Если вы обладаете любой информацией о совершенных или готовящихся терактах, просьба обращаться в ФСБ России по телефонам:
+7 (495) 224-22-22     8 (800) 224-22-22

АФГАНИСТАН: ПОСЛЕДНИМИ УШЛИ ПОГРАНИЧНИКИ

АФГАНИСТАН: ПОСЛЕДНИМИ УШЛИ ПОГРАНИЧНИКИ
14.02.2004

Александр БЫКОВ

"Парламентская газета" (Москва). 14.02.2004 года

Об этом до сих пор мало кто знает: последними из Афганистана выходили не армейские части. И не спецназ. Последнюю страницу славной и трагической афганской главы в истории СССР закрывали "зеленые фуражки".

Немногие ведь даже знают, что погранвойска вообще участвовали в той длившейся девять лет, один месяц и 21 день необъявленной войне. За исключением, естественно, самих участников. Таких, как служащий ныне в Северо-Кавказском региональном управлении погранслужбы ФСБ РФ подполковник Михаил Часткин...


Война есть война, и без неожиданностей она никогда не обходится. Пограничники всегда чем брали? Особо тщательной подготовкой любой операции. Анализ разведданных - это само собой. Плюс рекогносцировка. На скорую руку сделанный макет местности, на котором можно отработать все до деталей, - тоже. Однако часто и настоящую репетицию для бойцов проводили: выбирали похожее ущелье - и по суворовской методе: тяжело в учении, легко в бою. Но тем не менее... Вьючный караван из Пакистана с оружием, боеприпасами, деньгами, агитлитературой накрыли из засады сразу. Десять "духов" убиты, 25 - в плену. А бой... не кончается. Хуже того. Моджахеды - народ упорный, полезли занимать господствующую высоту.

- Но мы их все-таки опередили, выдвинули на эту высотку пулеметный расчет, - вспоминает Михаил Часткин. - Правда, под огнем едва младшего сержанта не потеряли, но спас его же подчиненный...

Позже я запишу и подробности. Как при переправе через стремительную горную речку командир отделения Олег Маснов получил ранение в бедро. И мог просто утонуть. Но пулеметчик Юрий Леонов его вытащил, укрыл за камнями, вколол промедол, перевязал, чтобы потом самому под шквальным огнем забраться-таки с пулеметом на высоту. Но дело, по большому счету, не в подробностях. Их любой ветеран, даже недолго прослуживший в Афганистане, может привести множество. А Михаил Часткин отвоевал там с июля 1982-го по апрель 1987 года, а потом еще, во второй свой заход, - с августа 1988-го по 15 февраля 1989-го, когда был завершен вывод войск. Дело в том, что, несмотря на благодушный слегка тон нашего разговора, в голосе моего собеседника сквозила гордость. Гордость солдата, не забывшего главное: он воевал, как велела присяга, выполняя воинский долг.

И это дорогого стоит. Мы ведь все хорошо помним, как, начиная с декабря 1989 года, когда II Съезд народных депутатов СССР принял решение об осуждении афганской войны и признал участие в ней советских войск грубой политической ошибкой, стало набирать силу шельмование "афганцев". Даже понятие "воин-интернационалист" кое-кто пытался выкрасить в черную краску. А еще был уход многих обруганных и униженных ветеранов в криминал. И кошмар взрыва на столичном Котляковском кладбище. И беспредельная наглость никогда не нюхавших пороха чиновников, заявлявших всем "афганцам", включая инвалидов: а мы вас туда не отправляли. Да что там говорить. До нынешнего года подполковник Михаил Часткин был... бесквартирным, снимал с семьей жилье за пять с лишним тысяч рублей в месяц. При его-то сорока годах выслуги, военном прошлом и множестве наград, начиная от ордена Красный Звезды и кончая медалью "От благодарного афганского народа".- Но как бы к нам кто ни относился, я все равно вспоминаю Афганистан по-доброму, - задумчиво роняет Михаил Владимирович. - Молодость, с одной стороны. С другой - настоящая мужская дружба. Да и научила та война нас, офицеров, очень многому...

Насчет дружбы или, как принято говорить, боевого братства - разговор особый. Уже по окончании войны, когда Часткин служил в Армении, бывшие солдаты-срочники долго писали письма своему командиру. Выросшему, к слову, в афганских горах от лейтенанта, начальника одной из застав мотоманевренной группы, до майора, начальника штаба ММГ. Да оно и понятно: испытано и пережито вместе очень многое. Формально введенные в Афганистан пограничники прикрывали тылы легендарной 40-й армии. Фактически - держали под жестким контролем прилегающую к госгранице 100-километровую по ширине полосу афганской территории. С очисткой кишлаков от "духов", спецоперациями, рейдами, засадами и прочими атрибутами боевой работы. И, увы, с жертвами.

Правда, относительно небольшими. Если в целом наши потери за всю афганскую войну составили около 15 тысяч убитыми, то пограничники потеряли чуть более 500 бойцов и командиров. Причем не было ни пропавших без вести, ни взятых противником в плен.

