Если вы обладаете любой информацией о совершенных или готовящихся терактах, просьба обращаться в ФСБ России по телефонам:
+7 (495) 224-22-22     8 (800) 224-22-22

ПРИЗНАНИЕ "ВАХИДА"

ПРИЗНАНИЕ "ВАХИДА"
13.02.2001

Николай Асташкин

"Красная звезда" (Москва). 13.02.2001 года

О чем рассказал чеченский диверсант военным контрразведчикам.

Январь 2001 года. Волгоград. Перед телекамерами сразу нескольких каналов Центрального телевидения - бывший прапорщик Российской армии Василий Калинкин, завербованный чеченскими спецслужбами еще в 1992 году. То, что он расскажет телезрителям, ужаснет страну.

Его "визави" Шамиль Басаев планировал крупный террористический акт - взрыв шлюзов Волжской плотины. Один из исполнителей - Василий Калинкин. Но вместо этого "Вахид" (агентурная кличка Калинкина) явится в управление военной контрразведки по Северо-Кавказскому военному округу и во всем признается.


...В 1991 году Калинкин дезертировал из воинской части, которая дислоцировалась в Нижнем Тагиле, и переехал в Чечню. Поселился в станице Шелковской. Таких, как он, пришлых и не совсем надежных, боевики собирали "до кучи" и использовали на принудительных работах по отрывке окопов и траншей. Денег, естественно, не платили. Дневная "выручка" -ломоть хлеба да похлебка из баранины. И на том, как говорится, спасибо.
Однажды во время перекура к нему подошел некто Джабаев.

Жалко на тебя смотреть - совсем стал худой. Ты же бывший прапорщик, иди служить в нашу национальную армию. Я могу за тебя поручиться. Там будешь и кушать вдоволь, и деньги получать - на шашлык-машлык хватит...

Из заявления в УФСБ по СКВО В. Калинкина:

"В начале 1992 года по рекомендации одного из местных жителей - Руслана Джабаева, проявившего ко мне сочувствие. я, как специалист по радиоэлектронике, призвался в шалинский танковый полк на должность начальника связи батальона. Тогда же я принял ислам.

Спустя девять месяцев меня перевели в отряд "Борз" ("Волки"), которым командовал Руслан Гелаев, командиром взвода связи. Через некоторое время ко мне начал проявлять живой интерес представитель департамента госбезопасности Чечни Сайнутди Мудаев, который с помощью психологического давления склонил меня к сотрудничеству с ДГБ ЧРИ..."


Осенью 1992 года перед поездкой к родственникам в Нижний Тагил Калинкин получил задание. Первое: выяснить у военнослужащих из частей, которые там дислоцируются, планы по возможному вводу войск в Чечню. Второе: выяснить на Нижнетагильском заводе варианты покупки запчастей на танки, а также приобретения взрывчатых веществ на заводе по производству тротила, расположенном в одном из уральских поселков. Третье: разведать систему охраны воинских частей местного гарнизона.

Калинкин полностью выполнил первое задание. Никаких записей в Нижнем Тагиле он не вел, информацию своему "шефу" передал в устной форме. Денег Сайнутди ему не дал, зато, похлопав по плечу, сказал: "Молодец!"

В начале 1993 года Сайнутди Мудаев знакомит Василия с Шамилем Басаевым.

Тот долго беседует с Калинкиным, хвалит его за хорошие профессиональные качества связиста и предлагает пройти обучение за рубежом в специальной школе для диверсантов. После некоторых колебаний он соглашается. Протягивая руку на прощание, Басаев скажет: Вахид, учись хорошо. Впереди тебя ждет большая работа...

После разговора с Басаевым Сайнутди отвел Калинкина сфотографироваться, пояснив, что это необходимо для загранпаспорта. Затем они пришли в здание ДГБ Чечни, где Мудаев завел Василия-Вахида в один из кабинетов. Кабинет был похож на небольшой зрительный зал со стульями и сценкой. Перед сценкой сидели четверо: Яндарбиев, Гелаев, Басаев и Дасаев. За ними, на возвышении, - еще четыре человека европейской наружности в гражданских костюмах.

