Размер шрифта Цвет:       Доп. настройки: Обычная версия сайта

Интервал между буквами и строками: Стандартный Средний Большой

Свернуть настройки Шрифт: Arial Times New Roman

Если вы обладаете любой информацией о совершенных или готовящихся терактах, просьба обращаться в ФСБ России по телефонам:
+7 (495) 224-22-22 8 (800) 224-22-22
Для получения информации о порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию российских и иностранных граждан (лиц без гражданства), выдачи пропусков для въезда (прохода) лиц и транспортных средств в пограничную зону, выдачи разрешения на неоднократное пересечение иностранными судами государственной границы Российской Федерации на море обращаться в ВЕБ-ПРИЕМНУЮ ФСБ России

Для получения справочной информации обращаться в ПОГРАНИЧНЫЕ ОРГАНЫ

ОПЕРАЦИЯ "ФИНАНСИСТ"

26.05.2001
Александр Витковский
"Парламентская газета". 26.05.2001 года.
Более пятнадцати лет сотрудники наших спецслужб держали "под колпаком" работу военно-морской разведки США

Еще не улеглись страсти вокруг ареста и суда над бывшим кадровым сотрудником разведки ВМФ США Эдмондом Поупом, а в ФСБ России нам сообщили новую сенсацию. Эта операция против американской военно-морской разведки была далеко не первой в истории отечественных органов госбезопасности.

Мы публикуем уникальные материалы оперативной разработки сотрудников разведки ВМС США, которая длилась более 15 лет. За эти годы мир пережил многое. Война во Вьетнаме, культурная революция в Китае, события в ЧССР... И все это так или иначе находило свое отражение в незаметном для стороннего глаза поединке, который вели между собой две могущественные спецслужбы мира. Классическая интрига - вербовка американскими разведчиками русского шпиона и получение с его помощью секретной информации - была дополнена главным обстоятельством: практически вся работа спецслужб США велась по сценарию, разработанному на Лубянке. Прокомментировать некоторые этапы оперативной игры мы попросили одного из главных разработчиков и активного участника контрразведывательной операции - генерала органов безопасности в отставке Евгения Алексеевича Телегуева.

История эта началась еще в Первую мировую войну.

Русский матрос Матвей Мельничук плавал в ту пору на российских торговых судах. Вихри революции и Гражданской войны забросили его в Шанхай. В годы Второй мировой он служил в военно-морских силах США, затем остался в Сеуле, В 1950 году, когда войска Северной Кореи захватили этот город, Мельничук был арестован и депортирован в СССР. Отсидел свое, а когда вышел, стал искать способы, как получить по оставшимся у него после службы в ВМС США финансовым чекам довольно крупную по тем временам сумму - более шести тысяч долларов. Но дело не ладилось. Находясь в загранплавании, один из его друзей представил чеки в американское консульство в Осаке некоему Винценту. Но тот вместо денег дал моряку расписку и монету с просверленной дыркой. Вторая, точно такая же, осталась у самого Винцента.

ВОПРОСЫ ЭКСПЕРТУ

- Евгений Алексеевич, начало - словно в детективе. Особенно эти монеты с дыркой.

- Две монеты, просверленные насквозь в определенном месте, - классический образец вещественного пароля. Одна остается у представителя спецслужбы, вторая передается агенту. На очередной встрече, когда бы и где она ни происходила, и кто бы в ней ни участвовал, совмещение монет и точное совпадение отверстий свидетельствовали о том, что встречаются люди, которые могут друг другу доверять.

Казалось, Мельничук испробовал все возможные варианты вернуть доллары. Тщетно.

Вот тут-то и свела судьба бывшего американского моряка с подменным капитаном Дальневосточного пароходства, ходившим время от времени в загранрейсы. Следуя требованиям конспирации, назовем его вымышленной фамилией Караваев.

Их шапошное знакомство состоялось давно, когда Мельничук участвовал в ремонтных работах корабля, на котором Караваев плавал после окончания училища. И вот через 10 лет они встретились в больничной палате. Полмесяца, проведенные в стенах лечебницы, сблизили их. Караваев согласился во время ближайшего рейса в японские порты наведаться в американское консульство, предъявить расписку и напомнить американцам о чеках. На всякий случай и просверленную монету решил с собой прихватить.

