразующей отрасли Чечни.

Несмотря на продолжающиеся вылазки боевиков, нельзя не отметить, что с приходом ФСБ к руководству операцией обстановка в Чечне изменилась в лучшую сторону. Не проводятся широкомасштабные "зачистки", от которых страдало мирное население, все спецмероприятия против бандитов тщательно готовятся, носят "адресный" характер, практически не применяется тяжелая артиллерия. Профессиональные меры руководства операцией, принятые в последнее время, несмотря на усиление диверсионной деятельности преступников, позволили начать реализацию программы восстановления экономики Чечни.

По решению руководства страны с территории республики выведен ряд воинских частей, и этот процесс продолжается, но уже сейчас он частично снял напряжение среди местного населения, в том числе из-за снижения количества правонарушений со стороны отдельных военнослужащих.

А как в этой ситуации ведут себя лидеры незаконных вооруженных формирований? Оказывается, многие главари бандгрупп уже отправили свои семьи в другие страны, где им обеспечено безбедное существование, а сами активно прорабатывают маршруты бегства за рубеж, вывода на лечение раненых боевиков на сопредельные территории и поступления оттуда свежих сил. Их не интересует мир на земле Чечни. И отдельные представители иностранных государств и организаций ищут в Чечне не мира и обеспечения прав человека. Что делали, например, на российской территории арабские наемники, обезвреженные сотрудниками ФСБ в конце марта?

Утверждения о нарушении федеральными силами прав человека в Чечне инспирируются А. Масхадовым, М. Удуговым и их окружением. Цель тут одна - эскалация напряженности, создание условий для обвинения федеральных сил в геноциде. Ради этого боевики устраивают засады возле населенных пунктов, обстрелы из жилого сектора позиций федеральных сил, зверские убийства еще оставшихся в Чечне русских, мусульманского духовенства, глав администраций...

Президент России В. Путин взял на себя ответственность за сохранение целостности страны, укрепление ее безопасности и законности. На страже этих ценностей находятся офицеры спецслужб. Тяжелые условия службы, низкая зарплата, ослабление государственности, возникавшее в минувшие годы горькое ощущение невостребованности своего труда могли бы заставить их отказаться от своей работы. Но они делают ее и будут делать.

Когда у нас в Отечестве есть такие люди, остается надежда, что своим детям и внукам мы передадим страну в ее сегодняшних границах, демократическую, но защищенную и сильную.

Алексей Александров, депутат Государственной Думы Федерального Собрания РФ, председатель подкомитета по вопросам государственной безопасности, заслуженный юрист Российской Федерации.


Телефон доверия:
(495) 224-2222 (круглосуточно)

107031, г.Москва,
ул.Большая Лубянка, дом 1

Веб-приемная

© Федеральная служба безопасности Российской Федерации, 1999 - 2022 г. При использовании материалов ссылка на сайт ФСБ России обязательна.