Один, с продолговатым лицом и вертикальным шрамом над правой бровью, заговорил по-английски, задав Калинкину через переводчика вопрос: Что заставило тебя дезертировать из армии и перебраться на территорию Чечни?

Хотел немного подзаработать, - ответил тот.

- В армии-то зарплату месяцами не выдавали.

А если предположить, - поинтересовался иностранец, - что вы - сотрудник спецслужб и специально внедрились в чеченскую армию?

Калинкин от удивления сделал круглые глаза, чем весьма рассмешил присутствующих. Остальные тоже задали по несколько вопросов. Убедившись в его "благонадежности", они сообщили: мол, готовься к загранкомандировке.

На следующий день Василий получил из рук Гелаева 700 долларов США на покупку формы и гражданской одежды. Спустя еще несколько дней Сайнутди отвез его в аэропорт "Северный", где Калинкина включили в группу из 14 человек.

Из заявления в УФСБ по СКВО В. Калинкина:

"Перед посадкой в самолет к нам подошел Шамиль Басаев и каждому показал его загранпаспорт. В моем паспорте значилась фамилия Калинин Василий Александрович. Спустя несколько часов полета наш самолет Ту-154 приземлился в аэропорту одной из арабских стран. Там сразу пересели в небольшой самолет типа Як-40 без опознавательных знаков и через тридцать минут уже были на аэродроме в пустынной местности.

Как только вышли из самолета. к Басаеву подошел встречающий нас высокий, спортивного вида араб. Басаев выдал нам загранпаспорта. Арабу же вручил заполненные нами анкеты с автобиографическими данными, а также нашими обязательствами исполнять все методы обучения, в какой бы форме они ни преподавались. Последний передал их европейцу..."


Прибывших "гостей" накормили и отвели им место в каком-то бараке. Ранним утром за ними приехали автобус и два джипа. Всех курсантов посадили в автобус, а Калинкина пригласил в свой джип тот самый европеец со шрамом над бровью, что задавал ему вопросы в здании ДГБ Чечни.

Его звали Билл, а прозвище у него было Хирург. Он явно старался завязать с Калинкиным дружеские отношения. Пытался выяснить, скучает ли тот по родным местам, почему дезертировал из армии и согласился воевать на стороне чеченцев, чем руководствовался, согласившись пройти курс обучения в спецшколе. При этом Билл не скрывал своих симпатий к Василию. Он говорил, что чеченцев здесь готовят убивать, а его, Калинкина, может ожидать лучшая участь. В основном Калинкина обучали радиоделу. Вместе с тем он прошел испытание на "детекторе лжи". С помощью специальных датчиков его "подключали" к компьютеру и задавали всевозможные вопросы. на которые он должен был отвечать "да" или "нет". Кроме того. каждую неделю ему делали укол в вену, после чего Василий ничего не помнил. Наутро показывали видеозапись с беседой, которую проводили с ним специалисты. "Хирург" объяснял своему подопечному, что это необходимо для выяснения информации, которую курсант может скрывать, но которую можно извлечь подобным образом из подкорки головного мозга.

Недели через полторы у Калинкина состоялся разговор с инструктором Николаем, который преподавал ему радиодело. Тот сообщил, что у "Хирурга" есть к нему серьезный разговор, и посоветовал не отказываться от предложения, которое ему будет сделано.

Вечером того же дня Билл пригласил Калинкина в свою комнату. Налил виски и завел беседу. Проще говоря, стал вербовать его для работы на одну из иностранных разведок. "Хирург" разъяснил Василию, что может сделать так, что на родине узнают о его "гибели", а он под другой фамилией с соответствующими документами поедет в Россию.

Лучше всего пойти на контрактную службу в армию, - посоветовал Билл.

- В какой-нибудь полк связи Северо-Кавказского военного округа.

Василий согласился.