Вероятно, Караваев не особенно представлял опасность затеянного предприятия.Будучи человеком с авантюрной жилкой, он не смог устоять против соблазна новых приключений. Тем более и дело-то казалось плевым. Он уже неоднократно бывал за границей и не испытывал трудностей с выходом на берег. Знал, как оторваться от группы во время прогулок по городу, найти нужную улицу, заглянуть в ресторан с запретным для советских граждан стриптизом.

ИЗ МАТЕРИАЛОВ РАЗРАБОТКИ

"В ходе проведения оперативно-технических мероприятий 08.12.65 года Управлением КГБ СССР по Приморскому краю установлено, что Караваев по прибытии корабля в порт Осака сошел на берег и позвонил в консульство США. В разговоре выяснил, что Винцент у них не работает, но договорился о встрече с американским консулом Гриффином. Встреча состоялась позже в помещении консульства. Американец не отреагировал на монету с дыркой и посоветовал обратиться в консульство США в г. Кобе к г-ну Джону Коффе".

В порту Кобе Караваев посетил консульство США. В разговоре с ним приняли участие г-н Коффе и человек, представившийся Винцентом. Произошел обмен вещественным паролем (монеты), после чего Караваев был подвергнут детальному опросу по широкому кругу проблем, связанных с его работой, взаимоотношениями с Мельничуком, возможностями бывать в загранплаваниях. Затем Винцент заявил Караваеву, что готов заплатить ему деньги, но не по векселям Мельничука, а за предоставление интересующей их информации по Владивостоку. Караваев не ожидал такого развития событий, был смущен, несколько подавлен и пытался отказаться от продолжения встречи".

Словом, состоялся хрестоматийный вариант вербовочной ситуации. Мощное психологическое давление с элементами шантажа (откажешься от продолжения контактов с нами - сообщим твоему начальству о посещении американского консульства, и прощайся тогда с загранрейсами) привело к тому, что Караваев был вынужден согласиться на новую встречу с американцами.

На следующей встрече вербовка Караваева была завершена. Получением денег и составлением подписки было закреплено его согласие на конфиденциальное сотрудничество с разведкой США. Своему новому агенту американцы присвоили псевдоним "Виктор".

ВОПРОСЫ ЭКСПЕРТУ

- Почему, зная о намерениях Караваева встретиться с американцами, вы не препятствовали этому или сами не вышли на контакт с ним?

- Не было никакого смысла мешать Караваеву осуществить его намерения. Да, он встретился с американцами, но у него не было умысла изменить Родине. А что касается второй части вашего вопроса - на первом этапе операции мы делали то, что на оперативном сленге называется "использовать втемную". Мы предполагали, что он получит вербовочное предложение от американцев, и считали, что его поведение в этой ситуации должно быть естественным. Мы полагали, что он сам придет к нам. Как показали дальнейшие события, так и случилось. На этом можно было бы и поставить точку, но завязавшаяся с американской разведкой игра не могла быть прекращена. Закон жанра, как говорится, требовал продолжения.

Месяц бежал за месяцем, год за годом. Жизнь бурлила, словно вода за кормой. Телефонные звонки "Виктора" с обусловленными фразами, встречи с Винцентом и другими сотрудниками американской разведки в гостиничных номерах японских городов и вопросы, вопросы, вопросы. Американцев интересовало буквально все: телефонные справочники Владивостока и других близлежащих городов, типы и бортовые номера военных кораблей Тихоокеанского флота, ухудшение отношений между СССР и Китаем, глубины акваторий дальневосточных портов, навигационные карты, грузы, в том числе военная техника, переправляемая советскими судами во Вьетнам, военные учреждения и списки офицеров ТОФ, цвет дыма во время пусков ракет на военно-морских учениях и многое-многое другое.

Конечно, далеко не сразу поверили американцы своему новому конфиденту. Поэтому проверяли и его самого, и "добываемую" им не без участия нашей контрразведки информацию, тщательно отрабатывали способы связи, словесные и вещественные пароли, номера телефонов, места конспиративных встреч в других странах, и все это ради получения разведывательной информации.

Видимо, сведения, доводимые органами госбезопасности до американских разведчиков через "Виктора", были настолько хорошо продуманы, а действия исполнителя оперативного замысла контрразведчиков настолько естественны, что больше не вызывали опасений.

