Если вы обладаете любой информацией о совершенных или готовящихся терактах, просьба обращаться в ФСБ России по телефонам:
+7 (495) 224-22-22     8 (800) 224-22-22

КТО БУДЕТ БОРОТЬСЯ С ТЕРРОРИЗМОМ?

КТО БУДЕТ БОРОТЬСЯ С ТЕРРОРИЗМОМ?
01.12.2004

Олег ШВЕДКОВ, Александр ВОЛКОВ

"Политика". N 69. Декабрь 2004 года

КТО БУДЕТ БОРОТЬСЯ С ТЕРРОРИЗМОМ?

Данная статья задумывалась, как попытка найти объяснение некоторым причинам распространения терроризма в России с позиции организации противодействия этому уже глобальному, динамичному и расширяющемуся явлению современности. Но лавинообразные политические события на Украине, приведшие к дестабилизации всей политической системы одного из крупных государств Европы, еще сильнее укрепили мнение авторов о том, что главной и реальной силой, способной остановить как терроризм, так и политический экстремизм была, есть и будет военно-полицейская составляющая государства.

В контексте с терроризмом об этом говорили многие политики, политологи и политические обозреватели, и не хотелось бы повторять расхожие мысли, но во взаимосвязи с политическим кризисом у нашего юго-западного соседа проблема готовности "силовых" министерств и ведомств к противодействию терроризму и экстремизму становится краеугольной.

Казалось бы, что общего в прекращении "апельсинового шабаша" на Украине (характеристика, данная уважаемым Ю.М. Лужковым) и организацией противодействия терроризму в Российской Федерации? Как ни странно, общее есть - это низкая готовность к подобного рода явлениям, которые почему-то всегда "приходят неожиданно".

Наверное, сегодня многим понятно, что нерешительность в действиях против откровенно неконституционных шагов оппозиции со стороны легитимного Президента Украины Л.Д. Кучмы вызвана тем, что ни Вооруженные силы, ни органы правопорядка не готовы к решительным действиям против политических экстремистов и, прежде всего, против их лидеров, прикрывающихся хорошо организованной, щедро финансируемой, идеологически разогретой толпой, которая, в свою очередь, влияет на огромные людские массы. Вот так и наши военнослужащие, представители спецслужб и органов внутренних дел недостаточно эффективно противостоят терроризму. И в этой связи нам бы хотелось остановиться на социально-экономических факторах деятельности тех, кого мы называем военнослужащими.

В своих рассуждениях мы часто пытаемся опираться или ссылаться на американский или европейский опыт, описываем достоинства этих цивилизованных государств, их достижения в экономике, политике и социальной сфере, завидуем их стабильности и успешности. При этом упускаем, что одним из основных факторов устойчивости этих политических систем являются армия, полиция, спецслужбы. Но даже когда мы признаем их роль, как станового хребта государственности, мы мало задумываемся над тем, что эти институты состоят из отдельных людей - людей в погонах.

Так вот в этих "цивилизованных" государствах давно уже поняли - хочешь иметь стабильную политическую систему - не жалей денег на тех, кто ценой своей жизни будет защищать твой покой и сон, бизнес и быт. Ведь не даром денежное содержание командира американского авианосца или ракетного подводного крейсера соизмеримо с зарплатой вице-президента или госсекретаря, а офицер королевских вооруженных сил Великобритании является одним из самых высокооплачиваемых государственных чиновников. При этом рядовой состав тоже не в обиде. Именно поэтому Президент США или Премьер-министр Великобритании вправе рассчитывать на то, что армия не подведет не только за пределами своих государств, но и при решении внутренних задач. Это в полной мере касается и других силовых структур.

А что имеем мы? А мы имеем реформирование: Вооруженных сил, других федеральных органов исполнительной власти, где законодательством предусмотрена военная служба. И начато это реформирование еще в конце 80-х годов прошлого столетия, как механическое сокращение всего и вся - материально-технического обеспечения, поступлений новых видов оружия, войсковых частей и соединений, военной техники и военных городков, самих военнослужащих. И проходит оно мучительно трудно и до сих пор. Но не это предмет наших размышлений. Нас интересует социально-экономическая и правовая составляющие военной службы и их влияние на эффективность и боеспособность наших силовых министерств и ведомств.

За период существования суверенной России и, соответственно, ее военной организации мы получили качественно нового военнослужащего (речь, прежде всего, идет об офицерах).

