Размер шрифта Цвет:       Доп. настройки: Обычная версия сайта

Интервал между буквами и строками: Стандартный Средний Большой

Свернуть настройки Шрифт: Arial Times New Roman

Если вы обладаете любой информацией о совершенных или готовящихся терактах, просьба обращаться в ФСБ России по телефонам:
+7 (495) 224-22-22 8 (800) 224-22-22
Для получения информации о порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию российских и иностранных граждан (лиц без гражданства), выдачи пропусков для въезда (прохода) лиц и транспортных средств в пограничную зону, выдачи разрешения на неоднократное пересечение иностранными судами государственной границы Российской Федерации на море обращаться в ВЕБ-ПРИЕМНУЮ ФСБ России

Для получения справочной информации обращаться в ПОГРАНИЧНЫЕ ОРГАНЫ

СЛЕДЫ ВЗРЫВЧАТКИ ЕСТЬ НА ЛЮБОМ ИЗ НАС!

26.02.2003
Олег РОЛДУГИН
"Собеседник". 26.02.2003 года
Собкор "Собеседника" стал единственным газетчиком, кто побывал в закрытой лаборатории ФСБ

Старое пятиэтажное здание из красного кирпича, затерявшееся в лабиринте московских дворов, совсем неприметно с виду: строгий фасад без излишеств и плотно закрытые окна. Ни таблички, ни вообще каких-либо намеков на то, что находится внутри. Даже жители окрестных домов не догадываются, с чем рядом они живут. А между тем за тяжелыми дверьми расположен Институт криминалистики ФСБ. В том числе и его взрывотехнический отдел.

"МЫ ХОДИЛИ И НА БАНКИ ИЗ-ПОД ПИВА КОСИЛИСЬ"

- Надо же, как тебе повезло, - прошептал сопровождавший меня сотрудник ФСБ, пока мы поднимались по лестнице. - Ни один газетчик здесь еще не бывал. За распахнувшейся дверью, одной из многих в пустом коридоре, притаились хитрые приспособления, названия которых неискушенному во взрывотехнике читателю мало что смогут сказать.

Осматриваясь, случайно сдвинул локтем какую-то коробчонку - и замер. "Ну, - думаю, - уж сейчас рванет". Повезло, в коробке находилась "местная" разработка: комплект "Антивзрыв" - маленькие баллончики с аэрозолем. Брызнешь чуть-чуть на специальную пластину, на которую нанесено взрывчатое вещество, - и сразу все ясно. Коричневые точки появились - тротил перед тобой, малиновые - гексоген, далее по списку. Экспресс-метод сегодня используют лишь непосредственно на месте теракта и обязательно перепроверяют в лаборатории на более серьезном оборудовании.

Определить, какую именно взрывчатку использовали террористы, здешние спецы могут по миллионной доле грамма, даже по миллиардной. Под силу работа и с меньшим количеством, но это уже чревато погрешностями.

- Мы как-то раз проводили такой эксперимент, - рассказал мне Владимир Еремин, зам. начальника Института криминалистики, сам бывший взрывотехник. - Взяли пробы с поручня в метрополитене - и нашли взрывчатое вещество. Дело в том, что в любом крупном городе, где есть завод по производству взрывчатки, ее микроскопические следы можно найти на руках и одежде любого человека, даже ребенка. Поэтому за углом от места взрыва мы берем еще и контрольные пробы - для большей точности.

В основном сотрудникам ФСБ приходится иметь дело с несработавшими, или, как здесь говорят, "зависшими", устройствами: схема сделана неправильно, или пайка отошла, или - инициирующий заряд слишком маленький. Иногда бомба может не взорваться даже из-за мороза.

Нередко подрывники используют принцип дистанционного управления. Первое время для этого применяли модели игрушек, сейчас перешли на автомобильную сигнализацию (у нее радиус действия больше). Последний писк - мобильный телефон. Набрал нужный номер - и читай криминальные сводки. В целом же фантазия сборщиков взрывных устройств пределов не имеет.

- Несколько лет назад, - припомнил Еремин, - одна группа поставила на поток производство мин замедленного действия в форме пивных банок и пачек от сигарет. Мы ходили да на банки из-под пива косились. Ногой дотронешься - упала, хорошо. Взрывотехники ФСБ работают с бомбами осторожно, с помощью почти фантастического оборудования. В этом я убедился уже в учебном классе отдела. Внешне класс как класс - преподавательская кафедра, два десятка стульев (правда, без парт). Вот только наглядные пособия такие, что с непривычки глаза разбегаются.

- Раньше, когда к нам новички приходили, им первое время даже не говорили, чем они будут заниматься, - по ходу дела поведал Еремин. - А сегодня, чтобы привлечь новые кадры, потенциального кандидата можем в этот класс уже после второй встречи привести. У парня сразу глаза загораются: "Хочу работать!" Чего стоит, например, легендарный робот-сапер. На "рабочие" выезды, правда, ездит "ирландец", а в классе обосновался его английский коллега. Но принцип действия у всех один. Ими управляет со специального пульта оператор, внимательно контролирующий по мониторам все действия.