За пять лет "шпионской" работы много хозяев сменил "Виктор". Долговязый Роджер, он же Андрей, презирающий находящегося у него на связи русского агента за предательство своей Родины, но подаривший ему фотоаппарат с длиннофокусным объективом для съемки акваторий советских портов, военных кораблей и секретных береговых объектов. Дотошный Степан - начальник Винцента, - более всего интересующийся событиями в Чехословакии и атомными подводными лодками. Винтроп - специалист по Китаю и Вьетнаму. И, конечно, старый знакомый Винцент.

Расширилась и география проведения конспиративных встреч. Они проходили в Порегрунне (Норвегия), Фрипорте (Багамские острова), Кристобале (Панамский канал). 14 встреч провели с ним американцы. Из Испании, Панамы, Японии шли на подставные адреса американской разведки открытки и письма "Виктора" с условными текстами. А на имя William Т. Ardis Р.О.В. 1057 Charch str. Station New-York. 10008, New-York. USA он отправил посылку с отснятыми на фотопленку кораблями Тихоокеанского флота и военными объектами береговой инфраструктуры. Естественно, вся информация тщательно подбиралась и оценивалась аналитиками нашей контрразведки.

Эти приключения не прошли бесследно для американского "шпиона". Сказалось напряжение нескольких лет трудной и рискованной работы. Проявились усталость, физические недомогания. Не ускользнули эти изменения и от врачей его родного пароходства. В связи с этим 1970 год стал для него годом временного списания на берег. Новость озадачила американских хозяев. Прежде всего они выяснили, как изменится объем и характер информации, которую сможет добывать "агент", затем стали склонять его к продолжению сотрудничества в новых условиях. Но для этого необходим новый способ связи. Старый вариант - посылка писем из зарубежных портов - уже не годился. Договорились, что по внутрисоюзному почтовому каналу в адрес "Виктора" будут направляться открытки с текстами бытового характера, но с обязательным упоминанием слов "трубка" и "Антон". В этом случае открытку необходимо расслоить и извлечь спрятанное внутри сообщение.

Три года работы на берегу не принесли каких-либо особенных результатов. Посещавшие порт иностранцы особого интереса к "Виктору" не проявляли, открыток с оговоренными условностями на его адрес не поступало.

ВОПРОСЫ ЭКСПЕРТУ

- Действительно, почему американцы на три года словно забыли о своем источнике?

- Забыть они не могли. Работая с "Виктором" за пределами СССР, они чувствовали себя вполне комфортно и спокойно. Но контакты на территории нашей страны - это еще и вопрос личной безопасности сотрудников американских спецслужб. Через моряков американских кораблей и дипломатов разведчики изучали возможность установления с ним связи, но, видимо, так и не решились на это.

В начале 1974 года в составе экипажа линейного судна "Виктор" опять вышел в море. Курс: Япония - Канада - США. Из Японии на подставной адрес он отправил письмо с указанием портов швартовки и сроков пребывания в Канаде и США.

Долгожданная встреча состоялась в 2 часа дня 26 января у городской почты Ванкувера. Вещественные пароли - трубка в зубах и японская монета в кармане - не потребовались. На связь с агентом вышел уже знакомый Роберт.

И вновь словно в вихре закружились лица, встречи, вопросы, инструктажи, шелест купюр. За неполные три недели сотрудники разведки провели со своим "агентом" семь встреч в Ванкувере и Олберни (Канада), Сиэтле и Портленде (США).

Будто пытаясь догнать упущенное время и возможности, американцы, что называется, с места перешли на форсаж. Прежде всего, перекрестный допрос, который Роберт на пару со своим коллегой Джоном, он же Иван, устроил своему "агенту". Где был, что видел, чем занимался, имелись ли контакты с КГБ, какую собрал информацию, каковы дальнейшие планы, есть ли возможность постоянно бывать за границей, адрес места работы, адреса и телефоны друзей и родственников, встречи с иностранцами на территории СССР. При этом все "обиды" "Виктора" за неоплаченный риск, "собранную за три года и уничтоженную" информацию (именно в этом направлении была разработана новая легенда), непонятные подходы американских дипломатов, а также робкие попытки "агента" отказаться от дальнейшего сотрудничества американцами попросту игнорировались. А вот намек по поводу невысокой зарплаты за опасный труд Джон понял сразу, и обещания солидных гонораров за будущую работу тут же были даны.

