Если вы обладаете любой информацией о совершенных или готовящихся терактах, просьба обращаться в ФСБ России по телефонам:
+7 (495) 224-22-22     8 (800) 224-22-22

ДЕЛО О ДЕВЯТИ "СТВОЛАХ"

ДЕЛО О ДЕВЯТИ "СТВОЛАХ"
28.02.2001

Андрей Матях

"Красная звезда" (Москва). 28.02.2001 года

Телефонный звонок командира одной из местных воинских частей произвел в военной прокуратуре Борзинского гарнизона, без преувеличения, эффект разорвавшейся бомбы. Военный прокурор подполковник юстиции А. Павлющенко на основании этого сообщения немедленно возбудил уголовное дело и, доложив "наверх", получил жесткую установку: раскрыть преступление во что бы то ни стало. В следственную группу были мобилизованы все без исключения сотрудники военной прокуратуры. Отложив текущие дела, они в сопровождении сотрудников УФСБ по Сибирскому военному округу и местного УБОП без промедления выехали на место происшествия. Дело, как говорится, того стоило: накануне ночью из хранилища склада ракетно-артиллерийского вооружения части была похищена целая партия оружия - две снайперские винтовки СВД, шесть автоматов АК-74 со штык-ножами, пулемет РПК. Плюс два бинокля... Картина преступления выглядела довольно обескураживающей. В самом деле: капитальное кирпичное хранилище находится на территории поста, под круглосуточной охраной часового.

Два ряда колючей проволоки, освещение, сигнализация (действующая), металлические ворота (нетронутые). Казалось бы, мышь не прошмыгнет. Однако же ломать голову над тем, как злоумышленники попали в помещение склада, долго не пришлось: с тыльной стороны в ограждении зияли две прорехи, а кирпичная стена была буквально разворочена, скорее всего, ломом.

Имевшие бледный вид часовые на расспросы, как они ухитрились проморгать наверняка достаточно шумную возню возле своего объекта, ничего вразумительного ответить не сумели. Лишь разводили руками: мол, ничего подозрительного не видели и не слышали... Работа эксперта-криминалиста также не принесла ощутимых результатов: в самом хранилище ему удалось обнаружить только один смазанный след "гражданской" подошвы да еще свежий отпечаток протектора автомобиля на снегу возле ограждения. Все это, конечно, скрупулезно замерили, сфотографировали, сняли слепки... Но реально осмотр места преступления не дал следствию ни одной зацепки.

Перебрав все возможные версии преступления, оперативники остановились на двух наиболее вероятных. Согласно первой, хищение оружия было совершено кем-то из местных жителей с целью последующей перепродажи - "товар" ходовой, всегда в цене. Вторая версия была менее предпочтительной - стволы воровали по заказу. Например, какой-нибудь криминальной группировки или же "гостей с юга". В пользу этого предположения, кстати, говорил достаточно профессиональный подбор похищенного оружия. Брали явно не что попало, такое впечатление, что со знанием дела вооружали какую-то группу. Если это так, то шансы оперативно раскрыть преступление были невысоки: скорее всего, и похитители, и их добыча уже далеко...

Однако предположения и догадки, как известно, к делу не подошьешь, реально же заслуживало внимания в туманной картине преступления лишь одно обстоятельство - слишком уж нагло, напролом действовали ночные визитеры. Причем напролом в буквальном смысле - долбили стену без оглядки на вооруженного часового. Словно досконально знали, насколько "плотно" охраняется объект, что часового в такое время из пушки не разбудишь. Так не участвовал ли в преступлении кто-нибудь из своих - скажем, недавно уволившихся в запас солдат части? Или дезертиров?

Впрочем, само по себе это зыбкое предположение сулило немного. А вот вариант, что украденное оружие может "засветиться" в связи с каким-либо преступлением, был немедленно принят в работу. В территориальные и линейные отделы внутренних дел на транспорте всего Восточно-Сибирского региона разлетелись соответствующие ориентировки, вступили в действие планы "Перехват" и "Вихрь - антитеррор". Однако день проходил за днем, а сводки не сообщали следственной бригаде ничего хотя бы отдаленно похожего на "кончик нити".

Долгожданное известие пришло лишь на шестой день: в ответ на ориентировку из управления внутренних дел Агинского района Бурятского автономного округа сообщили, что в нападении на коммерческий киоск участвовали двое неизвестных, угрожавших продавцу автоматом АК-74. Это было похоже на след. Конечно, автомат вполне мог оказаться и не тем, однако преступление произошло подозрительно близко от места дислокации злополучной части. Спустя несколько часов прокурорский десант уже выгружался из вертолета в поселке Агинское. Неизвестные, обчистившие ларек, таковыми оставались недолго: в одном из них свидетели довольно уверенно опознали некоего А. Абдуллаева (фамилии обвиняемых в интересах следствия изменены. - А. М.), который, кстати, в это время должен был проходить срочную службу, однако предпочел солдатской лямке вольную дезертирскую жизнь у своих родственников. Оперативная разработка показала, что вместе с ним проживает и некто М. Кузнецов. И вот он-то как раз и служил в той самой части. Установив это обстоятельство, следователи военной прокуратуры больше не сомневались: им, наконец, удалось выйти на след.