Но ведь и один павший - горе. Помню, разговаривал я со вдовой погибшего уже в наши дни в Ингушетии летчика-пограничника Леонида Константинова. Людмила Николаевна вспоминала афганский период службы мужа как пору постоянной и безмерной тревоги. С ожиданием улетевшего на очередные 45 суток в самое пекло родного человека. С рейсами "черных тюльпанов" - самолетов, доставляющих на родину цинковые гробы. И страшно было слышать: вот погиб командир звена капитан Григорий Ткачев. А вот не вернулись с задания летчик-штурман майор Юрий Афанасьев и борттехник прапорщик Михаил Сыроваткин. А вот нет больше в живых Владимира Борисова, училищного однокашника комэска Константинова.

Но и другое верно - тут Михаил Часткин прав на все сто: Афганистан дал бесценный боевой опыт, пригодившийся, прежде всего, в Чечне. Памятный случай. Разведпоисковая группа под его началом попала в засаду. Тяжелейший бой с боевиками. Троих пограничники потеряли убитыми, трое были ранены. Но, как рассказывали мне в штабе управления, группа могла бы быть вообще уничтожена, не возглавляй ее Михаил Владимирович. Что делать и как делать, он знал не по учебникам - Афган за спиной. Или взять высадку пограничников в Аргунском ущелье. Мешехи, Тус-Хорой, Ведучи везде не просто заставы ставили - организовывали надежную оборону. И опять же с использованием афганского опыта - очаговая оборона, дополнительные наряды, минные поля. Плюс работа с местным населением. Она всегда была составной частью погранслужбы, включая и службу на афганской территории.

- У нас с простыми афганцами там были неплохие отношения, - вспоминает Михаил Часткин. - Мы ведь не просто помогали - никогда не обижали их, я бойцам даже гроздь винограда запрещал без спроса брать. Ну а добро добром и отзывается. Хотя кто-то искренне к нам хорошо относился, а кто-то вид делал...

Все верно. Это позже и в Чечне часто бывало: под личиной мирного горца таился бандит. А в Афганистане... Это ведь американцы лишь после бесчеловечных терактов, совершенных в США 11 сентября 2001 года, прозрели: терроризм - это страшно. И Россия не случайно активно поддержала антитеррористическую операцию, проводившуюся американцами на территории Афганистана. Иного выбора мы не могли сделать, ибо на собственном горьком опыте раньше других узнали, какую угрозу несет в себе тот же Талибан, те же вскормленные в афганских лагерях чеченские боевики и арабские наемники. Почему и дико ветеранам было слышать сетования по поводу "несправедливости" нашего присутствия в Афганистане. Кстати, критиканы расценивали вывод оттуда советских войск как достижение, а на Западе он интерпретировался как неспособность Советского Союза обеспечивать свое силовое присутствие в других регионах мира.

Впрочем, радости бойцов по поводу возвращения на Родину это не умаляло. Тем более вывод войск, который начался 15 мая 1988 года и закончился 15 февраля 1989-го, когда мост через Амударью в Термезе перешел командующий советскими войсками генерал-лейтенант Борис Громов, проходил организованно. Армейцы уже ушли, когда начала движение по понтонам через Пяндж группа, где служил Михаил Часткин. Но и она была не последней. Для прикрытия пограничники высадили десант. И вот он-то и был вывезен вертолетами последним.

- Мы даже не знали, как повлияет вывод войск на ситуацию на советско-афганской границе, - вспоминает Михаил Владимирович. - Укрепляли ее, но одновременно и радовались. Хотя хлопот было! Вплоть до дезинфекции одежды и обязательной помывки солдат...

ЧТО Ж, по тем временам действительно хлопоты. Никто же не знал, что они покажутся мелочью, ибо никто не знал, что скоро и великой страны не будет, и ветеранов-"афганцев" начнут грязью поливать, и война, настоящая, кровавая, придет уже на родную землю, превратив Северный Кавказ в нечто вроде российского Афганистана. Волею и глупостью политиков наши ребята вышли не победителями. Но и вопреки всему не побежденными. Почему и 15 февраля для ветеранов если и не праздник, то не простой день. Все они обо всем помнят. Афган для таких людей, как начальник огневой подготовки отдела подготовки и службы войск штаба Северо-Кавказского погрануправления подполковник Михаил Часткин, - это не эпизод в судьбе и биографии. Он долог, он сама жизнь. Кстати, сын Михаила Владимировича, прапорщик Сергей, служит пограничником и мечтает стать офицером, причем служить обязательно в разведке.


Телефон доверия: (495) 224-2222 (круглосуточно)
Почтовый адрес: г.Москва. 107031, ул.Большая Лубянка, дом 1/3

© 2019. © Федеральная служба безопасности Российской Федерации. 1999 - 2019 г.
При использовании материалов ссылка на сайт ФСБ России обязательна.