ИЗ МАТЕРИАЛОВ РАЗРАБОТКИ

"Под именем Джона в Канаде и США с "Виктором" встречался Аалто Джон Урхо, 09.09.27 года рождения, уроженец г.Даллас, штат Техас, гражданин США, по национальности финн, мать - немка, жена Изабелла - шотландка. Владеет русским языком, кадровый сотрудник Разведывательного управления Министерства обороны США. Во время Второй мировой войны служил в ВМС США. После войны окончил инженерный факультет университета, вернулся в ВМС США. С 1964-го по 1966 год работал помощником военно-морского атташе посольства США в Москве. Активно занимался разведывательной деятельностью, часто совершал поездки по стране, в ходе которых фотографировал военные объекты, собирал информацию с помощью спецтехники".

На одной из встреч американцы предложили "Виктору" пройти проверку на "детекторе лжи", но получили категоричный отказ. Видимо, дефицит времени, большой объем полученной от своего источника важной информации притупили бдительность американцев, и вопреки логике секретного сотрудничества отказ не очень насторожил разведчиков. Уже на следующий день они активно инструктировали "Виктора" по способам обмена тайнописной информацией. Здесь уже пришло время потеть и удивляться "агенту". Одно дело увлекаться шпионскими романами и совсем другое - самому размочить марку на открытке, осторожно извлечь из-под нее пленку величиной 3х4 мм и, приклеив ее водой к донышку обычного стакана, прочитать через фотообъектив текст более чем в сотню слов. Это были первые уроки тайнописного мастерства. Затем еще более серьезная работа - инструктаж и практические занятия по извлечению из почтовой открытки и чтению микроточки (для этого "агента" снабдили двумя лупами размером с рисовое зерно), а также по составлению шпионских сообщений с помощью тайнописной копирки - обычного на первый взгляд листа чистой бумаги. На очередной встрече, которая состоялась пару дней спустя в Портленде, "Виктору" детально рассказали о правилах составления шифрованных текстов. Вел эти занятия еще один разведчик по имени Майкл, судя по всему, крупный специалист в подобного рода вопросах.

Тут же давались задания на панорамную съемку Владивостокской бухты с береговыми объектами и военными кораблями, поиск карт крупных городских центров Дальнего Востока и Северо-Восточной части СССР. Однако и это не было главным.

ТАЙНИК

В Олберни встреча происходила в кемпинг-каре. Такими домами-автофургонами обычно пользуются туристы, путешествующие по побережью. Именно здесь приступили к разработке тайниковой операции на территории Москвы.

Закладку планировалось осуществить на обратной стороне рекламного щита, расположенного у церкви на Малой Коммунистической улице (метро "Таганская"). Тайник должен быть заложен в пачку из-под сигарет и специальной магнитной пластинкой прикреплен к щиту в темное время суток. Затем, пока работает метро, необходимо в районе станции "Краснопресненская" поставить метку - небольшую горизонтальную черту красного цвета, означающую, что тайник заложен. "Виктору" показывали фотографии мест закладки тайника и постановки меток, знакомили с маршрутами передвижения и схемами подходов. Все эти сведения, а также подставные адреса в Японии, Испании, Швеции, каждым из которых можно было воспользоваться только один раз, а также пароли для выхода связников и шифртаблицы были спрятаны в... стержень обычной шариковой ручки, которую передали агенту.

После очередной встречи расстались опять "друзьями". Уровень взаимного доверия был восстановлен увесистой пачкой стодолларовых купюр.

Сбор сведений по американским опросникам не вызывал у "агента" особых сложностей. С помощью контрразведки ему удалось "добыть" такой материал, за который бы ухватилась любая спецслужба: фотографии почти трех десятков крупнейших судов Краснознаменного Тихоокеанского флота, снятые на фотопленку образцы военной техники и боеприпасов, карты Приморского края, схемы портовых сооружений. В июне "шпиону" представился удобный случай - командировка в Москву, где кроме решения своих рабочих вопросов он лично отработал маршруты движения, места закладки тайника и постановки метки. Об этом он подготовил тайнописное сообщение и отправил на испанский адрес.

К концу августа "Виктор" "подготовил" весь объем материалов и на имя Hirosi Aoki отправил в Японию тайнописное письмо о готовности провести тайниковую операцию в сентябре 1974 года.