Из заявления в УФСБ по СКВО В. Калинкина:

"Билл принес мне бланк на иностранном языке и сказал: "Подпиши". Я ответил, что не буду подписывать документы, содержание которых мне неизвестно. После этого он принес мне другой бланк на русском языке. В его правом верхнем углу был изображен герб в виде орла и звезды, расположенные в виде полукруга, и буквы США на английском языке. В левом верхнем углу было отведено место, куда я вписал свои паспортные данные. Документ назывался "Контракт о негласном сотрудничестве". Далее шел текст, что я даю согласие на сотрудничество со спецслужбой США (с какой именно, не помню). Обязуюсь никому не разглашать ни при каких обстоятельствах пройденную спецподготовку и факт самого сотрудничества. В случае нарушения данных обязательств готов понести любое наказание.

Я расписался в трех одинаковых бланках. "Хирург" предложил мне избрать псевдоним "Дворник", однако я не согласился с этим. Тогда он сказал: "Будешь "Вахидом" - от слова "Вася".


Вскоре "Вахид" со своей группой возвратился в Чечню. Перед отлетом к нему подошел Билл. Он сообщил своему подопечному, что при очередном посещении Чечни будет убеждать руководство ДГБ ЧРИ в необходимости его работы на территории России по заданию спецслужб США.

Я не сомневаюсь, - заключил "Хирург", - что они поддержат мою точку зрения.

По возвращении в Чечню он был направлен Гелаевым в Веденский район. Недели через полторы там объявились и его старые знакомые - Билл и Николай. Встретившись с ними, Василий обратился к Николаю по имени, однако тот, сделав вид, что они незнакомы, назвался Сергеем.

"Хирург" в достаточно жесткой форме сообщил, что скоро он получит первое серьезное задание.

Теперь ты будешь использоваться в интересах спецслужбы США, - сказал он, - а не Чечни. Готовься к отправке в Россию...

Только сейчас Калинкин осознал, что влип в серьезную историю. Находясь в поселке Катаяма, что в Старопромыс-ловском районе Грозного, Василий встретился с Гелаевым, Никуда не уезжай, -приказал тот. -Завтра к тебе приедут два человека и сообщат задание, которое ты будешь выполнять в интересах "Хирурга".

Не на шутку испугавшись, Калинкин решил бежать. Сначала он уехал в Шали.

Затем, уговорив своего бывшего сослуживца по танковому полку Рамзана, приехал в Волгоград. Но руки у американской спецслужбы оказались длинными...

Из заявления в УФСБ по СКВО В. Калинкина:

"Следующая встреча с ними произошла в начале 1997 года в городе Волгограде (к тому времени я устроился на должность начальника радиостанции командноштабной машины). Произошло это так. Неподалеку от дома, в котором я с семьей снимал квартиру, меня остановил мальчик лет шести-семи. Он сообщил, что меня за домом ждут двое мужчин. Это были "Хирург" с Николаем.Они сказали, что знают, где я служу, и потребовали сфотографировать карты с нанесенной обстановкой в кабинете начальника и списки личного состава подразделений. Для этого они дали мне портативный фотоаппарат с объективом под пуговицу. На выполнение операции дали два дня, пригрозив: дескать, вздумаешь шутить, как в прошлый раз, поплатишься жизнью своей семьи.

Испугавшись за безопасность семьи, я выполнил это задание. Фотоаппарат с пленкой я оставил в условном месте, прикрепив его жвачкой на афишу, что было неподалеку от пивбара "Поволжье". На столбе, который находится на остановке "Ополченская", я сделал мелом метку в виде крестика, чти означали выполнение задания..."


Потом было еще несколько заданий, которые "Вахиду" приходилось выполнять под страхом смерти семьи. Однако он уже попал в поле зрения военных контрразведчиков, которые отслеживали его встречи с заграничными эмиссарами. В конце концов прапорщик Василий Калинкин сам не выдержал этой двойной игры с совестью и явился с повинной в управление ФСБ по СКВО.


Телефон доверия: (495) 224-2222 (круглосуточно)
Почтовый адрес: г.Москва. 107031, ул.Большая Лубянка, дом 1/3

© 2019. © Федеральная служба безопасности Российской Федерации. 1999 - 2019 г.
При использовании материалов ссылка на сайт ФСБ России обязательна.