Если вы обладаете любой информацией о совершенных или готовящихся терактах, просьба обращаться в ФСБ России по телефонам:
+7 (495) 224-22-22     8 (800) 224-22-22

НА ГРАНИЦЕ ПОКОЙ ТОЛЬКО СНИТСЯ

НА ГРАНИЦЕ ПОКОЙ ТОЛЬКО СНИТСЯ
18.10.2003

Александр БЫКОВ

"Парламентская газета" (Москва). 18.10.2003 года

Начавшийся в Ставрополе суд над экстрадированными год назад из Грузии боевиками - событие, конечно, вполне рядовое. И к выпадающему на октябрь 110-летию создания Отдельного корпуса пограничной стражи России отношения не имеет. Однако...

В том, что четверка головорезов из банды, разбитой в ущелье Кериго, оказалась на скамье подсудимых, бесспорно, заслуга пограничников, вступивших в горах Чечни с этой бандой в бой. А значит, совпадение по времени начала процесса и негромкой юбилейной даты, о которой мало кто в стране даже знает, если и не символично, то некоей внутренней связи отнюдь не лишено...

Ни единой попытки курдов прорваться на территорию Турции так, в конечном счете, и не было зафиксировано. Но ни разведка этого не исключала, ни командиры линейных застав. Одно дело - курдский вопрос и раньше аукался на границе: на Армению борцы за свободу Курдистана нередко смотрели как на убежище от грозящей им дома опасности. Другое - американцы во время вторжения в Ирак посулили курдам кучу пряников, и стихийный, без оформления нужных документов, возврат людей на историческую родину вполне мог стать реакцией на "пряничные" обещания. Даже самая спокойная граница всегда живет в режиме ожидания того, что потенциальная угроза обернется реальной.

- А наш участок действительно спокойный, - рассказывает капитан Александр Тургеников, начальник заставы "Ширакаван" из состава дислоцированного в Армении Гюмринского погранотряда. - Мелкие, вроде попыток контрабандного перегона скота на ту сторону, нарушения есть, но в целом...

Что верно, то верно: в целом - ни тебе охотников до незаконного перехода, ни тем более бредущих тайными тропами вооруженных банд. А еще - не просто полное взаимопонимание с местным населением, при котором о появлении чужого человека в приграничье начальник заставы узнает мгновенно. Доброжелательность, симпатия жителей окрестных городов и сел (кстати, свободно говорящих по-русски) к российским пограничникам здесь воспринимаются как норма. И не случайно офицеры наши, ничего не опасаясь, перевозят к месту службы жен и детей. Хотя на своей территории, на том же чеченском, допустим, участке российско-грузинской границы, такое пока немыслимо. И в силу бытовой необустроенности, но больше - из соображений безопасности.

Почему так? Причин много. Понимание, что присутствие в Армении россиян в зеленых фуражках благо для нее, - сам по себе определяющий многое фактор. А ведь есть еще память о трагическом Спитакском землетрясении, когда пограничники очень многое сделали и для спасения людей, и для ликвидации последствий беды. Или возьмите чистую экономику. Погранотряды - это не только военнослужащие, но и желанные покупатели в магазинах и лавчонках! Или, по-другому, источник дохода для местных жителей. Хотя есть и объединяющий все причины момент. Речь-то о старой, не советской даже, еще царской границе.

И потому не грех вспомнить: с одной стороны, история наших границ имеет долгую историю. Достаточно сказать, что "Приговор о станичной и сторожевой службе", являющийся, по сути, первым уставом погранслужбы, был принят аж в 1571 году. С другой - охрана рубежей в том смысле, как мы ее понимаем, сложилась в октябре 1893 года. Именно тогда с подачи министра финансов Сергея Витте император Александр III подписал указ Правительствующему сенату, в котором значилось: "Состоящую ныне в Таможенном управлении пограничную стражу выделить из оной в Отдельный корпус пограничной стражи..." То есть новорожденный корпус становился, говоря современным языком, силовой структурой с войсковой доминантой несения службы.