Вечером 21 сентября примерно в 22.00 "агент" вышел из гостиницы "Россия" и, как инструктировали американские разведчики, проехал до Таганки, прошел мимо церкви. На улице пустынно. Заложил контейнер - семь фотопленок и тайнописное сообщение, упакованные в пачку из-под сигарет "Ява-100", - на обратную сторону щита поближе к бетонному основанию забора. Убедился, что магнитные пластины держат хорошо. Осмотревшись и не обнаружив ничего подозрительного, "шпион" вернулся к метро и поехал на станцию "Краснопресненская", затем мимо зоопарка - к дому на Большой Грузинской. Вот и место для постановки метки. Но, зацепившись за шероховатости стены, мягкий красный столбик губной помады вылез из футляра и прилип к штукатурке. Пришлось размазать его пальцем. Метка получилась кривая и жирная. В гостиницу он вернулся около часа ночи.

ИЗ МАТЕРИАЛОВ РАЗРАБОТКИ

"Докладываем, в районе закладки тайника и постановки сигнальной метки зафиксировано появление автомашины с женами установленных американских разведчиков "Кида" и "Джери". Это дает основание полагать, что американцам известно о проведении "Виктором" тайниковой операции. Позднее отмечен проезд на автомашине в районе установленного тайника известного вам американского дипломата "Стинга".

Дополнительно информирую об обстоятельствах, могущих иметь значение при проведении операции:

1. Рядом с церковью находится общежитие, возле которого случаются драки. В частности, 24.09.74 года примерно в 23.30 в этом районе прозвучало 4 выстрела. Для расследования ЧП недалеко от места закладки тайника милицией был установлен пост силами одной машины (3 милиционера).

2. В течение всего дня 25.09.74 г. в стоящем рядом здании проводились пожарные учения.

Шли часы, дни, пролетела неделя. Но американцы так и не вышли на обработку тайника. Что могло случиться? Чего испугались разведчики?

Еще через неделю руководителями операции было принято решение тайник изъять самим, поскольку он не был приспособлен для долговременного хранения.

ВОПРОСЫ ЭКСПЕРТУ

- Евгений Алексеевич, это был провал оперативного мероприятия?

- Нет, это была ошибка американских разведчиков. Более двух лет подбирали они место для тайника. Сначала район Таганской площади посетил секретарь-архивист американского посольства Корбин. Месяц спустя он еще раз обследовал церковь на Большой Коммунистической.

Вскоре эту же церковь внимательно осматривал и фотографировал 2-й секретарь посольства Дюмейн. Еще через год большой интерес к этому месту проявила гражданка США Гаттеридж. Не жалея фотопленки, она снимала церковь и прилегающий к ней район.

- И тем не менее выбор оказался неудачным?

- Да. Американцы не учли несколько важных деталей. Прежде всего, молодежное общежитие и пьяные драки по вечерам. Агенту, закладывающему тайник, или разведчику, изымающему его, запросто могли попортить физиономию пьяные хулиганы. И, наконец, его величество случай. Никто не мог предусмотреть выстрелов и учений пожарников. Очевидно, что пожарные и поливочные машины, выставленный на несколько дней милицейский пост напугали американских разведчиков и они отказались от обработки тайника, заподозрив засаду. Не исключено, что они не пошли на рискованное мероприятие и по политическим причинам. В те дни шла активная подготовка к встрече руководства СССР с президентом США Фордом во Владивостоке, а в канун таких важнейших политических мероприятий рискованные шпионские операции обычно не проводятся.

А "Виктор" тем временем жил интересами своей работы (его ожидало повышение по службе) и "сбором" новой информации для своих американских партнеров. Новая должность обеспечивала ему доступ к информации, которая обязательно заинтересовала бы американцев. Поднакопив основательный пакет "секретных документов", он стал готовиться к очередной тайниковой операции.

5 июня в Токио на адрес Shigeru Nakajima от него проследовало письмо с бытовым содержанием и тайнописью: "Должен быть в Москве 14-16 июля 1975 г. Положу новые материалы". Но меньше чем через месяц на имя "агента" пришло письмо: "... Слыхал, что Вы собираетесь в Москву... к сожалению, меня здесь не будет... Пошлю Вам открытку из Японии. Антон".