С арестом приятелей было решено не тянуть - если уж один раз "пошли на дело", то наверняка не успокоятся. А оружие делало их из простых грабителей опасными бандитами, которые, возможно, в следующий раз не остановятся и перед убийством. Однако в результате тщательных обысков сразу по нескольким адресам - у родственников Абдуллаева, в доме сожителя его сестры и у троих его знакомых - были обнаружены лишь одна винтовка СВД, пять автоматов и пулемет. К тому же удалось уйти самому Абдуллаеву.

Для розыска преступника были сформированы оперативные группы из состава местного и областного УВД. Перекрыты все возможные пути отхода, окрестности поселка постоянно патрулировал вертолет. Тем не менее, беглец все-таки сумел выбраться из плотного кольца. Он был задержан лишь через два дня неустанных поисков, на заброшенном зимовье в полутора десятках километров от Агинского, где решил отсидеться.

Чувствовавшие себя в полной безопасности и ошеломленные неожиданным провалом сообщники не запирались, полностью признав свою вину в хищении оружия. Впрочем, их показания не добавили принципиально новых штрихов в картину преступления, уже восстановленную шаг за шагом следственной группой военной прокуратуры. Оба обвиняемых оказались дезертирами, решившимися на "дело", как пояснили они сами, из-за отсутствия средств к существованию. Идея, как поправить материальное положение, принадлежала Кузнецову. Причем подельники не рассматривали оружие в качестве товара на продажу - оно было им необходимо для совершения грабежей.

Кузнецов прекрасно знал, как "добросовестно" несут службу часовые в его части. Кроме того, он рассчитывал, что, даже если кто-то из них и застанет его на месте преступления, шум поднимать не будет и позволит уйти - сослуживцы ведь как-никак. Все получилось, как и планировали: часовой спал, его не разбудили даже удары лома в кирпичную стену. Преступники не особенно спешили...

Признания были сделаны, протоколы допросов подписаны, на все вопросы получены ответы. На все, кроме одного: где оставшееся оружие? Несмотря на готовность сотрудничать со следствием, Абдуллаев и Кузнецов давали по этому поводу туманные, противоречивые показания. И, похоже, тянули время. На что-то надеялись?

На что именно, выяснилось вскоре благодаря мероприятиям, которые в правоохранительной практике именуются оперативно-техническими по месту содержания подозреваемых. Подробности же, пожалуй, опустим. Оказывается, раскаяние и готовность к сотрудничеству со следствием Кузнецова и Абдуллаева были не более чем игрой: они планировали побег и решили сохранить оружие для последующих преступлений. Получив эту информацию, подполковник юстиции А. Павлющенко решил использовать ее против самих же подследственных. Их состояние после умело проведенного допроса, в ходе которого следователь познакомил приятелей с их же собственным планом, слегка, правда, преувеличив свою осведомленность, вполне можно назвать шоком. И долгожданное признание наконец было получено. А вскоре в кабинете военного прокурора гарнизона раздался телефонный звонок. Докладывали из поселка Агинское: все в порядке, стволы найдены по указанному адресу.

...Профессионализм, оперативность работников военной прокуратуры, сотрудников УФСБ и МВД, в течение девяти дней практически с нуля раскрутивших головоломное дело, вполне достойны уважения. Тем более если речь идет о хищении оружия - "товаре", чье назначение убивать. Однако логика описанных событий заставляет задуматься и о степени участия в них тех, с чьего попустительства оно попало в преступные руки. Из практики работы органов военной прокуратуры мне известны случаи, когда такое происходило в результате трагических событий, связанных с нападениями на военнослужащих, убийством часовых и т.д. Бывало, ловили за руку и воров в погонах, торгующих "на вынос". Но чтобы вот так, кто попало, мог обворовать охраняемый склад - внаглую, сквозь стену, под храп часового. Такого не припомню. Похоже, главная дыра была все-таки не в стене. И, согласитесь, есть в ситуации некоторая символичность: сделал это тот самый дезертир, которого командование части в свое время не удосужилось разыскать - а ведь жил-то он неподалеку, не особенно и скрываясь. Говорят, любой подвиг - это чье-то преступление. К счастью, до подвига на этот раз дело не дошло, никому из оперативников и следователей не довелось шагнуть грудью под выстрел. Однако преступление было раскрыто. И весьма профессионально.


Телефон доверия: (495) 224-2222 (круглосуточно)
Почтовый адрес: г.Москва. 107031, ул.Большая Лубянка, дом 1/3

© 2019. © Федеральная служба безопасности Российской Федерации. 1999 - 2019 г.
При использовании материалов ссылка на сайт ФСБ России обязательна.