Оправдало ли себя это? Безусловно. И до революции, и после, когда лучшие традиции Отдельного корпуса взяли на вооружение советские погранвойска. И даже после развала СССР, когда пришлось покидать освоенные и обустроенные старые рубежи и вставать на охрану новых границ. Наглядный пример - северокавказское направление, которое сегодня официально считается наиболее опасным. Нынешнее Северо-Кавказское региональное управление погранслужбы ФСБ РФ (в советские времена - Закавказский погранокруг) стало фактором стабильности в регионе, неизменно именуемом "горячей точкой". И, прежде всего в деле защиты территории России от проникновения террористических группировок, вербуемых и финансируемых из-за рубежа.

Причем речь не только об охране чеченского участка российско-грузинской границы. Хотя тут о многом можно сказать. Начиная с того, что до декабря 1999 года ни границы как таковой на юге Чечни не было, ни юрисдикции России: лишь в результате пограничной спецоперации "Аргун" удалось восстановить и то и другое. И кончая крупными боестолкновениями с бандами, включая последний по времени бой в ущелье Кериго, где ныне сидящие в Ставрополе на скамье подсудимых боевики пытались проверить границу на прочность. Но ведь и на остальных участках в зоне ответственности северокавказских пограничников ситуация немногим легче.

- У нас не так давно был случай, когда задержали полтора десятка арабов-наемников, - рассказывает капитан Виктор Коханов, офицер оперативного отдела штаба Дербентского отряда, охраняющего российско-азербайджанскую границу. - Оружия они не имели, но шли явно не с мирными целями...

А если бы даже с мирными?! От того, что контрабанда (классический и памятный многим пример - спиртовозы в Северной Осетии) не предполагает подрывов домов и электричек, она законной не становится. Как и попытки разного рода мигрантов незаконно пересечь границу. В Дербентском отряде, например, это настоящая головная боль. Причем характерный штрих. На старой границе в той же Армении местные жители нарушителям помогать не станут. А на новой... На границе и с Азербайджаном, и с Казахстаном оказанием "платных услуг" нарушителям и контрабандистам промышляют многие местные. И от нужды, и от нехватки элементарного - привычки жить в приграничье.

В связи с чем, кстати, выглядит вполне разумной делаемая нынче (после включения погранслужбы в состав ФСБ) ставка на приоритет оперативной составляющей в охране границы. То есть на отслеживание обстановки, работу с населением и т.д. Но при всем том, разумно ли параллельное сокращение войсковой составляющей, вопрос открытый. И не только потому, что погранслужба - это, конечно, не армия, но и не спецслужба в чистом виде, вроде ФСБ. Есть у нас границы, где на участке действительно хватит штатного пограничного уполномоченного - вроде милицейского участкового инспектора. Но в той же Чечне это не вариант. И не грех тут опять же вспомнить усилия графа Сергея Витте по созданию Отдельного корпуса пограничной стражи - структуры войсковой. Времена сейчас хоть и другие, но интересы государства те же.

Впрочем, это тема отдельного разговора. А пока хорошо уже то, что в дни 110-летия создания Отдельного корпуса, завершившего переход от таможенной стражи к погранвойскам, на границе спокойно. И не только на российской. Порядок и на рубежах Армении с Турцией и Ираном, где по-прежнему несут службу наши ребята. Кстати, именно там, в Мегринском отряде, есть единственный в своем роде, приписанный к погранслужбе тепловоз. Старенький уже, но исправно, как рассказывал старший офицер инженерной службы отряда Дмитрий Водичев, бегающий по железнодорожной ветке, обеспечивая заставы всем необходимым. Старое - это, поверьте, не всегда плохо...


Телефон доверия: (495) 224-2222 (круглосуточно)
Почтовый адрес: г.Москва. 107031, ул.Большая Лубянка, дом 1/3

© 2019. © Федеральная служба безопасности Российской Федерации. 1999 - 2019 г.
При использовании материалов ссылка на сайт ФСБ России обязательна.