Современный офицер - человек без идеологии, и это серьезный минус. Идеологии просто нет в обществе, она разрушена классовыми, политическими, религиозными и иными противоречиями. Откуда же ей взяться в армии? Попытка заполнить этот пробел патриотическими идеями пока должного результата не дает. Слишком слабы они. Попробуйте объяснить полунищему офицеру, почему он должен нести дополнительные нагрузки, сверхурочные дежурства и вахты, в то время как за 7-8 дежурств по охране какого-нибудь "коммерческого" объекта он получит сумму, превышающую его месячное денежное довольствие. Будет ли думать офицер о том, как повысить боевую готовность, если его денежного содержания хватает только на еду и предметы первой необходимости? У большинства офицеров мысли об одном - где бы дополнительно заработать. Отсюда второй постулат - современный офицер - это представитель бедного слоя общества.

Профсоюз военнослужащих в 2001 году провел опрос военнослужащих в 27 административных центрах субъектов Российской Федерации (опрошено 632 чел.). Цифры ужасающие:

- 52% офицеров имеют дополнительный приработок, из них 29% - постоянный;

- еще 24% имеют иные источники получения средств к существованию (сдача в наем жилья, дачный участок, рыбалка и т.д.);

- почти в каждой пятой офицерской семье основной источник денежного содержания - заработная плата жены или другого члена семьи.

В Москве почти 80% слушателей военных академий имеют дополнительный доход. Будут ли эти люди думать о службе?

Сегодня многие отношения в армии стали базироваться на денежной основе. Перевод к новому месту службы, на вышестоящую должность - стоят денег. Поступаешь в военный ВУЗ - ищи финансы. В самих ВВУЗах выстроена четкая система поборов от курсанта до ротного и выше. Чтобы получить положенные виды довольствия (те же отпускные, путевки и т.д.) - опять плати. Почти каждый второй полученный государственный жилищный сертификат выписан за мзду от нескольких сотен до нескольких тысяч долларов США.

Все это стало повседневностью в мирных условиях. Но страшно и то, что подобное творится в зонах боевых действий. Военнослужащие, честно исполнившие свой долг в той же Чечне, годами не могут получить боевые. Те, кто несколько лет спал в обнимку с автоматом в Таджикистане, приехав в Россию, узнают, что должны почти 30% стоимости отправленных контейнером своих личных вещей отдать за какие-то таможенные сборы. Зачем же удивляться, что милиционер или военнослужащий на блок-посту за деньги пропускает отряд боевиков, а "тыловик" снабжает их оружием и боеприпасами?

Центральным Комитетом профсоюза в 2004 году проанализирована (в том числе и на основании почти 1500 анкет, поступивших из 30 региональных организаций профсоюза военнослужащих) ситуация в сфере социальной защиты военнослужащих, граждан, уволенных с военной службы, и членов их семей. К сожалению, вывод напрашивается неутешительный - за последние два года произошло беспрецедентное наступление на права данной категории населения.

Несмотря на произведенное в 2003 году повышение должностных окладов и окладов по воинскому званию военнослужащих в связи с принятием инициированного Правительством Российской Федерации Федерального закона "О внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации по вопросам денежного довольствия военнослужащих и предоставления им отдельных льгот", - реальное увеличение денежного довольствия получилось незначительным. 12% этого "повышения" было съедено инфляцией, более чем 60%-ным резким повышением стоимости жилищно-коммунальных услуг, а главное - отменой важнейших льгот по 50%-ной оплате жилья и коммунальных услуг.

Заверения о том, что повышение денежного содержания существенно превысит перечисленные негативные процессы, - оказались мыльным пузырем. К тому же, Правительство пошло на прямое нарушение действующего Закона, не предусмотрев в федеральном бюджете на 2004 год средств на индексацию должностных окладов и окладов по воинскому званию. Более того, за последние годы из ФЗ "О статусе военнослужащих" были изъяты 22 нормы, касающиеся социальных льгот военнослужащих. Четыре отменены, 5 изменены, а 13 приостановлены.

Принятый законодательной властью Федеральный закон Российской Федерации от 22 августа 2004 г. N 122-ФЗ "О внесении изменений в законодательные акты Российской Федерации и признании утратившими силу некоторых законодательных актов Российской Федерации в связи с принятием федеральных законов "О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации" и "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации", к сожалению, существенно ухудшает и без того почти бедственное положение действующих военнослужащих и военных пенсионеров.

Предусмотренные им отмена освобождения от налогов за пользование земельными участками и лишение права по бесплатному обеспечению земельными участками военнослужащих, отмена льготы по бесплатному проезду в городском и междугородном общественном транспорте, ухудшение действия системы медицинского и санаторно-курортного обслуживания не могут не заставить задуматься служивого человека над вопросом: "Ради чего я должен рисковать своей жизнью, гробить свое здоровье, если и я и моя семья влачат нищенское существование?"