Почему письмо, а не открытка? И под наклеенной почтовой маркой ничего нет. В чем смысл этого послания? Проведенная контрразведкой проверка показала, что письмо было отправлено из Москвы одним из установленных разведчиков посольской резидентуры США. После некоторых раздумий чекисты отказались от проведения тайниковой операции и стали ждать, как будут разворачиваться события.

Наконец в конце сентября на домашний адрес "шпиона" из Кобе пришла открытка с изображением милого пса с грустными глазами. Вот здесь-то и пригодилась крохотная линза размером с рисовое зерно. Изъяв и проявив микроточку (действительно "микро" - ее размер не более 1мм), "Виктор" согласно инструкциям наклеил ее сахарным сиропом на линзу и, поднеся как можно ближе к глазу, прочел текст: "...Мы рады, что письмо дошло и Вы сообразили не класть пакет на церковь... Ищем способ для безопасной связи, а также доставить сумму денег. Наши письма будут посылаться из азиатских портов... Посылайте письма в Японию с ответами на вопросы: что хотите доставить нам? Что положили на церковь в сентябре 1974 года? Планы по отношению к службе и путешествиям... Привет".

С помощью тайнописной копирки было подготовлено послание, в котором "агент" высказал свои сомнения. Его отправили на подставной адрес в Японию на имя Hirosi Aoki. Ответ пришел только летом следующего года. Обработав и прочитав через "рисовое зерно" микроточку, заложенную по давно отработанной схеме в первую и последнюю буквы слова "предприятия", контрразведчики узнали, что деньги американцы приготовили и хотели бы получить новую секретную информацию.

Дни шли за днями, но контрразведка не фиксировала со стороны прибывавших во Владивосток иностранцев никакого интереса к "Виктору". Караваев был назначен на высокую руководящую должность и получил доступ к действительно секретным сведениям, спрятать которые от американцев в этой ситуации было практически невозможно. И каким бы заманчивым ни представлялось продолжение оперативной игры, но сохранность государственных секретов была важнее.

Весной 1977 года "Виктора" включают в официальную делегацию, отправляющуюся в Окленд (США). Об этой поездке он умышленно не информирует своих американских кураторов.

В ночь с 14 на 15 апреля в гостиничном номере Окленда, куда поселили "агента", раздался телефонный звонок. Спросили "Виктора", назвали пароль и настойчиво требовали встретиться для обстоятельной беседы. Получив в ответ категоричный отказ, сдобренный русским матерным загибом и собственными "обидами" (как того требовала отработанная "Виктору" линия поведения), абонент стал упрашивать хотя бы о двухминутной встрече прямо сейчас, ночью. Но "агент" ответил, что поделиться с американскими друзьями ему нечем, а попусту рисковать и тратить время он не желает - не позволяет новая должность и высокий авторитет. На этом закончились и разговор, и оперативная разработка военно-морской разведки США.

ВОПРОСЫ ЭКСПЕРТУ

- Евгений Алексеевич, каковы же итоги оперативной игры?

- Судите сами. Выявлено более десятка разведчиков ВМФ США, специализирующихся на работе против нашей страны. А это значит, что их оперативная деятельность стала нами контролироваться. Установлены формы и методы агентурно-оперативной работы американской военно-морской разведки. Получены сведения об используемых ими секретных приемах и способах, в том числе и с позиций третьих стран. Я уже не говорю о почтовых адресах, паролях, явках и куче других, необычайно ценных для контрразведки материалов. Определив "почерк" американских разведчиков, нам было легче выявлять их настоящую агентуру. И когда при аресте какого-либо нашего источника американцы сваливают на него все свой провалы, они явно лукавят. Полученные в ходе этой игры сведения помогли нам напасть на след действительно серьезных американских шпионов. Ну и, наконец, 15 лет мы отвлекали силы, средства и деньги американской разведки на "негодный объект", продвигая через него не только "дезу", но и выгодную нам политическую, военную и экономическую информацию.

С тех пор подходов к "Виктору" американцы не делали никогда.

Телефон доверия:
(495) 224-2222 (круглосуточно)

107031, г.Москва,
ул.Большая Лубянка, дом 1

Веб-приемная

© Федеральная служба безопасности Российской Федерации, 1999 - 2022 г. При использовании материалов ссылка на сайт ФСБ России обязательна.