- Экзамен на управление "сапером" обычно так проходит, - продолжил Владимир Константинович. - Робот должен взять бутылку с минералкой, открыть ее, налить воду в стакан и преподнести его экзаменатору.

Иногда роботов используют в еще более нетрадиционных целях. Они, например, разносят тарелки во время внутренних посиделок или дарят девушкам цветы. А вот в специальном защитном костюме перед дамами особо не побравируешь - тяжел больно. Я с трудом поднял его с пола. Но Еремин заверил: несмотря на внушительный вес, работать в таком облачении легко, комфортно и, что самое важное, безопасно.

- Раньше-то как было, - пустился он в воспоминания, - рубашечку надел, галстучек - и вперед. Помню, лет двадцать назад отправились на выезд в Калининградскую область. Там один "химик" у себя в голубятне такую лабораторию взрывчатых веществ устроил, что сам боялся к своим склянкам притронуться: заявление в органы написал, чтобы навели порядок. И вот мы потихонечку, без всяких защитных приспособлений взяли эти пузырьки, выкопали на берегу Волги ямку и там взорвали. А метрах в двухстах женщины белье в реке стирали. Когда рвануло, одна из них с испугу в воду упала... Теперь-то с защитным костюмом работать гораздо безопаснее. Я как-то ради эксперимента попросил ребят швырнуть меня в нем о стену. Абсолютно ничего не почувствовал.

Костюмчик - удовольствие не из дешевых: купили его фээсбешники в Канаде, и стоит он сегодня порядка $17-18 тысяч. Правда, недавно по заказу института приступили к пошиву подобных и у нас в стране.

ПО ГОЛОСУ ЗДЕСЬ "РИСУЮТ" И ВНЕШНОСТЬ, И БИОГРАФИЮ

Между прочим, в России мастерят сегодня лучшие в мире контейнеры для перевозки взрывных устройств: от громадных емкостей, в которые можно запихнуть до 5 кг взрывчатки, до небольших металлических капсул. Образцы - здесь же, в учебном классе. Один из контейнеров - словно беременный: после экспериментального взрыва на полигоне у него раздуло бока - самое страшное, что может случиться во время непредвиденной детонации.

Иностранные аналоги более громоздки и уступают российским. Несмотря на это, в очередь за покупками в Институт криминалистики ФСБ спецслужбы других государств выстраиваться не спешат. Защищают своего "отечественного производителя".

Но кое-какими секретами на международном уровне делиться все-таки принято. Ежегодно в Германии собирается симпозиум взрывотехников, где они обмениваются опытом и хвалятся достижениями. Владимир Еремин гордо отметил, что специалисты ФСБ в Европе на очень хорошем счету.

Приезжают поучиться у наших профессионалов и иностранцы - ирландцы, кубинцы... Они же вручают и всякие сувениры - от памятных значков до плюшевых мишек. Одаривают саперов и российские коллеги. Особенно из этих презентов запомнился небольшой вороненый браунинг: по версии дарителей из РУБОПа, именно из него в 1918 году Фанни Каплан стреляла в Ленина.

Эти мужики работали и в Чернобыле, и на "Курске", и в здании "Норд-Оста". Формально же - институт как институт: доктора наук, кандидаты... Но группа его сотрудников из 6 человек круглосуточно находится в дежурной части УФСБ по Москве и области. В их компетенции - самодельные взрывные устройства. Если обнаружат где такое, небольшой оранжевый автобус, прозванный за цвет "апельсином", мгновенно выезжает на место. Эта передвижная лаборатория ничуть не уступает зарубежным аналогам, и в ней есть все, что делает работу взрывотехников ФСБ одной из самых безопасных в стране.

В доказательство Еремин показал памятный стенд с именами всех взрывотехников института за все 25 лет его существования (институт создали в 1977 году, после терактов в Москве, совершенных армянскими националистами). При исполнении служебных обязанностей погиб только один - подполковник Михаил Чеканов, и было это восемь лет назад.

К слову, преступников тогда вычислили. В Институте криминалистики ФСБ есть еще много закрытых спецлабораторий, в которых работают уникальные специалисты. По почерку здесь, например, восстанавливают психологический портрет подозреваемого, по голосу определяют его внешность и часть биографии, по частичке перхоти могут провести идентификацию. А три года назад, когда погибла семья работника ФСБ, убийцу нашли по одному только волосу.

Телефон доверия:
(495) 224-2222 (круглосуточно)

107031, г.Москва,
ул.Большая Лубянка, дом 1

Веб-приемная

© Федеральная служба безопасности Российской Федерации, 1999 - 2021 г. При использовании материалов ссылка на сайт ФСБ России обязательна.