За последние 2 года мы видим, что в государстве не было принято ни одного нормативного документа, направленного на улучшение социально-экономического положения военнослужащих и их семей. Зато под шумок преобразований в интересах человека в погонах за последние годы из Федерального закона "О статусе военнослужащих" и, кстати, признанного одним из самых лучших законов в отношении военнослужащих в мире, уже изъяты почти все основополагающие льготы.

На фоне тотального наступления на экономические права военнослужащих изменяется отношение и "третьей власти" к их проблемам. Еще недавно суды были единственной реальной силой, стоящей на страже их прав. К сожалению, сегодня их деятельность ограничена различными Постановлениями Верховного Суда, передачей части дел по подведомственности в военные суды и т.д. Закрытость военных ведомств, отсутствие системы общественного контроля и зачаточное состояние гражданского контроля над их деятельностью оставляют военнослужащих один на один с теми командирами и начальниками, которые единоначалием прикрывают правовой беспредел в отношении своих подчиненных.

Все мы, в той или иной степени, знаем историю нашего государства и, соответственно, историю ее Вооруженных сил. Память подсказывает, что у российского офицерства уже было три критических периода:

1. 1917-1921 г.г. - массовое истребление офицерского корпуса - но это была классовая борьба.

2. На рубеже 1930-1940-х годов ХХ-го века - физическое уничтожение тысяч офицеров - но это была политическая борьба.

3. Конец 1980-х - начало 1990-х годов - циничное унижение "людей в погонах" - но это итоги распада СССР и смены одной модели общества на другую.


Сегодня нам говорят, что общество стабилизировано, что наметился экономический подъем. Но почему в этих условиях делается все для того, чтобы создать 4-й критический период - изгнать из армии профессиональный кадровый состав, ее костяк - офицеров?

По данным Министерства обороны Российской Федерации сегодня 36% семей военнослужащих находятся за чертой бедности, 83% лейтенантов не собираются служить в Вооруженных силах Российской Федерации до предельного возраста. Около трети выпускников военных ВУЗов снимают с себя погоны и используют свои дипломы вне армии. Так, из 1500 выпускников Ярославского военно-финансового института 2000-2002 годов выпуска службу сегодня продолжают только три офицера.

Счетная палата Российской Федерации оценивает потери от "отсева" лейтенантов в 16 миллиардов рублей. Это прямая связь между престижем военной службы и социально-экономическим положением "людей в погонах".

Замедлившийся в начале 2001-2002 г.г. процесс массового исхода офицерского звена из Вооруженных сил Российской Федерации, связанный с надеждой, что Президент, выходец из военной среды, поднимет армию, поднимет понятие "офицер" - начинает набирать новые обороты. По нашим данным почти 70% офицеров не видят перспектив в дальнейшей службе, только 21% готов служить до предельного срока службы.

Предусмотренное вступающим в силу с 01.01.2005 г. Федеральным законом N 122-ФЗ повышение денежного содержания военнослужащих только за счет увеличения ежемесячной надбавки за сложность, напряженность и специальный режим военной службы ведет к тому, что останется неизменным размер "военных" пенсий. А высказывания главы Минэкономразвития Г.О. Грефа о необходимости отмены "северных" пенсий, ухудшение законодательства в вопросах обеспечения военнослужащих жильем - кардинально меняют перспективы повышения престижности военной службы.

Подобная картина наблюдается в отношении всех силовых министерств и ведомств. В этих условиях теряется преемственность в боевой подготовке и учебе, а главное - традиции воинских коллективов.

В этой связи возникает несколько вопросов:

1. Почему важнейшие вопросы государственности - оборона и безопасность - должны зависеть от решений "бухгалтерии с Ильинки"?

2. Понимают ли исполнительная и законодательная власть, что сегодня только единственный фактор делает нас крупной военной державой - ракетно-ядерное оружие?

3. Можно ли рассчитывать на эффективную деятельность армии, МВД, спецслужб, если военнослужащие и сотрудники этих структур живут в районе рубежа бедности?

4. И, наконец, если военная служба - это особый вид федеральной государственной службы, то в чем сегодня заключается эта особенность?


Исходя из вышеизложенного напрашивается вывод - сегодня у человека в погонах практически нет внутренних мотивов для самоотдачи на "государевой" военной службе и нет внутренней готовности достойно выполнять воинский долг, мужественно защищать свободу, независимость и конституционный строй России, народ и Отечество, как того требует Военная присяга. И констатировать этот факт нам - профессиональным военным - обидно и горько.


Телефон доверия: (495) 224-2222 (круглосуточно)
Почтовый адрес: г.Москва. 107031, ул.Большая Лубянка, дом 1/3

© 2019. © Федеральная служба безопасности Российской Федерации. 1999 - 2019 г.
При использовании материалов ссылка на сайт ФСБ России обязательна.